Договор финансирования поставки

22.04.2019 Выкл. Автор admin

Соотношение понятий «Договор финансирования под уступку денежного требования» и «Договор факторинга»

В международной коммерческой практике термин «финансирование дебиторской задолженности» используется для обозначения самых различных сделок, в том числе факторинга, форфейтинга, проектного финансирования, сделок секьюритизации и т.д., «но не ограничивается ими»*(8).

Под факторингом, как правило, понимается продажа недокументированной, то есть не закрепленной в ценной бумаге, дебиторской задолженности для целей финансирования и других целей.

Определение факторинга дается в Конвенции УНИДРУА о международном факторинге*(9). Для целей Конвенции под «факторинговым контрактом» понимается контракт, заключенный между одной стороной (поставщиком) и другой стороной (финансовым агентом), в соответствии с которым:

а) поставщик должен или может уступать финансовому агенту денежные требования, вытекающие из контрактов купли-продажи товаров, заключаемых между поставщиком и его покупателями (должниками), за исключением контрактов, которые относятся к товарам, приобретаемым преимущественно для личного, семейного и домашнего использования;

b) финансовый агент выполняет, по меньшей мере, две из следующих функций:

финансирование поставщика, включая заем и предварительный платеж;

ведение учета (бухгалтерских книг) по причитающимся суммам;

предъявление к оплате денежных требований;

защита от неплатежеспособности должников;

с) должники должны быть уведомлены о состоявшейся уступке

В статье 1(2) Конвенции уточняется, что понятия «товар» и «продажа товара» включают также услуги и их предоставление.

Таким образом, Конвенция, с одной стороны, рассматривает как факторинговые и те контракты, которые предусматривают уступку с целью обеспечения. С другой стороны, Конвенция не охватывает целый ряд операций, обычно определяемых как факторинговые (например, закрытый факторинг — когда должник не уведомляется об уступке, финансирование производится без предоставления перечисленных в Конвенции дополнительных услуг либо с оказанием только одной из них).

Очевидно, что в Конвенции и не ставилась задача охватить все виды факторинговых операций, в связи с чем данное в ней определение не может рассматриваться как всеобъемлющее, в целом определяющее природу факторинговых контрактов.

В связи с этим вряд ли можно согласиться с Л.Г. Ефимовой, которая приводит данное в Конвенции определение практически как основное, охватывающее все виды факторинга*(10), что противоречит ее же указаниям на возможность существования внутреннего и закрытого факторинга. Для целей Конвенции внутренний и закрытый факторинг «факторинговыми контрактами» не являются.

Форфейтинг определяется как продажа документарной дебиторской задолженности, то есть дебиторской задолженности, включенной в такие обращающиеся документы, как переводные векселя, простые векселя, аккредитивы и банковские гарантии. Термин «форфейтинг» может также обозначать и продажу недокументарной дебиторской задолженности, подкрепленной банковской гарантией или аккредитивом*(11). Указанные сделки по своей природе аналогичны факторингу, но в том случае, когда речь идет о передаче документарной задолженности, отношения, как правило, регламентируются специальными правилами (в частности, нормами вексельного права).

Понятием «секьюритизация» охватывается широкий круг сделок, при которых нерыночные активы (например, задолженность по займам на строительство жилья) переводятся в рыночные активы (например, в ценные бумаги). Подобные сделки совершаются между финансовыми учреждениями с целью улучшения состояния счетов, накопления капитала за счет извлечения более высокого дохода из ценных бумаг и снижения финансовых затрат по обслуживанию задолженности.

В основе секьюритизации лежит ряд последовательно осуществляемых операций, включающих в себя уступку требований. Сначала финансовая компания или компании передают другой финансовой компании консолидированную дебиторскую задолженность нерыночного характера в обмен на основные средства или наличные средства. В последующем финансовая компания, получившая активы в виде дебиторской задолженности, передает их в инвестиционный фонд в обмен на наличные средства и ценные бумаги.

Под проектным финансированием (или финансированием проектов) понимается серия сделок, при которых средства предоставляются подрядчику проекта на условиях займа, а возврат заемных средств финансирующей стороне осуществляется за счет будущих доходов по реализуемому проекту. При этом подрядчик (или организатор проекта) уступает права к будущим покупателям продукции финансирующим строительство кредиторам*(12).

Таким образом, в международной торговой практике факторинг рассматривается как одна из разновидностей операций по финансированию под уступку денежного требования. Факторинг охватывает широкий круг операций, связанных с уступкой дебиторской задолженности, не оформленной оборотными документами, для целей финансирования или некоторых иных целей. Единые критерии для выделения этих операций из круга иных сделок, связанных с использованием в коммерческой деятельности дебиторской задолженности для целей купли-продажи или обеспечения, пока не выработаны.

В российской юридической литературе рассматриваемые понятия используются как равнозначные. Например, А.С. Комаров, анализируя положения главы 43 ГК РФ, говорит о правовом регулировании факторинга в ГК»*(13). Как полностью взаимозаменяемые используют эти понятия и другие авторы*(14). Если вести речь об институтах российского права, то основания для такого подхода существуют. Определенная в главе 43 ГК РФ конструкция договора финансирования под уступку денежного требования очень близка к конструкции факторинга в том виде, в каком его определяет Оттавская конвенция 1988 года. Однако, в отличие от Конвенции, по российскому законодательству оказание определенного перечня дополнительных (наряду с финансированием) услуг не является существенным условием для выделения этого вида договоров. Иных видов сделок финансирования, связанных с уступкой, кроме определенного в главе 43 ГК РФ, гражданское законодательство России не знает. В связи с этим в дальнейшем при анализе положений ГК РФ понятия «договор финансирования под уступку денежного требования» и «договор факторинга» будут рассматриваться как взаимозаменяемые.

