Гражданский процесс по римскому праву

22.03.2019 Выкл. Автор admin

Гражданский процесс по римскому праву

2.1. Деление гражданского процесса

Судебный процесс по делам частного характера на протяжении многовековой истории Рима не оставался неизменным. В республиканский период существовал легисакционный процесс, затем появился формулярный процесс, который был отменен в первой половине IV в. н. э. экстраординарным производством.

Легисакционный процесс. Легисакционный процесс стал первой развитой формой судопроизводства по частным спорам. (Происхождение самого выражения legis actiones (иски по закону) до конца не выяснено.) Он состоял из двух стадий:

1) in iure. На этой стадии стороны являлись к магистрату, осуществляю щему судебную власть. Стороны приходили вместе: либо доброволь но, либо истец силой приводил ответчика. Если вещь, по поводу ко торой шел спор, было возможно принести с собой, то она обязательно приносилась. Затем в присутствии магистрата сторонами выполнялся ряд ритуалов и произносились торжественные слова. Следует заметить, что процесс был очень формализован, ошибка в словах автоматически приводила к проигрышу в процессе. После выполнения всех необходимых обрядов магистрат свидетельствовал, что тяжба имеет место. Им также вызывались свидетели, чтобы подтвердить наличие тяжбы на следующих этапах процесса;

2) через определенное число дней, уже в присутствии не магистрата, а судьи (в роли судьи выступал частный гражданин или несколько граждан, приглашенных магистратом), начинался процесс in iudicio. После выступления свидетелей, подтверждавших, что спор действительно имеет место, суд исследовал все существовавшие доказательства (письменные, показания свидетелей по существу дела) и произносил sententia (суждение). Суждение суда обжалованию не подлежало.

Можно выделить несколько видов легисакционного процесса в зависимости от действий сторон и содержания требований:

— посредством присяги (legis actio sacramento). Считается, что это наиболее древний тип судебного процесса, применявшийся чаще остальных. В нем рассматривались как личные, так и вещные иски. Стороны в строго формальных выражениях торжественно высказывали свои претензии друг к другу и вносили залог. Истец приносил с собой вещь, по поводу которой шел спор (или кусок этой вещи), если это было возможно. Например, в споре о земле приноси ли кусок дерна и затем, держа в руках vindicta (особая палочка в форме копья), произносили установленную фразу, утверждая свое право на вещь. Ответчик со своей стороны производил те же действия. Затем следовало определение залога, символизировавшего предмет иска. Выигравшая сторона получала свой залог обратно, а второй залог поступал в пользу казны. Если какая-либо из сторон отказывалась вносить залог, она признавалась проигравшей. Вещь передавалась на хранение одной из сторон до суда. Во время второго этапа стороны избирали непосредственно судью из трех лиц, который и разбирал спор;

— посредством просьбы о назначении судьи или арбитра (legis actio per iudicis arbitrive postulationem). В этом виде легисакционного процесса судья назначался сразу по требо ванию истца, и залог не вносился. На первой стадии процесса истец должен был произнести следующие слова: «Я утверждаю, что ты мне по твоему торжественному обещанию должен… и я спрашиваю: дашь или оспариваешь». Ответчик либо признавал иск, либо произносил отрицательные слова. Этот вид применялся для защиты обязательств при стипуляции некоторых обязательств, возникших вследствие дележа имущества (раздел общей соб ственности, раздел наследства);

— посредством истребования, или процесс «под условием» (legis actio per condictionem). Данный иск появился в III–II вв. до н. э. и применялся для требований определенной суммы денег или определенной вещи. Требование истца заявлялось аналогично предыдущему виду легисакционного процесса, ответное возражение ответчика предполагало отсрочку на 30 дней, после которой стороны встречались у судьи уже для второй стадии процесса разбора дела по существу.

Следующие два вида легисакционного процесса относятся к исполнительным legis actiones, посредством которых принудительно удовлетво рялись интересы истца в связи с несомненностью его требований:

— посредством наложения руки (legis actio per manus iniectionem). Такой процесс применялся только по некоторым конкретно предписанным законами искам из обязательств. Проведение процесса и возбуждение дела в виде «наложения руки» было обусловлено тем, что предваритель но существовала сделка (пехит), которая породила ответ ственность в виде долга.

