Статья 105 и 162 ук рф

11.10.2018 Выкл. Автор admin

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ УБИЙСТВ,
СОПРЯЖЕННЫХ С РАЗБОЕМ

Пунктом «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ предусмотрена ответственность за убийство, сопряженное с разбоем.

Убийство — это умышленное причинение смерти другому человеку (ч. 1 ст. 105 УК РФ), разбой — нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (ч. 1 ст. 162 УК РФ).

В соответствии с примечанием к ст. 158 УК РФ под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и(или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Понятие «нападение» используется не только в ст. 162 УК РФ, но и в ст.ст. 37, 209, 227, 340 и 360 УК РФ. Однако в Уголовном кодексе не дано разъяснения данного термина. Оно имеется в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17 января 1997 г. № 1. В пункте 6 данного Постановления указано, что под нападением следует понимать действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения.

Согласно п. 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. № 1 убийство, сопряженное с разбоем, квалифицируется по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ в совокупности со статьей УК РФ, предусматривающей ответственность за разбой.

Аналогичная рекомендация содержится в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г. № 29, где в п. 22 отмечается, что такое убийство надлежит квалифицировать по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, а при наличии в действиях виновного в разбойном нападении других отягчающих обстоятельств (например, разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и т. п.) эти признаки объективной стороны разбоя должны быть указаны в описательной части приговора.

Большинство ученых(1) так же полагают, что действия лица, совершившего разбой и сопряженное с ним убийство, должны квалифицироваться по совокупности п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ст. 162 УК РФ.

Это подтверждается и судебной практикой.

Так, приговором Архангельского областного суда от 15 октября 2010 г. А. осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и признан виновным в убийстве Х. Д. во время разбойного нападения при следующих обстоятельствах.

9 января 2010 г. в период с 10 ч 35 мин до 12 ч 40 мин А. решил совершить разбойное нападение на Х. Д. и ее убийство с целью хищения у нее денег.

Реализуя задуманное, А. вооружился молотком и вошел в квартиру, где находилась потерпевшая.

В квартире, с целью хищения денег и убийства потерпевшей, А. напал на Х. Д., используемым в качестве оружия молотком умышленно нанес потерпевшей не менее восьми ударов по голове, причинив телесные повреждения характера тупой открытой проникающей черепно-мозговой травмы, расценивающиеся как тяжкий вред здоровью, от которых наступила смерть Х. Д. на месте происшествия, обыскал квартиру и похитил принадлежащие потерпевшей 15 600 рублей и не представляющую ценности бутылку водки, с похищенным скрылся и распорядился им по своему усмотрению(1).

От убийства, сопряженного с разбоем, когда предметом последнего являются находящиеся при потерпевшем вещи (деньги, часы и т. д.), необходимо отличать убийство с последующей кражей принадлежащего убитому имущества. С объективной стороны данные преступления похожи: и в том, и в другом случае потерпевшему причиняется смерть и происходит изъятие находящегося при нем имущества. Однако если второе деяние квалифицируется по ст. 158 УК РФ и ч. 1 ст. 105 УК РФ (когда убийство совершено, например, на почве личных неприязненных отношений), то квалификация первого предполагает более суровую ответственность по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ст. 162 УК РФ. Различие здесь необходимо приводить по субъективной стороне: при убийстве с последующей кражей умысел на хищение чужого имущества у виновного всегда возникает после причинения смерти потерпевшему, а разбой и сопряженное с ним убийство предполагают наличие умысла на завладение чужим имуществом до начала выполнения объективной стороны убийства.

Так, по делу С., осужденного Рязанским областным судом за разбой и умышленное убийство, сопряженное с разбоем, приговор был изменен потому, что вердиктом присяжных не было установлено совершение С. убийства с целью завладения деньгами потерпевшей.

Присяжные заседатели признали до-казанным, что 13 марта 2000 г. С. пришел в квартиру своей знакомой Б., в процессе общения с ней накинул ей на шею петлю и задушил. Затем он похитил из квартиры деньги и вещи, принадлежавшие по-терпевшей. Однако из вердикта не усматривалось, что умысел у С. на хищение имущества Б. возник до применения в отношении ее насильственных действий.

Поэтому его действия переквалифи-цированы с п.»в» ч. 3 ст. 162 УК РФ на п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ и исключено осуждение по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ(2).

Примером аналогичной квалификации является решение Новосибирского областного суда по делу Т. Т. в помещении торгового киоска в ходе совместного распития спиртных напитков совершил убийство своей знакомой Ж., нанеся ей удары ножом в жизненно важные органы, после чего завладел имуществом Ж., а также имуществом, принадлежавшим владельцу киоска.

Органами предварительного расследования действия Т. были квалифицированы

по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и п. «в» ч. 2 ст. 162 УК РФ как убийство, совершенное с особой жестокостью, сопряженное с разбоем, и разбой, совершенный с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Установив, что убийство Ж. было совершено Т. на почве возникших в результате ссоры личных неприязненных отношений и только после этого у него возник умысел на хищение чужого имущества, суд переквалифицировал действия Т. с п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ и ч. 1 ст. 105 УК РФ(1).