Электронная библиотека

Понятие договора. Финансирование под уступку денежного требования – новый институт российского гражданского права. Своими корнями, с одной стороны, он уходит в общегражданскую цессию, существующую около двух тысяч лет и предусмотренную ныне ст. 382 – 390 ГК, а с другой – в особый институт факторинга, известный более 100 лет практически всем государствам с рыночной экономикой. Хозяйственный смысл договора о факторинге состоит в получении клиентом от финансового института (фактора, финансового агента, банка) денежных средств в обмен на передачу последнему прав требования клиента к покупателю (заказчику), вытекающих из заключенного договора на поставку продукции, выполнение работ или оказание услуг. Иными словами, факторинг – это способ кредитования одного лица другим с условием платежа в форме правопреемства («покупки», или передачи прав требования к третьему лицу). В современных комментариях нового гражданского законодательства справедливо подчеркивается тесная связь между правилами части первой ГК о цессии, имеющими общее значение, и специальными правилами о факторинге. Нормы ст. 382 – 390 ГК о передаче права требования должны применяться в тех случаях, когда отсутствуют конкретные правила о договоре финансирования под уступку денежного требования.

Название, присвоенное в главе 43 ГК этому договору, в наибольшей степени отражает содержание возникающего при факторинге обязательства. По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование (ст. 824 ГК).

Исходя из приведенного определения, можно сделать вывод, что договор финансирования под уступку денежного требования в нашем законодательстве является взаимным и возмездным. При этом он может быть сконструирован и как реальный (агент передает деньги или клиент уступает требование), и как консенсуалъный (агент обязуется передать денежные средства или клиент обязуется уступить требование) по усмотрению его сторон. Цель обычного факторинга – получение клиентом денежных средств в счет уступаемого им права требования. Однако возможен и особый случай уступки клиентом денежного требования к третьему лицу, когда цессия происходит в целях обеспечения исполнения обязательства самого клиента перед его финансовым агентом (абз. 2 п. 1 ст. 824 ГК). В зависимости от целей договора различаются права и обязанности его сторон.

Элементы договора. Договор финансирования под уступку денежного требования возник из торгового посредничества и финансовых услуг, а потому структура договорных связей в этом случае построена по схеме договора комиссии. При заключении анализируемого договора возникает две группы правовых отношений: основные (внутренние) и производные (внешние). Внутренние обязательства возникают между сторонами договора: финансовым агентом (фактором) и клиентом. Финансовый агент – это специальный субъект договора, коммерческая организация, профессионально оказывающая факторинговые услуги. В качестве финансового агента могут выступать две категории профессиональных факторов: а) банки и иные кредитные организации (их полномочия непосредственно вытекают из ст. 5 Закона о банках и основаны на банковской лицензии); б) другие коммерческие организации, получившие специальную лицензию на осуществление деятельности такого рода (ст. 825 ГК). Клиентом по договору может быть, в принципе, любое лицо, но в подавляющем числе случаев в такой роли выступают коммерче

ские организации. Внешние правоотношения складываются между финансовым агентом и третьим лицом, которое является должником клиента по заключенному между ними договору (покупателем товаров, заказчиком работ или услуг). Эти отношения не входят в предмет договора о факторинге, но непосредственно связаны с ним.

Предметом договора является денежное требование, уступаемое в целях получения финансирования (ст. 826 ГК). Требование, передаваемое в качестве предмета договора, должно быть именно денежным. В случае уступки иного имущественного требования (скажем, передать вещь или сделать какую-либо работу) следует руководствоваться общими нормами о цессии. В законе выделяются две разновидности предмета договора о факторинге: а) денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование); б) денежное требование, которое возникнет в будущем (будущее требование). Будущее требование может быть основано на уже заключенном договоре, срок исполнения платежного обязательства по которому еще не наступил (поставка товаров в кредит). Кроме того, будущее требование может базироваться на договоре, который только предстоит заключить клиенту и третьему лицу (например, на запродажу товаров). Существующее требование обычно является более ценным и его экономическая ликвидность выше.

Предмет договора о факторинге должен обладать свойством определенности или потенциальной определимости. Существующее требование должно быть отражено в договоре с той степенью конкретности, которая позволяла бы выделить его (идентифицировать) из ряда других требований клиента уже в момент заключения договора. Будущее требование должно приобрести определенность не позднее чем в момент его возникновения. Однако момент перехода требования не всегда совпадает с моментом заключения договора о факторинге. В силу закона уступка считается состоявшейся, когда возникло само право на получение с должника денежных средств, являющихся предметом договора. Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события. При этом каких-либо новых шагов по оформлению цессии не требуется (п. 2 ст. 826 ГК).

Срок в договоре о факторинге определяется соглашением сторон. В интересах фактора срок исполнения договора может быть приурочен к моменту исполнения должником уступленного требования, особенно если клиент принял на себя ответственность за реальное исполнение последнего.