Согласно Законам XII таблиц должнику-ответчику для погашения долга давалась отсрочка в 30 дней после вынесения судебного решения на основании какого-либо из легисакционных процессов. Затем предоставлялись дополнительные 60 дней своего рода «временно обязанного состояния» под домашним арестом у кредитора. Причем Законами XII таблиц даже описывалось, каким именно питанием кредитор должен был обеспечивать должника в период домашнего ареста.

В течение этих 60 дней кредитор трижды приводил должника к магистрату, чтобы желающий заплатить за должника объявил себя. Если никто из друзей или родственников должника не мог или не проявлял желания возвратить долг, то истец мог продать ответчика в рабство за пределы Рима (trans Tiberium — за пределы Тибра) или даже убить его. Позднее по Закону Петелия (lex Poetelia) должнику стало разрешаться отрабатывать свой долг.

Особенностью этого вида процесса было то, что сам ответчик не мог оспаривать долг, в его защиту мог выступить родственник или патрон ответчика (vindex), которые могли возбудить судебное разбирательство для выяснения оснований долга. Этим они принимали ответственность на себя, причем при выяснении неосновательности их вмешатель ства они присуждались к выплате долга в двойном размере;

— посредством жертвы или посредством захвата залога (legis actio per pignores capriorem). В случае неплатежа за переданную вещь истец, произнося определенные торжественные слова, самоуправно забирал вещи обратно (либо иную вещь, принадлежавшую должнику в качестве залога) сделать это можно было только в праздничный день. После дующие претензии и судоговорение проходило порядком, сходным legis actio sacramento.

С течением времени легисакционный процесс был сменен формулярным.

Формулярный процесс. С развитием преторского права на смену сложному и архаичному легисакционному процессу приходит формулярный процесс. Этот вид процесса утвердился со второй половины II в. до н. э. после принятия специального закона (lex aebutio). В формулярном процессе значительно повысилась роль претора, который перестал быть пассивным участником сакраментальных обрядов, совершавшихся сторонами при легисакционном процессе. Возросло значение первой стадии судопроизводства (in iure), так как именно здесь устанавливалась юридическая суть спора. Она находила свое выражение в заключении (формуле) претора, в котором присяжному судье указывалось, как следует решать данное дело. Постепенно преторы начинают составлять новые формулы исков, отходя от старых законов и обычаев, руководствуясь при этом требованиями торгового оборота и необходимостью укрепления частной собственности. Создавая новые формулы и иски, претор посредством своего эдикта способствовал развитию самого содержания частного права.

Претор не заставляет теперь тяжущихся выполнять требовавшиеся при легисакционном процессе формальности, а дает в руководство судье формулу, которой тот должен дер жаться при рассмотрении по существу искового требования.

По своей структуре данная формула состояла из некоторых основных частей (Partes formulae):

— называние (nominatio). В этой части претор назначает то или иное лицо посредником (судьей) для рассмотрения по существу искового требования. Например: «Судьей по данному делу пусть будет Октавий»;

— показывание, описание (demonstratio). Излагается гипоте за или состав дела. Эта часть открывается словом «поскольку» («quod»). Например: «Поскольку истец продал раба от ветчику…»;

— намерение (intentio). Самая существенная часть формулы. Она излагает юридическое содержание спора между сторонами, который подлежит разрешению судьей. Здесь речь идет о притя зании истца. Она открывается словами: «если выяс нится (si paret)…»;

— присуждение (adiudicatio) — «Присуди, сколько следует и кому следует»;

— осуждение (condemnatio). Судье предлагается «осудить» или оправдать ответчика. «Судья, присуди Нумерия Негидия (NN) Авлу Агерию (АА) уплатить десять тысяч сестерций. Если же долга за Нумерием Негидием не окажется, то оправдай». Под Авлом Агерием (АА) понимается модельное обозначение истца, а под Нумерием Негидием (NN) — ответчика.