В пункте «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ признак сопряженности убийства с разбоем предусмотрен наряду с признаком «из корыстных побуждений», поэтому возникает вопрос о возможности квалификации одновременно по двум этим признакам.

О. С. Ивченко полагает, что «признаки корыстных побуждений и сопряженности с разбоем, хотя в чем-то и пересекаются, но характеризуют разные стороны убийства при отягчающих обстоятельствах», следовательно, делает она вывод, нужно указывать оба этих признака, так как «такая квалификация деяния будет юридически наиболее полно и точно отражать сущность совершенного преступления». Автор обосновывает свою позицию так: «Пункт “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ предусматривает ответственность за убийство из корыстных побуждений, а равно ответственность за убийство, сопряженное с разбоем, что… подчеркивает самостоятельность этих преступлений. Понятие корыстного убийства шире, чем убийство при разбойном нападении, вследствие чего убийство, сопряженное с разбоем, не может охватывать понятие убийства из корыстных побуждений. В отдельных случаях лицо, совершающее убийство, может не принимать участие в разбое, или обвинение в разбое может отпасть по обстоятельствам дела, но при наличии корыстных побуждений этот признак убийства остается»(2).

Большинство же ученых(3) приходят к справедливому, на наш взгляд, выводу, что в случае совершения убийства, сопряженного с разбоем, нет необходимости дополнительно вменять признак «из корыстных побуждений», поскольку а) сопряженность умышленного лишения жизни человека с разбоем означает обусловленность убийства данным преступлением, а следовательно, и его субъективными признаками(4); б) разбой совершается из корыстных побуждений и, соответственно, характеризуемое корыстными побуждениями убийство, сопряженное с разбоем, является частным случаем корыстного убийства(5).

Такой же позиции придерживается и суд. В Обзоре кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 1998 год указано, что убийство, совершенное по совокупности с разбойным нападением, характеризуется корыстными мотивами(6). В Постановлении от 28 апреля 2004 г. по делу Г. Президиум Верховного Суда Российской Федерации указал: «Суд первой инстанции правильно установил, что Г. совершено убийство в процессе разбойного нападения, однако излишне вменил квалифицирующий признак преступления — убийство “из корыстных побуждений”.

Отграничение убийства, сопряженного с разбоем, от оставления в опасности при совершении данного преступления проводится по субъективной стороне: в первом случае у виновного имеется прямой или косвенный умысел на лишение жизни человека, при оставлении в опасности виновный лишь ставит потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние при отсутствии умысла на убийство.

Так, приговором Челябинского областного суда от 28 августа 2006 г. З. осужден по п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ (по эпизодам от 5, 24, 26 марта, 9 июня, 23 июля, 17 августа 2004 г.); А. осужден по п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ, п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ; Г. осужден по п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ (по эпизодам от 5, 24, 26 марта, 9 июня, 23 июля, 24 октября 2004 г.), п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ, п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ (по эпизоду от 8 ноября 2004 г.), ч. 1 ст. 325 УК РФ, ст. 125 УК РФ.

З., А. и Г. были признаны виновными в серии ограблений водителей автокранов и иных лиц, А. и Г. — дополнительно в разбое, а Г. еще и в похищении официальных и важных личных документов Б. и в заведомом оставлении в опасности Г. Л., которого сам поставил в опасное для жизни состояние.

Органами предварительного следствия действия Г. по эпизоду в отношении Г. Л. были квалифицированы по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ст. 162 УК РФ.

В кассационном представлении государственный обвинитель указал на необоснованность переквалификации действий З., А. и Г. со ст. 162 УК РФ на ст. 161 УК РФ и переквалификации действий Г. с пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 125 УК РФ.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к следующим выводам.

По эпизоду от 26 марта 2004 г. — ограбление водителя автокрана Г. Л. и ООО виновность Г. и З. доказана показаниями осужденного З. в процессе предварительного расследования, представителя ООО М., свидетелей Б., Г., П., вещественными и другими собранными доказательствами.

Оценив приведенные данные в совокупности с другими доказательствами, суд обоснованно квалифицировал действия Г. и З. по п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ.

Заведомое оставление Г. Л. в беспомощном состоянии доказано показаниями потерпевших С. и Р. о том, что после похищения автокранов их увозили в безлюдное место, где насильно поили водкой.

Из показаний З. следует, что после похищения автокрана Г. и другое лицо увезли Г. Л.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что тело Г. Л. было обнаружено 30 марта 2004 г. в пригороде Челябинска у заброшенного производственного здания.

По заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть Г. Л. наступила от переохлаждения организма, перед смертью он находился в тяжелой степени алкогольного опьянения, поскольку выпил не менее 580 мл спиртного.

Из показаний свидетелей и медицинских документов видно, что Г. Л. спиртные напитки не употреблял.

По сообщению гидрометеорологической службы, температура воздуха в Челябинске 26 марта 2004 г. была минус 8,4 градуса.

Оценив приведенные данные, суд обоснованно квалифицировал действия Г. по ст. 125 УК РФ.