Цена договора – стоимость уступаемого требования клиента к должнику. При определении цены договора в расчет принимаются различные условия: стабильность положения клиента и его должника, способ платежа по договору (например, аккредитив и инкассо имеют различные гарантийные ценности), время наступления платежа (существующее или будущее требование), количество требований, переданных клиентом финансовому агенту, и пр. Размер вознаграждения финансового агента также может исчисляться по-разному: в виде твердой суммы, процента от стоимости переданных требований, разницы между номинальной стоимостью требования, указанной в договоре, и его оценочной (действительной, рыночной) стоимостью.

Форма консенсуального договора о факторинге подчиняется общим правилам о форме сделок. Однако реальный договор о факторинге, а также уступка прав, совершаемая во исполнение консенсуального договора (последняя – за изъятиями, установленными в п. 2 ст. 826 ГК), должны быть совершены в той же форме, что и сделка, на которой основано уступаемое право. Это может быть простая или квалифицированная письменная форма сделки, а в установленных законом случаях – письменная форма с государственной регистрацией уступки требования. Последующая уступка денежного требования финансовым агентом не допускается, если иное не предусмотрено соглашением сторон. Это может быть простая или квалифицированная письменная форма сделки, а в установ

ленных законом случаях – письменная форма с государственной регистрацией уступки требования. Последующая уступка денежного требования финансовым агентом не допускается, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Содержание договора финансирования под уступку денежного требования составляют права и обязанности финансового агента и клиента. Среди обязанностей фактора в первую очередь необходимо упомянуть следующие: а) осуществить финансирование клиента путем передачи цены договора (денежных средств) в порядке, установленном в договоре о факторинге; б) в специально оговоренных случаях принять у клиента необходимую документацию для ведения бухгалтерского учета операций клиента; в) предоставить клиенту иные финансовые услуги, связанные с денежными требованиями, которые являются предметом уступки (например, выдать поручительство по сделке клиента, осуществить учет выписанных на него векселей, провести расчеты через корреспондентскую сеть финансового агента и др.).

На клиента возлагается основная обязанность по уступке фактору денежного требования, являющегося предметом договора. По общему правилу, клиент несет перед финансовым агентом ответственность лишь за действительность денежного требования, являющегося предметом уступки (ст. 827 ГК). Действительность передаваемого требования зависит от двух условий: а) клиент должен иметь соответствующее субъективное право в момент совершения уступки; б) в момент передачи права клиенту не должны быть известны какие-либо обстоятельства, вследствие которых должник вправе не исполнять уступаемое требование. В случаях, когда препятствия к исполнению переданного требования появляются позднее момента совершения уступки, они не могут служить основанием для ответственности добросовестного клиента перед фактором. Клиент не отвечает перед финансовым агентом за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки (модель безоборотного факторинга). Его обязанность – передать действительное требование, но не гарантировать его исполнение. Тем не менее, такая ответственность может быть возложена договором на клиента. Таким образом, ответственность клиента перед фактором построена на тех же принципах, что и ответственность цедента перед цессионарием.

Принципиально новой для российского гражданского законодательства является норма о недействительности запрета уступки денежного требования при факторинге (ст. 828 ГК). Смысл этой новеллы в том, что передача денежного требования является правомерной даже тогда, когда между клиентом (кредитором) и должником ранее было достигнуто соглашение о недопустимости уступки прав по договору. Изъятие из принципа свободы договора введено здесь в целях обеспечения прав предпринимателей, желающих получить средства от финансового посредника, а потому конфликт интересов третьего лица (должника) и агента разрешается в ст. 828 ГК в пользу последнего. Данное правило не подлежит расширительному толкованию и относится только к договору о финансировании под уступку денежного требования. Его использование не должно приводить к нарушению интересов добросовестного должника по основному обязательству (покупателя, заказчика), который при заключении договора не только не предполагает возможность уступки требования, но и просто не желает ее. Поэтому клиент (кредитор) не освобождается от исполнения обязательства или ответственности перед своим контрагентом (должником) в связи с совершенной уступкой требования, если между ними существует соглашение о ее запрете или ограничении. В таком случае клиент (кредитор), во-первых, продолжает оставаться обязанным перед своим контрагентом (должником) в части исполнения возложенных на него обязательств передать имущество, выполнить работы или оказать услуги в натуре, а во-вторых, обязан возместить своему контрагенту

все убытки, связанные с уступкой права, которая совершена в противоречии с ранее заключенным договором.

Как и в случае с общегражданской цессией, должник в договоре о факторинге становится обязанным произвести платеж финансовому агенту лишь при условии, что он получил от клиента (кредитора) или от самого финансового агента уведомление об уступке денежного требования в пользу фактора (ст. 830 ГК). Уведомление должно быть письменным и содержать четкое определение переданного требования, а также наименование финансового агента, в пользу которого произведена передача права. Неисполнение клиентом обязанности по уведомлению должника освобождает, по общему правилу, последнего от необходимости платить новому кредитору. Исполнение обязательства первоначальному кредитору (клиенту) признается в этом случае исполнением надлежащему кредитору (п. 3 ст. 382 ГК). Должник вправе потребовать от агента представления доказательств того, что уступка требования реально имела место. Отказ фактора от исполнения этой обязанности также восстанавливает право должника произвести платеж самому клиенту (первоначальному кредитору).