Возникает вопрос, какое отношение имела преторская формула к старому цивильному праву (ius civile)? Одни из формул были составлены на основании цивильного права (in ius conceptae), а другие обосновывали исковое требование совокупностью указанных претором фактов (in factum conceptae).

Некоторые преторские формулы содержали фикцию. Претор порой предписывал судье в интенции действовать так, как если бы какой-либо факт, не имевший места в дей ствительности, был налицо или, наоборот, как если бы дей ствительный факт не имел места.

Экстраординарный процесс. Формулярный процесс, существовавший в период республики, какое-то время продержался и в период империи, но он постепенно вытиснился новой формой процесса — экстраординарным. Отличительные черты этого процесса таковы. В качестве представителя государственной власти теперь выступает не выборный претор, а назначенный императорский чиновник. Дела решаются в необычном для предшествовавшего периода порядке (extra ordinem), т. е. чиновник, назовем его судебным магистратом, рассматривает все дело от начала до конца и постановляет приговор сам, без передачи его судье. Двух стадий процесса (in iure и in iudicio) здесь уже нет. Это одностадийный, чиновничий процесс.

Указом Диоклетиана 294 г. предписывалось, чтобы правители провинций, презесы (praeses), разбирали дела в полном объеме. Если же почему-либо презесы поручали рассмотрение дела судьям, то они обязаны были опять-таки за один раз и расследовать дело, и решить его окончательно. На судебное решение, вынесенное нижестоящим чиновником, допускается обжалование (appellatio) вышестоящему чиновнику. То есть процесс проходит в нескольких инстанциях.

Магистраты, т. е. обладавшие высшей властью (imperium) консулы, преторы имели право организовывать разбирательство присяжных судей, решающих дело по существу для каждого отдельного спора. Такое право именовалось юрисдикцией (iurisdictio). Любой взрослый римский гражданин мог быть судьей по гражданским спорам. Судья, если он действовал один (unus iudex), назначался претором индивидуально для каждого дела. Такого судью, который мог решать дела по свободному усмотрению (arbitrium), называли арбитром (arbiter). Чаще всего к арбитражу прибегали в тех спорах, когда речь шла о производстве оценок, установке межи, разделе. Иногда разбирательство дел было коллегиальным. В этом случае судьями становились лица, внесенные в особые списки либо из числа сенаторов, либо из числа всадников.

Важен вопрос о подсудности. Все дела между гражданами могли разбираться только городскими магистратами Рима или того города, в котором лицо имело право гражданства — в этом случае употреблялся термин «forum originis» (подсудность по происхождению). Если лицо имело свое местожительство, то говорили о «forum domicilium» (подсудность по местопребыванию). Тот римский гражданин, который проживал в провинции, имел право требовать, чтобы его спор был перенесен на рассмотрение городского магистрата Рима. Говорили так: «Рим — наше общее Отечество». Однако ответчик, свидетель, арбитр, судья, временно пребывавшие в Риме, имели право просить о переносе процесса на место их жительства.

2.2. Виды и средства преторской защиты

Понятие иска. Сферу свободы или власти лиц — субъектов права, их возможность удовлетворять свои потребности и интересы определяло субъективное право. Однако в жизни, реализуя свое право, субъекты часто сталкивались с ущемлением прав и свобод. Благодаря этому на практике важно было установить, имеет ли субъект права возможность судебным путем добиться осуществления своего права. По поводу этой возможности римские юристы говорили так: есть ли у данного лица иск? Лишь в случаях, когда государственный орган предусматривал возможность предъявления иска, говорили о праве, защищаемом государством. В этом смысле говорили о том, что римское частное право есть система исков.

Иск (actio) — право лица осуществлять принадлежащее ему требование (D. 44. 7. 51; 4. 6).

Иски складывались в процессе развития формулярного процесса в рамках разрабатываемых формул. Последние не оставались неизменными. Преторские эдикты вводили новые формулы, изменяли имеющиеся, распространяли иски на более широкий круг случаев. С течением времени вырабатывались типичные формулы для отдельных категорий исков.

Виды исков. По личности ответчика иски делились на вещные иски (actiones in rem) и личные иски (actiones in personam).