Несостоятельны доводы кассационного представления о том, что Г. совершил умышленное убийство Г. Л., что суд необоснованно переквалифицировал его действия с пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 125 УК РФ.

Суд обоснованно указал в приговоре, что по делу нет данных о наличии у осужденного умысла на лишение Г. Л. жизни, что он совершил действия, направленные на это.

Суд установил, что участники ограбления, как и в предшествующих случаях, напоили потерпевшего водкой, оставив его в безлюдном месте. В остальных случаях потерпевшие выбирались из тех мест, где их оставляли грабители. В данном случае потерпевший от выпитой водки потерял сознание и не пришел в себя. По стечению обстоятельств, температура воздуха в ночь на 25 марта понизилась, он замерз. В деле нет данных о том, что Г. с целью лишения потерпевшего жизни оставил его пьяным в безлюдном месте, зная, что он замерзнет. Доводы кассационного представления по этому поводу основаны на предположениях(1).

В рассматриваемом примере суд, не установив умысла Г. на лишение жизни Г. Л., переквалифицировал его действия со ст. 105 УК РФ на ст. 125 УК РФ. Переквалификация действий виновного со ст. 162 УК РФ на ст. 161 УК РФ произведена судом в соответствии с разъяснениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г. № 29, согласно которым «в случаях, когда в целях хищения чужого имущества в организм потерпевшего против его воли или путем обмана введено опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество с целью приведения потерпевшего в беспомощное состояние, содеянное должно квалифицироваться как разбой. Если с той же целью в организм потерпевшего введено вещество, не представляющее опасности для жизни или здоровья, содеянное надлежит квалифицировать в зависимости от последствий как грабеж, соединенный с насилием». Виновные насильно поили потерпевших водкой — веществом, которое, как, по всей видимости, и определил суд, само по себе не представляет опасности для жизни или здоровья.

В другом случае суд, исходя из обстоятельств дела, установил наличие косвенного умысла на умышленное причинение смерти потерпевшему при совершении разбоя и квалифицировал действия виновных как убийство, сопряженное с разбоем.

Приговором Омского областного суда от 1 августа 2005 г. Л. и Б. наряду с иными составами преступлений были осуждены по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ и пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за разбой группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил об отмене приговора в отношении Л. и Б., считая, что выводы суда в части обоснования косвенного умысла на убийство потерпевшего противоречивы, выводы суда об умышленном характере преступных действий Б. и Л., направленных на причинение смерти К., носят противоречивый характер.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации установила, что вывод суда о доказанности вины Л. и Б. в разбойном нападении на К. и его убийстве группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем, соответствует материалам дела и подтвержден приведенными доказательствами.

Так, сами осужденные Л. и Б. не отрицали того обстоятельства, что договорились забрать у таксиста деньги. С этой целью Б. поймал такси, а затем позвал в машину Л. В тот момент, когда водитель разворачивал машину, Б. нанес ему удары штакетиной по голове, а Л. — по туловищу. Затем они подвергли водителя избиению на улице, повезли в сторону пляжа, чтобы забрать деньги. На пляже вытащили К. из машины, обыскали, забрали деньги, которые потом поделили. Когда водитель стал подниматься, вновь нанесли ему удары. Затем на машине уехали с места происшествия и бросили ее в районе аэропорта.

Эти обстоятельства следуют и из явки с повинной Б. и Л. и протоколов проверки их показаний на месте, протокола осмотра места происшествия — пляжа, где был обнаружен труп К., протоколов выемки, заключения биологической экспертизы о наличии следов крови потерпевшего К. на одежде осужденных, выводов судебно-медицинской экспертизы о характере и степени тяжести причиненных
К. телесных повреждений и причине его смерти, которые объективно подтверждают показания осужденных об обстоятельствах дела.

Выводы суда об умысле Л. и Б. на убийство потерпевшего в приговоре надлежаще мотивированы.

Как обоснованно указал суд в приговоре, о косвенном умысле Л. и Б. на убийство К., сопряженное с разбоем, свидетельствуют не только их показания, в частности: о предварительной договоренности об открытом хищении денег, угоне автомашины, об избиении потерпевшего без предъявления ему каких-либо требований имущественного характера, о бессознательном состоянии потерпевшего, наступившем от их совместных действий, о перевозке и оставлении потерпевшего в безлюдном месте в холодное время года, которые суд взял за основу при вынесении приговора, но также и количество, характер и локализация телесных повреждений, причиненных К. в область жизненно важных органов, которые причинены были совместными согласованными действиями обоих подсудимых.

Эти данные свидетельствуют о том, что Л. и Б., избив К. и оставив его в бессознательном состоянии в безлюдном месте в холодное время года, осознавали общественную опасность своих действий, предвидели возможность наступления общественно опасных последствий, в том числе и в виде смерти потерпевшего, не желали последствий в виде смерти потерпевшего, однако относились к ним безразлично(1).

ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ РАЗБОЯ

Преступление, предусмотренное ст. 162 УК РФ, является двуобъектным преступлением. Основным непосредственным объектом являются отношения собственности, дополнительным — здоровье и жизнь потерпевшего.