В ходе осуществления платежа финансовому агенту должник вправе предъявить к зачету свои денежные требования, основанные на договоре с клиентом, которые имелись у должника ко времени, когда им было получено уведомление об уступке требования в пользу фактора. Этот зачет производится в соответствии с правилами ст. 386, 410 – 412 ГК. Должник, однако, не может поставить в вину финансовому агенту то, за что он вправе упрекнуть клиента (кредитора), – факт нарушения клиентом ранее достигнутой договоренности о запрете цессии. Такие требования не имеют силы в отношении финансового агента: их изъятие из потенциально возможных встречных требований должника вытекает из правила о недействительности запрета уступки денежного требования в договоре о факторинге.

Внешние отношения, порождаемые уступкой требования по соответствующему договору, зависят от той цели, ради которой заключен договор о факторинге. В обычной ситуации речь идет о финансировании клиента под заключенный им договор на поставку имущества, выполнение работ или оказание услуг. В этом случае закон говорит о «покупке» требования клиента финансовым агентом (п. 1 ст. 831 ГК). Термин «покупка» употребляется в данном контексте условно, ибо наше законодательство в отличие от англо-американского использует в отношении факторинга конструкцию цессии, а не договора купли-продажи. При «покупке» требования финансовый агент приобретает право на все суммы, которые он может получить от должника. Клиент не отвечает перед финансовым агентом за то, что полученные фактором суммы оказались меньше цены, за которую агент купил требование. В той ситуации, когда финансовый агент приобретает требование в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед самим агентом, последний обязан отчитаться перед клиентом и вернуть ему остаток, превышающий размер уступленного ему требования. И наоборот, если денежные средства, полученные финансовым агентом, оказались меньше суммы долга клиента финансовому агенту, обеспеченного уступкой требования, клиент продолжает оставаться ответственным перед агентом за остаток долга, если иное не предусмотрено договором между ними. Разница в подходе к решению данного вопроса объясняется теми рисками, которые принимает на себя фактор. В первом случае, «покупая» чьи-либо долги, финансовый агент совершает обычную коммерческую операцию, степень опасности которой достаточно ясна всякому профессиональному фактору. Ответственность клиента наступает лишь за недействительность требования, а все остальное – обычные финансовые риски противоположной стороны договора. Во втором случае финансовый агент, получая требование клиента, не преследует непосредственной цели извлечь прибыль путем «торговли» требованием. В этой ситуации факторинг выполняет гарантийную функцию, а потому ответственность клиента

распространяется за рамки уступленного требования. Клиент остается ответственным за остаток долга независимо от реальной стоимости переданного требования.

В принципе, исполнение должником денежного обязательства в пользу финансового агента освобождает его от соответствующего обязательства перед клиентом. Внутренние и внешние обязательства развиваются независимо друг от друга. При этом должник вообще не вправе требовать от финансового агента возвращения сумм, уже уплаченных последнему в связи с уступкой требования, даже если клиент нарушил свои обязательства передать имущество (выполнить работы, оказать услуги) по договору с должником. Такие суммы могут быть взысканы должником непосредственно с клиента (ст. 833 ГК). Однако должник приобретает право требовать возврата этих сумм с фактора, если доказано, что последний либо не исполнил своего обязательства осуществить клиенту обещанный в силу цессии платеж, либо произвел такой платеж, зная о нарушении клиентом его обязательств по договору с должником, требование по которому было предметом уступки.

Имущественная ответственность по договору о факторинге зависит от природы этого договора. В консенсуальном договоре фактор отвечает за отказ от передачи клиенту денежных средств в счет денежного требования последнего. Клиент соответственно отвечает за несовершение или ненадлежащее оформление уступки требования, а также по ст. 827 ГК – за действительность переданного требования. Кроме того, когда это установлено договором, клиент отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение требования должником. В реальном договоре ответственность за его неисполнение наступает лишь для клиента – за действительность предмета договора либо также за его исполнимость. Ответственность выражается в компенсации убытков и уплате неустойки, если она предусмотрена соглашением сторон.

27.4. Финансирование под уступку денежного требования

одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование (ст.

Хозяйственный смысл этого договора состоит в получении клиентом от финансового института (финансового агента, банка) денежных средств в обмен на передачу последнему прав требования клиента к покупателю (заказчику), вытекающих из заключенного договора на поставку продукции, выполнение работ или оказание услуг. Финансирование под уступку денежного требования (факторинг) — это способ кредитования одного лица другим с условием платежа в форме правопреемства («покупки» или передачи прав требования к третьему лицу).

Договор является взаимным и возмездным. Он может быть и реальным (агент передает деньги или клиент уступает требование), и консенсуальным (агент обязуется передать денежные средства или клиент обязуется уступить требование). Цель финансирования под уступку денежного требования — получение клиентом денежных средств в счет уступаемого им права требования. Однако возможен и особый случай уступки клиентом денежного требования к третьему лицу, когда цессия происходит в целях обеспечения исполне- ния обязательства самого клиента перед его финансовым агентом (абз. 2 п. 1 ст. 824 ГК РФ). В зависимости от целей договора различаются права и обязанности его сторон.