Вещный иск направлен на признание права в отношении определенной вещи (например, иск собственника об истребовании его вещи от лица, у которого эта вещь находится); ответчиком по такому иску может быть любое лицо, нарушающее право истца, ибо нарушителем права на вещь может оказаться третье лицо.

Личные иски направлены на выполнение обязательства определенным должником (например, требование платежа долга). Обязательство всегда предполагает одного или нескольких определенных должников; только они могут нарушить право истца и только против них и давался личный иск. Иногда ответчик по личному иску определялся не прямо, а с помощью какого-то посредствующего признака; например, иск из сделки, совершенной под влиянием принуждения, давался не только против того лица, которое принуждало, но также и против всякого, кто получил что-либо от такой сделки. Такие иски назывались «подобные вещным искам» (actiones in rem scriptae).

По объему и цели имущественные иски делились на три группы:

1) иски для восстановления нарушенного состояния имущественных прав (аctiones rei persecutoriae); здесь истец требовал только утраченную вещь или иную ценность, по ступившую к ответчику; например, иск собственника об истребовании вещи (rei vindicatio);

2) штрафные иски, целью которых являлось наказание ответчика (аctiones poenales). Предметом их служили: а) прежде всего взыскание частного штрафа и б) иногда возмещение убытков, но в отличие от предыдущего иска посредством данного иска можно было истребовать не только то, что отнято или получено, но и возмещение такого ущерба, которому на стороне ответчика не соответствовало какое-либо обогащение. Например, иск против лица, которое обманом причинило убытки, хотя и не обогатилось от этого (actio doli);

3) иски, осуществляющие и возмещение убытков, и наказание ответчика (аctio mixtae), например иск по аналогии (actio legis Aquiliae): за повреждение вещей взыскивалась не их стоимость, а высшая цена, которую они имели в течение последнего года или месяца.

Личные иски, направленные на получение вещей (денег, других заменимых вещей) или совершение действий, называются прямыми исками (condictiones) (Gai. 4. 5). Личное требование в римском праве рассматривается с точки зрения кредитора как требование принадлежащего ему долга (debitum) или обязанности должника что-либо дать или сделать (dare, facere, oportere).

Существовали и иные иски, например, публичные (actio nes populares), предъявлявшиеся любому гражданину, «кто что-либо поставил или подвесил так, что оно может упасть на улицу».

По образцу уже существующего и принятого в практике иска создавался аналогичный ему иск, тогда первоначальный иск назывался actio directa, а производный — actio utilis; например, иск о причинении ущерба, не предусмотренного законом Аквилия, назывался actio legis Aquiliae utilis.

Фиктивными исками — actiones ficticiae (Gai. 4. 34 и сл.) — назывались такие, формулы которых содержат фикцию, т. е. указание судье присоединить к наличным фактам определенный несуществующий факт или устранить из них какой-либо факт, а весь случай разрешить по образцу другого определенного случая. Так, кто приобрел чужую движимую вещь добросовестно при определенных условиях, приобретает ее по цивильному праву по давности в течение года и может затем осуществлять свое право против преж него собственника. Против менее управомоченного лица претор защищает такого приобретателя еще до истечения годового срока путем предписания судье обсудить дело так, как если бы истец уже владел в течение года (si anno possedisset).

Нередко судье предписывалось выносить особое решение, если он не добился от ответчика выдачи или предъявления предмета спора. Объем возмещения судья может определить по своему усмотрению (arbitrium), исходя из принципа «добро и справедливость» (bonum et aequum). Иски такого рода в праве Юстиниана называются арбитражными.