Объективная сторона рассматриваемого состава выражается в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Нападение при разбое — внезапное насильственное воздействие на потер­певшего, создающее угрозу его жизни и здоровью. Нападение носит обычно открытый характер, но оно может осуществляться и незаметно для потерпевше­го или окружающих (например, в случае, если потерпевшего оглушили внезап­
ным ударом, привели в бессознательное, опасное для жизни и здоровья состоя­ние путем насильственного или под влиянием обмана введения наркотических, психотропных или отравляющих веществ). В то же время нельзя признать нападением воздействие на потерпевшего указанными веществами, если они были приняты им добровольно.

В соответствии с п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать та­кое насилие, которое повлекло причинение тяжкого, средней тяжести и легкого вреда здоровью. Однако в случае причинения тяжкого вреда здоровью содеян­ное квалифицируется по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ.

По ч. 1 ст. 162 УК РФ также следует квалифицировать нападение с целью завладения имуществом, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевше­го, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья. К такому насилию практика относит, в частности, периодическое сдавливание шеи потерпевшего (с целью добиться выдачи спрятанного ценного имущества), сбрасывание на ходу с быстро движущегося транспортного сред­ства и т. п. Эти и другие подобные действия в зависимости от ситуации могут и не влечь последствий в виде вреда здоровью, однако должны расцениваться как насилие, опасное для жизни или здоровья.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 21 указанного постановления отмечает, что если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего приме­няется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя должен решаться с учетом характера и степени опас­ности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые наступили или могли наступить (например, оставление связанного потерпевше­го в холодном помещении, лишение его возможности обратиться за помощью).

Психическое насилие при разбое выражается в угрозе немедленно приме­нить физическое насилие, опасное для жизни или здоровья. Угроза может быть выражена в словах, жестах, демонстрации оружия.

В тех случаях, когда угроза носила неопределенный характер, необходи­мо принимать во внимание фактические обстоятельства (место и время совер­шения преступления, число нападавших, характер предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективное восприятие угрозы, совершение каких- либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намере­нии нападавших применить физическое насилие, и т. п.).

Угроза при разбое должна быть наличной и реальной, т. е. не оставляю­щей у потерпевшего сомнений в том, что в случае неисполнения требований виновного она будет немедленно реализована.

По конструкции состав разбоя — усеченный. Согласно п. 6 указанного по­становления разбой считается оконченным с момента нападения в целях хище­ния чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Насилие либо угроза его применения при разбое (так же, как и при грабе­же) должны быть средством завладения имуществом или удержания его непо­средственно сразу после завладения.

Насильственный грабеж следует отличать от разбоя по характеру приме­няемого насилия: преступление, предусмотренное и. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, со­пряжено с насилием, не опасным для жизни или здоровья, либо с угрозой при­менения такого насилия; конструктивным признаком разбоя является насилие, опасное для жизни или здоровья, либо угроза применения такого насилия.

Субъективная сторона — прямой умысел.

Целью разбоя является завладение чужим имуществом и обращение его в свою пользу или в пользу других лиц. Эта цель должна возникнуть у лица до совершения нападения. А поэтому не содержит состава разбоя, например, по­хищение вещей у убитого, если насилие, повлекшее смерть, было совершено не с целью завладения имуществом, а по другим мотивам (по сексуальным, са­дистским, на почве мести и т. и.). Такие действия следует квалифицировать как кражу.

С. пришел переночевать в дом к своей родственнице — тете. Она его не пустила, и между ними возникла ссора, в результате которой С. избил род­ственницу, причинив черепно-мозговую травму, от которой она скончалась. Положив труп на кровать, он снял с убитой золотые изделия. Судом первой ин­станции С. был осужден за убийство, предусмотренное и. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, и разбой. Верховный Суд, учитывая, что умысел на завладение чужим имуществом возник у С. после лишения жизни потерпевшей, обоснованно пе­реквалифицировал его деяние на и. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2007 г. № 26-ФЗ — на и. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ «кража, со­вершенная с причинением значительного ущерба гражданину») и ч. 1 ст. 105 УК РФ [333] .

Субъектом разбоя является физическое вменяемое лицо, достигшее на момент совершения преступления 14-летнего возраста.

Содержание таких квалифицирующих признаков разбоя, как его совер­шение группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 162 УК РФ), с неза­конным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище или в крупном размере (ч. 3 ст. 162 УК РФ), организованной группой, а также в целях завладения имуществом в особо крупном размере (ч. 4 ст. 162 УК РФ), такое же, что и при краже.

Специфическим признаком, отягчающим ответственность, является со­вершение разбоя с применением оружия или предметов, используемых в ка­честве оружия (ч. 2 ст. 162 УК РФ).

Под применением оружия или предметов, используемых в качестве ору­жия, понимается как непосредственное использование указанных предметов для физического воздействия на потерпевшего, так и с целью психического воздействия (направление оружия на потерпевшего, выстрел в воздух). В то же время лишь демонстрация оружия, высказывание намерения причинить вред,
не сопровождающиеся действиями, свидетельствующими о намерении винов­ного реально применить оружие, не может считаться «применением» по смыс­лу ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Так, ошибочная квалификация действий А. по признаку совершения раз­боя с применением предмета, используемого в качестве оружия, предусмотрен­ного ч. 2 ст. 162 УК РФ, послужила основанием для изменения приговора су­дебной коллегией по уголовным делам Кемеровского областного суда.