Структура договорных связей построена по схеме договора комиссии. При заключении договора возникают две группы правовых отношений: основные (внутренние — между финансовым агентом и клиентом) и производные (внешние — между финансовым агентом и третьим лицом, которое является должником клиента по заключенному между ними договору). Последние не входят в предмет договора, но непосредственно связаны с ним.

Финансовый агент — это специальный субъект договора, коммерческая организация, профессионально оказывающая финансовые услуги. Им могут быть как банки и иные кредитные организации, так и другие коммерческие организации, получившие специальную лицензию на осуществление деятельности такого рода (ст. 825 ГК РФ). Клиент — любое лицо.

Предметом договора является денежное требование, уступаемое в целях получения финансирования (ст. 826 ГК РФ). В случае уступки иного имущественного требования следует руководствоваться общими нормами о цессии.

В законе выделяются две разновидности предмета договора: 1) денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование); 2) денежное требование, которое возникнет в будущем (будущее требование). Будущее требование может быть основано на уже заключенном договоре, срок исполнения платежного обязательства по которому еще не наступил (поставка товаров в кредит). Кроме того, будущее требование может базироваться на договоре, который только предстоит заключить клиенту и третьему лицу. Существующее требование обычно является более ценным и его экономическая ликвидность выше.

Предмет договора о факторинге должен обладать свойством определенности или потенциальной определимости. Существующее требование должно быть отражено в договоре с той степенью конкретности, которая позволяла бы выделить его (идентифицировать) из ряда других требований клиента уже в момент заключения договора. Будущее требование должно приобрести определенность не позднее чем в момент его возникновения. Однако момент перехода требования не всегда совпадает с моментом заключения договора. В силу закона уступка считается состоявшейся, когда возникло само право на получение с должника денежных средств, являющихся предметом договора. Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступле- ния этого события. Дополнительного оформления уступки денежного требования не требуется (п. 2 ст. 826 ГК РФ).

Срок в договоре о факторинге определяется соглашением сторон. Срок исполнения договора может быть приурочен к моменту исполнения должником уступленного требования, особенно если клиент принял на себя ответственность за реальное исполнение последнего.

Цена договора — стоимость уступаемого требования клиента к должнику. В расчет принимаются различные условия: стабильность положения клиента и его должника, способ платежа по договору (например, аккредитив и инкассо имеют различные гарантийные ценности), время наступления платежа (существующее или будущее требование), количество требований, переданных клиентом финансовому агенту, и др. Размер вознаграждения финансового агента также может исчисляться по-разному: в виде твердой суммы, процента от стоимости переданных требований, разницы между номинальной стоимостью требования, указанной в договоре, и его оценочной (действительной, рыночной) стоимостью.

Форма договора — простая или письменная, а в установленных законом случаях — письменная с государственной регистрацией уступки требования. Последующая уступка денежного требования финансовым агентом не допускается, если иное не предусмотрено договором.

Содержание договора финансирования под уступку денежного требования составляют права и обязанности финансового агента и клиента.

Финансовый агент обязан: •

осуществить финансирование клиента путем передачи денежных средств в установленном договором порядке; •

в специально оговоренных случаях принять у клиента необходимую документацию для ведения бухгалтерского учета операций клиента; •

предоставить клиенту иные финансовые услуги, связанные с денежными требованиями, которые являются предметом уступки (например, выдать поручительство по сделке клиента, осуществить учет выписанных на него векселей, провести расчеты через корреспондентскую сеть финансового агента). В договоре могут быть предусмотрены и иные его обязанности.

На клиента возлагается основная обязанность по уступке финансовому агенту денежного требования, являющегося предметом договора. Он несет перед финансовым агентом ответственность лишь за действительность денежного требования, являющегося предметом уступки (ст. 827 ГК РФ).

Действительность передаваемого требования зависит от двух условий: 1) клиент должен иметь соответствующее субъективное право в момент совершения уступки; 2) в момент передачи права клиенту не должны быть известны какие-либо обстоятельства, вследствие которых должник вправе не исполнять уступаемое требование. В случаях когда препятствия к исполнению переданного требования появляются позднее момента совершения уступки, они не могут служить основанием для ответственности добросовестного клиента перед агентом.

Клиент не отвечает перед финансовым агентом за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки.

Запрет или ограничение уступки денежного требования недействительны (ст. 828 ГК РФ). Передача денежного требования является правомерной даже тогда, когда между клиентом (кредитором) и должником ранее было достигнуто соглашение о недопустимости уступки прав по договору. Правило этой статьи не подлежит расширительному толкованию и относится только к договору о финансировании под уступку денежного требования. Его использование не должно приводить к нарушению интересов добросовестного должника по основному обязательству (покупателя, заказчика), который при заключении договора не только не предполагает возможность уступки требования, но и просто не желает ее. Клиент (кредитор) не освобождается от исполнения обязательства или ответственности перед своим контрагентом (должником) в связи с совершенной уступкой требования, если между ними существует соглашение о ее запрете или ограничении. В таком случае клиент (кредитор), во-первых, продолжает оставаться обязанным перед своим контрагентом (должником) в части исполнения возложенных на него обязательств передать имущество, выполнить работы или оказать услуги в натуре, а во-вторых, обязан возместить своему контрагенту все убытки, связанные с уступкой права, которая совершена в противоречии с ранее заключенным договором.