Средства преторской защиты. Кроме исковой защиты существовали также особые способы защиты нарушенного права — средства преторской защиты иска. Ее основными способами являлись:

1) интердикт — приказ претора о прекращении каких-либо действий, нарушающих права граждан. Издавались преторами по определен ным гражданским делам на стадии расследования дела, чаще всего по поводу штрафов или залога. Интердикт должен был исполняться незамедлительно. Можно перечислить следующие виды интердиктов:

— простой интердикт (simplicia) — был обращен только к одной из сто рон;

— двусторонний интердикт (duplicia) — обращался к обеим сторонам;

— запретительный интердикт (prohibitoria) — запрещал определенные действия и поведение (например, запрет нарушать чье-либо владение (vim fieri veto));

— восстановительный интердикт (restitutoria) — приказ о восстановлении разрушенного публичного строения или возврате лицу его вещи;

— предъявительный интердикт (exhibitoria) — требуют представить определенное лицо немедленно, так, чтобы претор это видел;

2) реституция (restitutio in integrum) — это возврат в первоначальное по ложение. Такой способ применялся претором, если нормы общего права применить было невозможно или если претор считал, что их применение будет несправедливым. Основаниями реституции были: несовершеннолетие одной из сто рон, временное отсутствие одной из сторон (был в плену), совершение сделки под угрозой, т. е. те основания, которые хотя и не были указаны старым правом среди оснований для расторжения сделки, но являлись достаточными поводами и причинами для того, чтобы это сделать. Для применения реституции необходимо было наличие трех условий: причиненного ущерба, одного из вышеперечисленных оснований, своевременность прошения о реституции;

3) стипуляция (stipulationes praetoriae) — обещание лица в присутствии претора сделать что-либо (например, дать право собственности). Такие обещания, являющиеся по сути вербальным договором, заключа лись сторонами по указанию магистрата. Виды стипуляции:

— регулирование правильного проведения спора (stipulationes jiudiciales);

— внесудебные стипуляции (stipulationes cautionales);

— обеспечение процессу беспрепятственного проведения (stipulationes comunes);

4) введение во владение (missiones in possessionem) применялось в исках по наследственному праву. Претор «вводил наследника во владение», т. е. фактически объявлял его наследником.

2.3. Исковая давность и отказ в иске

Понятие и категории исковой давности. Исковая давность (praescriptio) — установленный срок, в течение которого лицо может обратиться с иском о защите своего нарушенного права.

Римское право не выработало специальных условий, ограничивающих по времени право на заявление исковых требований.

В классическом праве существовали особые сроки для определенных сделок, но они не являлись исковой давностью, а лишь сроками, в течение которых то или иное право действовало (например, поручительство действует два года и т. п.). Таким образом, в классическом римском праве все иски считались как бы постоянными и не имевшими ограничений по времени (actiones perpetuae).

При Юстиниане (в V в. н. э.) была введена исковая давность в классическом понимании этого термина. Для всех личных исков и исков на вещи она была одинаковой и устанавливалась на срок 30 лет (в исключительных случаях законодательство императоров устанавливало давность в 40 лет).

Течение исковой давности начиналось с момента возникновения основания для претензии:

— для исков по правам на вещи — с момента нарушения права собственности;

— по обязательствам не совершать какого-либо действия с момента нарушения этого обязательства и совершения действия, несмотря на обещание;

— по обязательствам совершить какое-либо действие — с момента возникновения возможности требовать совершить обещанное незамедлительно.

Течение исковой давности могло быть приостановлено по уважительным причинам (несовершеннолетние лица и др.). Если основания для приостановления срока устранялись, то течение исковой давности возобновлялось.

Виды исковой давности в отношении сложных исков:

— полная — погашалось все требование в целом (praescriptio totalis);

— частичная, когда считалось погашенным, например, право требовать штрафной санкции за неисполнение, но сохранялось право требовать исполнения (возврата вещи и т. д.).

Погашение исковой давности имело место тогда, когда в течение срока ее действия лицо, право которого нарушено, не пыталось воспользоваться правом предъявить иск к виновному (обязанному) лицу.

Приостановление исковой давности имело место, когда лицо в силу каких-либо препятствий не могло предъявить иск. Такими препятствиями могли быть:

а) юридические препятствия, мешавшие предъявлению иска (например, наследник испрашивал срок на составление инвентаря наследства);

б) несовершеннолетие управомоченного лица.

в) тяжелая болезнь управомоченного лица или нахождение его в плену; отсутствие ответчика, против которого должен быть предъявлен иск и др.

Устранение препятствий, мешавших лицу предъявить иск, возобновляло течение исковой давности. При этом остающаяся часть срока удлинялась на время приостановления.