Как следует из показаний потерпевшего Ш, он видел на ладони А. нож, рукоятка которого находилась в рукаве. При этом А. сказал потерпевшему, чтобы он не двигался, иначе он его убьет. Другой потерпевший узнал о ноже только со слов Ш.

Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что при совершении пре­ступления А. не применял нож, а лишь демонстрировал его, высказывая при этом потерпевшему угрозу применения к нему насилия 1 .

Следует отметить, что оружие или предметы, используемые в качестве оружия, так же, как и насилие (угроза применения насилия), должны приме­няться с целью завладения имуществом либо с целью его удержания непосред­ственно сразу после завладения.

Так, Кассационным определением судебной коллегии по уголовным де­лам Кемеровского областного суда изменен приговор Крапи винского районно­го суда, которым В. осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ. По мнению судебной кол­легии, не нашел своего подтверждения квалифицирующий признак «примене­ние предметов, используемых в качестве оружия». Из показаний потерпевшей Т. следует, что виновный, привязав ее к креслу, бил ее, требуя сказать, где хра­нятся деньги и ценные вещи. После того, как В. собрал вещи в сумку, он взял складной нож в серванте и, приставив его к горлу Т., потребовал не заявлять на него, на что она пообещала никому ничего не рассказывать. При таких обстоя­тельствах угроза применения ножа использовалась В. не в целях совершения хищения, а в целях сокрытия совершенного им преступления, в силу чего ква­лифицирующий признак «применение предметов, используемых в качестве оружия», подлежит исключению, а действия В. — переквалификации на ч. 1 ст. 162 УК РФ [334] [335] .

В соответствии со ст. 1 Федерального закона «Об оружии» под оружием применительно к ч. 2 ст. 162 УК РФ следует понимать устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели. Являет­ся ли примененный при нападении предмет оружием, необходимо устанавли­вать на основании экспертного заключения. При наличии к тому оснований, предусмотренных законом, действия виновного должны дополнительно квали­фицироваться по ст. 222 УК РФ.

Понятие предметов, используемых в качестве оружия, детализировано в и. 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 29. К ним относятся лю­
бые предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные по­вреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т. п.), а также предметы, предна­значенные для временного поражения цели (например, механические распыли­тели, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздра­жающими веществами).

В судебной практике часто встречаются случаи, когда лицо в процессе нападения угрожает заведомо негодным или незаряженным оружием либо ими­тацией оружия (например, макетом пистолета, игрушечным кинжалом, зажи­галкой, внешне похожей на пистолет, и т. п.), не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здо­ровья. Его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) необ­ходимо квалифицировать по ч. 1 ст. 162 УК РФ, несмотря на то, что потерпев­ший воспринимал это «оружие» как реальное.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда изменила приговор Нижне-Сергинского районного суда Свердловской об­ласти в части квалификации содеянного Г. по ч. 2 ст. 162 УК РФ как разбой, со­вершенный с применение оружия.

Г. нашел обрез спортивно-охотничьего ружья. Подойдя к киоску, он в окошко для выдачи товара наставил ствол обреза и потребовал от реализатора бутылку коньяка. Женщина испугалась и спряталась в киоске. Г. обрезом раз­бил стекла витрины, на обратном пути обрез выбросил.

Согласно заключению судебно-баллистической экспертизы, обрез являл­ся огнестрельным оружием нарезного спортивно-охотничьего ружья модели ТОЗ-8М и был пригоден для стрельбы. Вместе с этим в стволе обреза не было патронов. Таким образом, виновным при нападении на киоск использовался не­заряженный обрез. Судебная коллегия областного суда переквалифицировала действия Г. с ч. 2 ст. 162 на ч. 1 ст. 162 УК РФ [336] .

Такой разбой не может быть признан квалифицированным, поскольку по­добными предметами нельзя причинить вред. Если же потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией ору­жия, действия виновного содержат признаки насильственного грабежа.

Использование в процессе нападения с целью хищения чужого имуще­ства собак или других животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, либо угроза применить подобное насилие, надлежит расце­нивать с учетом конкретных обстоятельств дела как разбой с применением предметов, используемых в качестве оружия (ч. 2 ст. 162 УК РФ).

Если для приведения потерпевшего в беспомощное состояния в организм потерпевшего против его воли или путем обмана вводится опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество, содеянное должно квалифицироваться как разбой. Если указанное вещество не представляет опасность для жизни или здоровья, содеянное надлежит квалифи­

цировать в зависимости от последствий как грабеж, соединенный с насилием. Свойства и характер действия веществ, примененных при совершении указан­ных преступлений, должны при необходимости устанавливаться с помощью соответствующего специалиста либо экспертным путем (и. 23 указанного по­становления).