Должник в договоре финансирования под уступку денежного требования становится обязанным произвести платеж финансовому агенту лишь при условии, что он получил от клиента (кредитора) или от самого финансового агента уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту (ст. 830 ГК РФ). Уведомление должно быть письменным и содержать четкое определение переданного требования, а также наименование финансового агента, в пользу которого произведена передача права. Неисполнение клиентом обязанности по уведомлению должника освобождает последнего от необходимости платить новому кредитору. Исполнение обязательства первоначальному кредитору (клиенту) признается в этом случае исполнением надлежащему кредитору (п. 3 ст. 382 ГК РФ). Должник может потребовать от агента представить доказательства того, что уступка требования реально имела место. Отказ агента от исполнения этой обязанности также восстанавливает право должника произвести платеж самому клиенту (первоначальному кредитору).

В ходе осуществления платежа финансовому агенту должник вправе предъявить к зачету свои денежные требования, основанные на договоре с клиентом, которые имелись у должника ко времени, когда им было получено уведомление об уступке требования в пользу финансового агента. Этот зачет производится в соответствии с правилами ст. 386, 410—412 ГК РФ. Должник, однако, не может поставить в вину финансовому агенту то, за что он вправе упрекнуть клиента (кредитора), — факт нарушения клиентом ранее достигнутой договоренности о запрете цессии. Такие требования не имеют силы в отношении финансового агента: их изъятие из потенциально возможных встречных требований должника вытекает из правила о недействительности запрета уступки денежного требования в договоре финансирования денежного требования под уступку требования.

Если по условиям договора финансирование клиента осуществляется путем покупки у него этого требования финансовым агентом, последний приобретает право на все суммы, которые он может получить от должника, а клиент не несет ответственности перед финансовым агентом за то, что полученные им суммы оказались меньше цены, за которую агент приобрел требование. «Покупая» чьи-либо долги, финансовый агент совершает обычную коммерческую операцию. Ответственность клиента наступает лишь за недействительность требования, а все остальное — обычные финансовые риски противоположной стороны договора.

В той ситуации, когда финансовый агент приобретает требование в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед самим агентом, последний обязан отчитаться перед клиентом и вернуть ему остаток, превышающий размер уступленного ему требования. И наоборот, если денежные средства, полученные финансовым агентом, оказались меньше суммы долга клиента финансовому агенту, обеспеченного уступкой требования, клиент продолжает оставаться ответственным перед агентом за остаток долга, если иное не предусмотрено договором между ними (ст. 831 ГК РФ). Финансовый агент, получая требование клиента, не преследует не- посредственной цели извлечь прибыль путем «торговли» требованием. В этой ситуации договор выполняет гарантийную функцию, а потому ответственность клиента выходит за рамки уступленного требования. Клиент остается ответственным за остаток долга независимо от реальной стоимости переданного требования.

Исполнение должником денежного обязательства в пользу финансового агента освобождает его от соответствующего обязательства перед клиентом. При этом должник не может требовать от финансового агента возвращения сумм, уже уплаченных последнему в связи с уступкой требования, даже если клиент нарушил свои обязательства передать имущество (выполнить работы, оказать услуги) по договору с должником. Такие суммы могут быть взысканы должником непосредственно с клиента (ст. 833 ГК РФ). Однако должник приобретает право требовать возврата этих сумм с агента, если доказано, что последний не исполнил свое обязательство осуществить клиенту обещанный платеж либо произвел такой платеж, зная о нарушении клиентом того обязательства перед должником, к которому относится платеж, связанный с уступкой требования.

Имущественная ответственность сторон зависит от природы этого договора. В консенсуальном договоре агент отвечает за отказ от передачи клиенту денежных средств в счет денежного требования последнего, клиент соответственно — за несовершение или ненадлежащее оформление уступки требования, а также по ст. 827 ГК РФ за действительность переданного требования. Кроме того, когда это установлено договором, клиент отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение требования должником. В реальном договоре ответственность за его неисполнение наступает лишь для клиента — за действительность предмета договора либо также за его исполнимость. Ответственность выражается в компенсации убытков и уплате неустойки, если она предусмотрена договором.

Договор финансирования под уступку денежного требования

По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование (п. 1 ст. 824 ГК РФ). На практике данный договор получил применение как договор факторинга, и он является одним из самых молодых правовых институтов в российском законодательстве.

Данный договор является консенсуальным, многосторонним, возмездным.

Предметом данного договора является денежное требование, уступаемое в целях получения финансирования. Предмет уступки может быть нескольких видов: существующее требование, т.е. денежное требование, срок платежа по которому уже наступил, и будущее требование, а именно право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем.

Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование — не позднее чем в момент его возникновения. При уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования, предусмотренной договором. Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события. Дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется (ст. 826 ГК РФ).

Предметом уступки также может быть не одно, а несколько требований, например, все требования по договору поставки, либо все требования в отношении одного должника [1] . Приведем пример из судебной практики.

Между ООО «Р.О.С. Агросоюз» и ООО «МГБ МЕТРО Групп Баинг РУС», выступающим от имени ООО «Метро Кэш энд Керри» на основании договора о сотрудничестве в области закупочной деятельности был заключен договор поставки, в соответствии с условиями которого ООО «Р.О.С. Агросоюз» обязалось поставлять ООО «Метро Кэш энд Керри» товары, а последнее обязалось принимать их и оплачивать.