Прерывание исковой давности имело место, если обязанное лицо признавало право управомоченного лица либо управомоченное лицо совершало действия, свидетельству ющие о стремлении осуществить свое право.

Считалось, что обязанное лицо признавало права управомоченного лица в следующих случаях:

а) выплаты процентов по обязательству;

б) частичной выплаты долга;

в) обращения к истцу с просьбой об отсрочке долга.

Действием управомоченного лица, свидетельствующим о его стремлении осуществить право требования к обязанному лицу, являлось, например, предъявление им иска в суд.

В случае прерывания исковой давности истекшее до перерыва время не включалось в давностный срок, и течение исковой давности возобновлялось вновь.

Особое регулирование исковой давности было у исков, возникших из наследственного права. Требование о восстановлении в правах наследства не имело срока давности и сохраняло правовые основания на протяжении жизни всех наследственных поколений, которые имели право наследования или непосредственно или по праву представления.

2.4. Признание или отказ в иске

Признание иска. Предъявленный иск ответчик мог признать или оспаривать.

В случаях признания ответчиком требований истца решение могло последовать уже в первой стадии производства (in iure).

Когда ответчик отрицал свой долг, то он отвечал «не должен» (non oportere), процесс развивался дальше и передавался на дальнейшее рассмотрение (in iudicium). Когда же ответчик отвечал утвердительно и признавал свой долг, то он просто присуждался в пользу истца.

Наряду с признанием в суде личных требований из обязательств известна другая форма признания права истца на вещи, но связанная с передачей права собственности. Она свершалась не путем формальной манципационной сделки, а судебной уступкой (in iure cessio), доведением дела до разбирательства (in iure), когда уступающий свое право на вещь на вызов приобретателя заявить свои права отвечал или отрицанием, или молчанием.

Здесь молчание или отрицание ответчика приравнивается к его согласию (молчаливому). Формальные вопросы одной стороны и принятие другой стороной какого-либо из двух положений завершаются процессуальным присуждением вещи истцу претором. Магистрат основывает свое решение на ответе вызываемой стороны и процессуально легализирует сделку сторон.

В формулярном процессе институт судебного признания принял определенно выраженный лично-правовой характер. Ответчик, признавая себя обязанным что-либо уплатить, уподоблялся тому, кто при иске на вещь уступал ее в форме признания. Признавший требование, по воззрениям классиков, выносил как бы решение по собственному делу. «Признавший считается присужденным, будучи как бы приговорен собственным решением» (D. 42. 2. 1).

Когда ответчик признавал существование требования, направленного на вещи, или основание этого требования, но не его размер, возникали затруднения. Сначала вопрос разрешался путем передачи для разрешения судьей в следующей стадии (in iudicio).

Следует отметить, что при том иске, который дается против признающего, судья назначается не для решения дела, а для его оценки: ведь по отношению к признающим нет никаких (спорящих) сторон для присуждения (D. 9. 2. 25. 2).

Однако при этом порядке против сделанного in iure признания ответчик мог in iudicio выступать с опровержениями и таким образом обессиливать его. В третей четверти II в. был принят сенатусконсульт, на основании которого выработалось правило, что последовавшее в первой стадии судопро изводства (in iure) признание влекло за собой постановление, завершающее спор по данному пункту, особенно при исках на вещи. Такое постановление окончательно устанавливало право истца на вещь (rem actoris esse).

Защита против иска. Если ответчик не признавал иска, он мог направить оспаривание против его основания. Ответчик мог также отрицать факты, на которых истец основывал свой иск, или приводить факты, исключающие присуждение, даже в том случае, если факты, обосновывающие иск, были верными.

Отказ в иске. Производство в первой стадии могло тут же и закончиться без передачи дела на дальнейшее рассмотрение. Это бывало, когда еще в первой стадии магистрат приходил к заключению, что требование истца было юридически не обосновано (по несоответствию требованиям закона, нравов и справедливости), или сам истец признавал возражения ответчика. В этих случаях преторы и другие судебные магистраты оставляли за собой в эдикте право отказать истцу в выдаче формулы. «Полномочен отказать в иске тот, кто может и дать (его)» (d. 50. 17. 102. 1).