Имеется некоторая специфика квалификации разбоя, совершенного с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, груп­пой лиц по предварительному сговору. Для вменения обоих квалифицирующих признаков не является обязательным наличие оружия у каждого члена группы и применение его всеми участниками нападения. В соответствии с и. 14 поста­новления Пленума Верховного Суда РФ № 29, если умыслом виновных, совер­шивших разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, охва­тывалось применение оружия (или предметов, используемых в качестве ору­жия), все участники совершенного преступления несут ответственность также по ч. 2 ст. 162 УК РФ как соисполнители и в том случае, когда оружие и другие предметы были применены одним из них.

Еще одним отличительным квалифицирующим признаком комментируе­мого состава преступления является совершение разбоя с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (и. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ). К тяжкому вреду здо­ровью относится вред, опасный для жизни человека или повлекший одно из по­следствий, указанных в ч. 1 ст. 111 УК РФ 1 .

Если в ходе разбойного нападения с целью завладения чужим имуще­ством потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, повлекший за собой наступление его смерти по неосторожности, содеянное следует квалифициро­вать по совокупности преступлений — по и. «в» ч. 4 ст. 162 и ч. 4 ст. 111 УК РФ. Если лицо в процессе разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, содеянное им подлежит квалификации по и. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убий­ство, сопряженное с разбоем, а также по и. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (и. 21 и 22 указанного постановления в ред. постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. № 7).

Так, С., имея умысел на разбойное нападение на Б. в целях хищения ее имущества, по телефону договорился с ней о встрече в ее квартире. Когда Б. открыла дверь, С. проник в ее квартиру и нанес потерпевшей один удар ножом в живот. Затем виновный взял в спальне молоток и нанес им Б. не менее 18 уда­ров по голове, от чего она скончалась. Совершив убийство, С. похитил из квар­тиры различное имущество потерпевшей и деньги на общую сумму 28 300 руб. Президиум Верховного Суда РФ квалифицировал действия С. по совокупности указанных статей [337] [338] .

Если же смерть потерпевшего не наступила по не зависящим от виновно­го лица обстоятельствам, содеянное необходимо квалифицировать по ч. 3 ст. 30, и. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как покушение на убийство, сопряженное с раз­боем (при наличии прямого умысла, направленного на лишение жизни), а также по и. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ.

Так, Р. и Д. договорились совершить убийство А. с целью хищения его сотового телефона. Они путем обмана завлекли его в лесной массив и нанесли более 50 ножевых ранений в жизненно важные органы: в живот, спину, лицо, голову, шею, область сонной артерии. После того, как лезвие ножа обломилось, они продолжали наносить удары А. ножом с обломанным лезвием, а затем, по­считав, что причиненных ими телесных повреждений достаточно для наступле­ния смерти потерпевшего, оставили его, истекающего кровью, в ночное время в безлюдном месте, где он находился двое суток, пока ему не была оказана меди­цинская помощь.

Суд обоснованно квалифицировал действий Р. и Д. по п. «в» ч. 4 ст. 162, ч. 3 ст. 30, п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ 1 .

Убийство, сопряженное с разбоем (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ), следует от­личать от убийства из корыстных побуждений (предусмотренного тем же пунк­том ч. 2 ст. 105 УК РФ), учитывая, что они являются взаимоисключающими. Убийство, сопряженное с разбоем, в отличие от корыстного убийства, имеет место лишь при наличии нападения с целью немедленного завладения чужим имуществом. К убийству из корыстных побуждений можно отнести, в частно­сти, убийство с целью получения имущества в будущем (например, лишение жизни наследодателя) или избавления от материальных затрат (возврата иму­щества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.) [339] [340] . Таким образом, при квалификации убийства по и. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как «сопряженного с разбоем» в словесной формулировке ква­лификации следует исключить дополнительную оценку действий виновного, как совершенных «из корыстных побуждений».

Так, Приговором Верховного Суда Республики Хакасия действия К., направленные на убийство потерпевшей, суд квалифицировал по нескольким квалифицирующим признакам, в том числе «сопряженное с разбоем» и «из ко­рыстных побуждений». Судебная коллегия Верховного Суда РФ признала не­обоснованной квалификацию действий К. по признаку «из корыстных побуж­дений», указав следующее. Совершение убийства, сопряженного с разбоем, са­мо по себе предусматривает корыстный мотив, и дополнительной квалифика­ции по признаку «из корыстных побуждений» не требуется [341] .

Если убийство совершается после разбойного нападения, например, с це­лью скрыть его, виновному следует вменить (помимо соответствующей части
ст. 162 УК РФ) п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающий ответственность за убийство с целью скрыть другое преступление.

Так, постановлением Президиума Верховного Суда РФ Яковец Ю., Яко- вец и Плохих были осуждены по совокупности преступлений, предусмотрен­ных и. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ и п. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, совершенных при следующих обстоятельствах. Яковец Ю. предложила Яковцу и Плохих за­владеть шубой, в которую был одет ранее незнакомый им Блеет. Согласившись, они втроем напали на Блеста. Яковец нанес потерпевшему удары стеклянной банкой по голове, а затем они стали бить потерпевшего кулаками и ногами. В результате Блесту был причинен тяжкий вред здоровью. Воспользовавшись тем, что он перестал двигаться и потерял сознание, Яковец Ю. сняла с потер­певшего ботинки и шубу. Видя, что потерпевший находится без сознания, не может самостоятельно двигаться и совершать другие активные действия, все трое с целью скрыть разбой решили вынести его на улицу, где он, по их мне­нию, должен был замерзнуть и умереть. Смерть потерпевшего Блеста наступи­ла от общего переохлаждения организма 1 .