Обществом «P.O.С. Агросоюз» и ОАО «Акционерный коммерческий банк «Металлургический Инвестиционный Банк»» (далее — банк) заключен генеральный договор об общих условиях финансирования под уступку денежного требования, которым предусмотрено, что любое денежное требование к любому из дебиторов общества «P.O.С. Агросоюз» (поставщика) переходит к банку (фактору) в момент подписания фактором заявки поставщика на предоставление финансирования.

Дополнительным соглашением к договору факторинга установлен размер досрочных платежей, подлежащих перечислению фактором поставщику в счет уступаемых фактору требований к обществу «Метро Кэш энд Керри» но договору поставки — 80% от суммы уступаемых требований. В результате ООО «Р.О.С. Агросоюз» уступило банку требования на общую сумму более 14 млн руб.

В периоде сентября 2007 г. по июнь 2008 г. обществом «Р.О.С. Агросоюз» поставлен в адрес ООО «Метро Кэш энд Керри» товар на общую сумму 14 млн руб. В период с сентября по декабрь 2007 г. обществом «Метро Кэш энд Керри» полученный товар оплачен банку частично на сумм>’ 7,5 млн руб.

По состоянию на 10 июля 2008 г. задолженность общества «Метро Кэш энд Керри» перед банком составила более 6 млн руб., что послужило основанием для обращения банка в арбитражный суд с иском.

Исходя из конкретных обстоятельств дела и оценив доказательства, судами были признаны несостоятельными доводы общества «Метро Кэш энд Керри» о неполучении уведомления об уступке денежного требования, предусмотренного положениями ст. 830 ГК РФ. Также судами принято во внимание, что с 26 сентября 2007 г. общество «Метро Кэш энд Керри» осуществляло платежи в пользу истца. Исковые требования были удовлетворены судом (см. определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 августа 2009 г. № ВАС-10770/09).

Запреты в факторинге. Уступка денежного требования не может быть запрещена или ограничена, даже если между клиентом и его должником существует соглашение об этом. Такое правило закреплено в п. 1 ст. 828 ГК РФ.

Согласно второму запрету, касающемуся уступки денежного требования, последующая уступка денежного требования финансовым агентом не допускается. Но в отличие от первого правила второе может быть изменено договором финансирования под уступку денежного требования. Например, денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом. В этом случае финансовый агент обязан представить отчет клиенту и передать ему сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования. Если денежные средства, полученные финансовым агентом от должника, оказались меньше суммы долга клиента финансовому агенту, обеспеченной уступкой требования, клиент остается ответственным перед финансовым агентом за остаток долга.

В предмет договора факторинга могут быть включены обязательства по ведению для клиента бухгалтерского учета, а также предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.

Сторонами договора финансирования под уступку денежного требования выступают финансовый агент и клиент. До 2009 г. в качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования заключали банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида [2] . Однако впоследствии содержание ст. 825 ГК РФ, устанавливающей правовой статус финансового агента, было изменено, и круг лиц, которые могут выступать в таком правовом статусе, был значительно расширен. В настоящее время в качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать любые коммерческие организации.

К клиенту законом особых требований не предъявляется. Им может быть любое лицо, имеющее права кредитора по другому обязательству, вытекающему из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, вне зависимости, исполнено оно или нет, главное, что это обязательство существует.

Содержание договора финансирования под уступку денежного требования определяется следующими правомочиями сторон. При уступке денежного требования финансовый агент или клиент обязаны отправить должнику письменное уведомление о том, что обязательство, которое должно быть исполнено им, было передано. Необходимо определенно указать, какое обязательство должно быть исполнено. По просьбе должника финансовый агент обязан в разумный срок представить должнику доказательство того, что уступка денежного требования финансовому агенту действительно имела место. Если финансовый агент не выполнит эту обязанность, то должник вправе, не признавая эту уступку, исполнять обязательство клиенту, как и раньше. Однако если такое подтверждение получено и должник исполняет денежное требование перед финансовым агентом, то он освобождается от соответствующего обязательства перед клиентом (ст. 830 ГК РФ).

Необходимо отметить, что договор факторинга, как, впрочем, и любой другой гражданско-правовой договор, предполагает наличие риска неисполнения обязательства. Например, ООО «Прима» (финансовый агент) приобретает за 3 млн руб. у индивидуального предпринимателя Жукова А. В. (клиент ) денежные требования по договору поставки в сумме 4 млн руб. к ЗАО «Рассвет» (должник). Мотивы заключения договора факторинга у индивидуального предпринимателя сводились к тому, что он не обладает достаточным штатом юристов, которые занялись бы судебным процессом по взысканию суммы долга, и не располагает временем для ожидания такого возврата денежных средств. Он считает, что ему выгоднее «продать» свои требования пусть и за меньшую сумму, но которую он пустит сразу в оборот и получит прибыль хотя бы от этой суммы.