Этот акт назывался отказом в иске «denegatio actionis». Он не обладал погашающей силой, которую имело бы оправдывающее ответчика решение. Отказ не был бесповоротным, и истец мог вторично обратиться к тому же или другому претору с новым иском по тому же делу, исправив допущенные ранее недостатки.

§ 2. Виды гражданского процесса

Самый древний легисакционный процесс велся посредством законных исков (leges actiones).

К основным чертам легисакционного процесса относятся следующие:

1) он являлся обычным (ordo) процессом, делился на две стадии: in iure — перед магистратом и apud indicem (in iudicio) — перед судом; в нем существовали дополнительные элементы, предусматривающие участие частных лиц, благодаря которым он назывался также «частным судопроизводством» (ordo indiciorum privatorum); все виды leges actiones вводились и регулировались законом (почти все — Законом XII Таблиц) и относились к цивильным искам строгого права;

2) строгий формализм; процесс обставлялся ритуальными формами и жестами, и малейшее отступление от этого порядка приводило к проигрышу дела;

3) исковое требование (petitio) отклонялось, если расходилось с тем, что был должен ответчик (plus petitio);

4) органами легисакционного процесса на стадии in iure являлись в основном преторы (городские и перегринские), эдилы и некоторые другие магистраты. На стадии apud iudicem ими были судьи, арбитры, рекуператоры и постоянные судьи.

Судья (iudex unus или iudex privatus) являлся частным лицом, римским гражданином. Судьями могли назначаться лица, имена которых были занесены в списки судей.

Арбитры не зависели от судей и участвовали обычно в спорах по разделу имущества. Судили, принимая решение большинством голосов. Постепенно различия между арбитрами и судьями стерлись.

Рекуператоры — судьи, рассматривавшие споры между римскими гражданами и перегринами, а также между перегринами разных народностей, судили в совете, принимая решения большинством голосов.

Постоянный суд в Риме разрешал статутные споры, семейные, наследственные, по вещным правам. Этот суд избирался на трибутных комициях. В конце республики он был заменен на суд центумвиров (из 10 отделений). Стороны свободно выбирали, перед каким судом вести спор.

Стадия in iure имела несколько особенностей:

она велась только на форуме (это место называлось ius), под открытым небом. Процесс был публичным;

для ведения процесса было точно определено время (dies fasti) — заранее утвержденные 40 дней. В дни nefasti или в дни религиозных церемоний процесс был запрещен;

завершающим и торжественным актом являлся litis contestatio (утверждение спора перед свидетелями и направление спора судье для вынесения решения).

Формализм легисакционного процесса иллюстрируется известным примером, когда истец, назвав виноградные лозы (вместо деревьев, как этого требовали Законы XII Таблиц), проигрывал тяжбу.

Стадия apud iudicem проводилась судьей в публичных местах во все дни, кроме дней публичных торжеств. Стороны имели два дня для подготовки. Сторона, не явившаяся в суд, считалась проигравшей спор. Суд выносил решение в пользу присутствующей стороны. Приговор (решение) был окончательный и в принципе обжалованию не подлежал.

Формы (виды) legis actiones

По Закону иск вменялся пятью формами: сакраментальной; посредством требования назначить судью для разбирательства дела; посредством кондикиций; наложением руки; захвата (задержания) какой-либо вещи должника в залог.

Рассмотрим первую форму, которая применялась во всех случаях, если законом не предусматривался иной иск.

Legis actio sacramento — иск в сакраментальной форме (посредством присяги, посредством пари — так по-разному современные ученые называют эту форму).

Один из древнейших законных исков подробно описан в Институциях Гая. В соответствии с Законом XII Таблиц (II, I) залог был установлен по искам в 1000 ассов и более, в сумме 500 ассов, по искам на меньшую сумму и по спорам о свободе какого-нибудь человека — 50 ассов.

Если спор велся о движимой вещи, предмет спора должен был быть представлен магистрату; если это была недвижимая вещь, представлялся какой-либо символ вещи (ее часть) — одна овца, если спор шел о стаде, глыба земли, черепица и т.д.