В некоторых случаях суды допускают ошибки, квалифицируя разбой по совокупности с другими преступлениями против личности.

Так, Ж. и К. договорились о нападении в целях хищения чужого имуще­ства. Под предлогом найма квартиры, используя поддельный паспорт, они об­ратились в фирму «Новый дом» и совместно с сотрудником фирмы И., не осве­домленной об их преступных намерениях, проникли в квартиру, в которой проживала Г. В момент оформления договора найма Ж. напал на И., а К. со­вершил аналогичные действия в отношении Г. Затем К. надел И. на голову по­лиэтиленовый пакет и оттащил ее в ванную комнату, где оставил на длительное время. Ж., посчитав, что ценностей в квартире недостаточно, стал вымогать у Г. 10 тыс. долларов США, угрожая в случае отказа убийством.

Квалифицируя действия виновных в том числе по п. «а», «в», «г», «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ, устанавливающей ответственность за незаконное лишение человека свободы, суд в приговоре указал, что потерпевшие И. и Г. на протя­жении примерно трех часов незаконно удерживались в квартире последней. Президиум Верховного Суда РФ, исключая из приговора вменение ст. 127 УК РФ, указал, что ограничение свободы в данном случае являлось одной из форм насилия, применяемого к потерпевшим в ходе разбойного нападения и вымога­тельства для завладения имуществом, и не требует дополнительной квалифика­ции по статье, предусматривающей ответственность за незаконное лишение свободы [342] [343] .

В п. 14.1 постановления Пленума Верховного Суда РФ №29 изложены особенности вменения квалифицирующего признака, предусмотренного и. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ при совершении группового разбоя: если умыслом виновных, совершивших разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору,
охватывалось причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего или лишение его жизни, но только один из них причинил тяжкий вред здоровью либо смерть потерпевшему, действия всех участников группы следует квалифицировать по пункту «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ как соисполнительство в разбое, совершенном с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. При этом действия лица, причинившего тяжкий вред здоровью потерпевшего, повлекший по неосторож­ности его смерть, или совершившего убийство потерпевшего, квалифицируются также по ч. 4 ст. 111 или и. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ соответственно.

Статья 105. Убийство

Статья 105. Убийство

1. Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, —

наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

а) двух или более лиц;

б) лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

в) малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека;

г) женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

д) совершенное с особой жестокостью;

е) совершенное общеопасным способом;

е.1) по мотиву кровной мести;

ж) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

з) из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом;

и) из хулиганских побуждений;

к) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера;

л) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;

м) в целях использования органов или тканей потерпевшего, —

н) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ

наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью.

Судебная практика и законодательство — УК РФ. Статья 105. Убийство

— по п. п. «в», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев;

— по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 9 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 10% из заработной платы ежемесячно.

оправдан на основании вердикта коллегии присяжных заседателей по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 33, п. «в» части 2 статьи 105 УК РФ и п. «в» части 3 статьи 286 УК РФ на основании п. 1 части 1 статьи 24 УПК РФ и п. 1 части 2 статьи 302 УПК за неустановлением события преступления.

— по ч. 3 ст. 30, п. п. «а», «в», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

осужден по ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30 и п. п. «в», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 6 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

— п. п. «а», «в», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 19 годам с ограничением свободы на 1 год 9 месяцев;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к 24 годам с ограничением свободы на 2 года с установлением ограничений и возложением обязанностей, перечисленных в приговоре.

— п. п. «а», «в», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 19 годам лишения свободы;

— п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по преступлению в отношении У.) к 13 годам лишения свободы;

— по п. п. «а», «в», «г», «ж», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по преступлениям в отношении Ш. Ч. Ч. П. Х. К.) пожизненно;

Поскольку санкция статьи по ч. 2 ст. 105 УК РФ не превышает 20 лет лишения свободы, то при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств Скрипниченко А.М. не могло быть назначено наказание по ч. 3 ст. 30, п. п. «а», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением положений, предусмотренных ч. 3 ст. 66 УК РФ и ч. 2 ст. 62 УК РФ, свыше 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

осужден по п. п. «в», «ж», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

осужден по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, с установлением соответствующих ограничений и возложением обязанности.

3) совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, предусмотренного пунктом «л» части второй статьи 105, пунктом «е» части второй статьи 111, пунктом «з» части второй статьи 117, частью четвертой статьи 150 (в случае совершения преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы), статьями 205 — 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277 — 279, 282 — 282.3, 295, 317, 357, 360 и 361 Уголовного кодекса Российской Федерации;

1. В отношении совершеннолетнего лица, освобождаемого из мест лишения свободы, если это лицо отбывало наказание за совершение преступления при опасном или особо опасном рецидиве преступлений, либо за совершение преступления против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетнего, либо за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, предусмотренного пунктом «л» части второй статьи 105, пунктом «е» части второй статьи 111, пунктом «з» части второй статьи 117, частью четвертой статьи 150 (в случае совершения преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы), статьями 205 — 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277 — 279, 282 — 282.3, 295, 317, 357, 360 и 361 Уголовного кодекса Российской Федерации, либо за совершение в период нахождения под административным надзором преступления, за которое это лицо осуждено к лишению свободы и направлено к месту отбывания наказания, судом устанавливается административный надзор в соответствии с федеральным законом.

«1. В отношении совершеннолетнего лица, освобождаемого из мест лишения свободы, если это лицо отбывало наказание за совершение преступления при опасном или особо опасном рецидиве преступлений, либо за совершение преступления против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетнего, либо за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, предусмотренного пунктом «л» части второй статьи 105, пунктом «е» части второй статьи 111, пунктом «з» части второй статьи 117, частью четвертой статьи 150 (в случае совершения преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы), статьями 205 — 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277 — 279, 282 — 282.3, 295, 317, 357, 360 и 361 Уголовного кодекса Российской Федерации, либо за совершение в период нахождения под административным надзором преступления, за которое это лицо осуждено к лишению свободы и направлено к месту отбывания наказания, судом устанавливается административный надзор в соответствии с федеральным законом.».

1.1. Заявитель по настоящему делу гражданин В.Д. Лабусов при ознакомлении по окончании предварительного расследования с материалами уголовного дела по обвинению его в совершении преступления, предусмотренного пунктами «а», «в» части второй статьи 105 УК Российской Федерации (убийство при отягчающих обстоятельствах), ходатайствовал о рассмотрении дела в областном суде с участием присяжных заседателей. Уголовное дело было направлено прокурором в Ростовский областной суд для рассмотрения по существу, однако постановлением судьи этого суда от 2 декабря 2015 года передано по подсудности в Ворошиловский районный суд города Ростова-на-Дону.

2. Преступления, относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке отметки о совершении преступления по мотивам ненависти либо вражды идеологической, политической, расовой, национальной, религиозной, в отношении какой-либо социальной группы:

2. Преступления, относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке отметки о совершении преступления по мотивам ненависти либо вражды идеологической, политической, расовой, национальной, религиозной, в отношении какой-либо социальной группы:

В связи с изданием Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ, исключившего из Уголовного кодекса Российской Федерации статью 16 о неоднократности преступлений и пункт «н» части второй статьи 105, устанавливавший ответственность за убийство, совершенное неоднократно, О.Н. Люленов обратился в Соль-Илецкий районный суд Оренбургской области с ходатайством о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством. Постановлением данного суда от 17 января 2005 года — с учетом изменений, внесенных в него постановлением президиума Оренбургского областного суда от 26 апреля 2010 года, — из приговора исключен пункт «н» части второй статьи 105 УК Российской Федерации, назначенное же виновному наказание в виде пожизненного лишения свободы не изменено.

1. Гражданин А.В. Колчин приговором от 8 апреля 1998 года признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных пунктом «в» части третьей статьи 162 «Разбой» и пунктами «з», «н» части второй статьи 105 «Убийство» УК Российской Федерации.

Еще по теме:

  • Уголовный кодекс основные статьи Уголовный кодекс Российской Федерации Глава 4. Лица, подлежащие уголовной ответственности Статья 19. Общие условия уголовной ответственности Уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим […]
  • Объединение земельных участков проводки Учет земельного участка в бухгалтерском учете Учет земельного участка в бухгалтерском учете обладает своей спецификой. При соблюдении каких условий можно принять к учету участок земли, как списать затраты на его покупку и какими проводками оформляются […]
  • Уголовной ответственности по ук рф подлежат Статья 20 УК РФ. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность Новая редакция Ст. 20 УК РФ 1. Уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста. 2. Лица, достигшие ко времени […]
  • Ленинский районный военный комиссариат Ленинский районный военный комиссариат Дата опубликования: 8 октября 2011 Адрес: 142700, Московская область, Ленинский район, г.Видное, ул. Лемешко, д. 15 Тел.: дежурного ОВК - 541-22-22, военный комиссар - 541-01-11, приемная ВК - 541-28-22, призывной пункт […]
  • 3223 ук рф место совершения преступления 3223 ук рф место совершения преступления - психиатрический стационар (ч. 1 ст. 128 УК РФ); - жилище, помещение либо иное хранилище (ч. 1 ст. 139; п. «б» ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 161, ч. 3 ст. 162 УК РФ); - таможенная граница (ч. 1,2 ст. 188 УК РФ); - […]
  • Исковое заявление о признании регистрации права собственности недействительной Исковое заявление о признании регистрации права собственности недействительной Образцы документов. Образцы договоров, контрактов, приказов, соглашений. Далее--> Образцы заявлений. Образцы заявлений, обращений, исков, резюме. Далее--> Образцы для […]