Финансовый клиент чаще всего руководствуется соображениями о взыскании полной суммы долга и получении прибыли в виде разницы между профинансированной суммой клиенту и взысканной суммой требований с должника. В приведенном примере — 1 млн руб. Именно поэтому п. 1 ст. 831 ГК РФ предусматривает, что если по условиям договора финансирования под уступку денежного требования финансирование клиента осуществляется путем покупки у него этого требования финансовым агентом, последний приобретает право на все суммы, которые он получит от должника во исполнение требования, а клиент не несет ответственности перед финансовым агентом за то, что полученные им суммы оказались меньше цены, за которую агент приобрел требование. Таким образом, может случиться так, что ЗАО «Рассвет» вернет только 2 млн руб. и обанкротится. В этом случае ООО «Прима» как финансовый агент останется в убытке на 1 млн руб. В этом и выражается риск. За это клиент индивидуальный предприниматель А. В. Жуков ответственности нести не будет (исключение может составить случай, когда договор факторинга был совершен между ними в целях обеспечения обязательства между данным предпринимателем и ООО).

Согласно ст. 832 ГК РФ должник наделен правом предъявить к зачету свои денежные требования, основанные на договоре с клиентом. В случае нарушения клиентом своих обязательств по договору, заключенному с должником, последний не вправе требовать от финансового агента возврат сумм, уже уплаченных ему по перешедшему к финансовому агенту требованию, если должник вправе получить такие суммы непосредственно с клиента. Должник, имеющий право получить непосредственно с клиента суммы, уплаченные финансовому агенту в результате уступки требования, тем не менее вправе требовать возвращения этих сумм финансовым агентом, если доказано, что последний не исполнил свое обязательство осуществить клиенту обещанный платеж, связанный с уступкой требования, либо произвел такой платеж, зная о нарушении клиентом того обязательства перед должником, к которому относится платеж, связанный с уступкой требования.

В целом договор факторинга и кредитный договор направлены на возникновение финансового обязательства, но при этом существенно отличаются друг от друга. На первый взгляд, факторинг имеет больше общих признаков с цессией. Есть мнение, что факторинг есть нечто среднее между цессией и отступным. Поэтому следует прояснить вопрос о соотношении факторинга с цессией. Напомним, что цессия предусматривает передачу от обладателя права (цедента) последнего другому лицу (цессионарию) на постоянной основе, она направлена на зачет встречных требований. Цель цессионного соглашения заключается в том, чтобы кредитор и должник воссоединились в одном лице, другими словами, на возмездную замену кредитора, но при факторинге никогда не требуется согласия должника, его лишь обязаны уведомить о переходе денежных требований к финансовому агенту.

Кроме того, предметом цессии может быть всякое право, что не связано с личностью цедента. А при факторинге уступаемое право может быть только денежным. В факторинге также возможно оказание дополнительных услуг (ведение бухгалтерского учета), а в цессионных отношениях это не предусмотрено. Таким образом, цессию можно рассматривать как особый правовой механизм движения долговых обязательств, который может быть составной частью факторинга, однако смешивать их нельзя.

  • [1]Катвицкая М. Ю. Договор факторинга // Право и экономика. 2008. № 4; Гришаев С. П. Договор факторинга // Деньги и кредит. 2001. №11; Адамова К. Р. Юридическая трактовка экономической сущности факторинга в международном и российском законодательствах // Финансы и кредит. 2000. № 9; и др .
  • [2]Алексеева Д. Г. Отмена лицензирования факторинговых операций — размышления на тему // Факторинг и торговое финансирование. 2009. № 2. С. 58.

Еще по теме:

  • Коммерческий директор владивосток Коммерческий директор во Владивостоке Заметка к объявлению Работа и обязанности Обязанности: 1. Выполнение плана продаж и прибыли (минимально на 90%). 2. Выполнение стратегических проектов и задач департамента. 3. Соблюдение кредитной политики компании и […]
  • Мировой суд ровио 3 Мировой суд ровио 3 Судебный участок №9 г.Петрозаводска Определении территориальной подсудности в поисковой системе «2ГИС» Аппарат мирового судьи Козырева Татьяна Валерьевна Назначена на должность мирового судьи Постановлением ЗС РК от 25.05.2018 №682 -VI […]
  • Купить земельный участок можайск Частные объявления Участки (продажа) Популярность: 84 (число просмотров в отдельном окне) Продам Земельные участки, Кингисеппский район. Популярность: 802 (число просмотров в отдельном окне) Участок с домиком на Можайском водохранилище […]
  • Как учитывать авансы при ндс НДС с аванса: проводки Актуально на: 10 февраля 2017 г. Плательщик НДС при получении оплаты в счет предстоящей поставки товаров (выполнения работ, оказания услуг) должен исчислить к уплате НДС с предоплаты (п. 1 ст. 146, п. 1 ст. 154, пп. 2 п. 1 ст. 167 НК […]
  • Купить земельный участок в артеме Купить земельный участок в Артеме 06.09.2017 06:10 | Купить земельный участок большой площади в Артеме улица Тульская, дом 41 сельхозназначение, 3500 сот. 300 000 000 руб. Земельный участок ( 35 га), на котором расположено действующее предприятие свиноферма; […]
  • Защита гражданских прав доклад Защита гражданских прав Возникновение и осуществление гражданских прав и обязанностей Осуществление гражданских прав — реализация управомоченным лицом тех возможностей, которые составляют содержание принадлежащего ему права. Ст. 8. Основания возникновения […]