Истец и ответчик должны были подтвердить свои требования перед магистратом с помощью ритуальных слов и жестов. Потом они взаимно призывались дать залог или гарантию о сакраментуме, который первоначально подразумевал клятву, а позднее сумму денег. Сторона, выигравшая спор во второй стадии процесса (apud iudicem), получала залог обратно. Проигравший утрачивал залог в пользу храмов, а позднее государства.

Спор заканчивался уже на первой стадии, если ответчик признавал иск.

В практике перегринского (а затем и городского) претора стал складываться новый порядок судопроизводства — формулярный процесс.

Претор стал давать судье в конце стадии производства in iure письменную формулу (программа, директива), на основе которой судья должен был вынести решение. При этом претор не был связан буквой закона, а учитывал все конкретные обстоятельства дела с позиции доброй совести и справедливости.

Таким образом, он мог дать иск в тех случаях, когда такого иска не было по ius civile. К существенным особенностям формулярного процесса следует отнести: во-первых, его неформальность, так как стороны свободно выражали свои исковые требования, и, во-вторых, усиление роли магистрата, который стал активным создателем формулы и тем самым новых правовых норм преторского права.

Хорошо известен в истории римского права такой эпизод. Некий Луций Вераций расхаживал по улицам Рима и бил прохожих по лицу пальмовой ветвью. За ним шел раб с корзиной медных денег, который по приказу господина тут же отсчитывал пострадавшим сумму штрафа (25 ассов), предусмотренную Законом XII Таблиц. Такое глумление над законом дало преторам повод предусмотреть в эдикте новое судебное разбирательство, позволявшее судье дать по своему усмотрению справедливую оценку «обиде».

Формулярный процесс был введен в третьей четверти II в. до н.э. Законом Эбуция, предоставлявшим сторонам право выбора формы процесса. Две формы процесса — легисакционный и формулярный — существовали параллельно до XVII в., когда легисакционный процесс был отменен.

Основные черты формулярного процесса

Формулярный процесс, как и легисакционный, имел две стадии: перед магистратом и перед судьей. Органы формулярного процесса были теми же, что и в легисакционном. Вызов в суд ответчика, как и в легисакционном, также осуществлялся истцом. Время и место обоих процессов были идентичны. Однако в конце cтадии in iure претор составлял формулу иска и в присутствии свидетелей передавал ее истцу, а тот ответчику.

Формула и ее части. Формула представляла собой письменную инструкцию, в которой магистрат назначал судью (номинация) и предписывал ему, как разрешить спор.

Формула содержала четыре основные (главные) части (демонстрация, интенция, адьюдикация, кондемнация) и две неосновные (прескрипция, эксцепция).

Интенция. Гай определяет интенцию как ту часть формулы, которая выражает притязания истца. Она обязательно присутствует в любой формуле, хотя другие части могут отсутствовать.

Примеры интенции из Гая: «. если окажется, что Нумерий Негидий должен дать Авлу Агерию десять тысяч сестерций», «. все, что Нумерий Негидий, как окажется, должен дать, сделать Авлу Агерию», «если окажется, что раб Стих принадлежит Авлу Агерию о праву квиритов».

Кондемнация — часть формулы, на основании которой судья уполномачивается осудить или оправдать ответчика. Например: «. судья, присуди Нумерия Негидия уплатить Авлу Агерию десять тысяч сестерций. Если же долга за Нумерием Негидием не окажется, то оправдай». «Судья, присуди с Нумерия Негидия в пользу Авла Агерия, если тот не возвратит вещи, столько, сколько Нумерий Негидий должен дать и сделать Авлу Агерию по доброй совести; если же сказанного не окажется, то оправдай». Кондемнация синтаксически связана с интенцией: «если окажется, осуди, если не окажется, оправдай». Присуждение в формулярном процессе могло быть только денежным.

Эксцепция (возражение) представляет собой ссылку ответчика на такое обстоятельство, которое делает неправильным удовлетворение иска, даже если интенция иска основательна.

Павел определял эксцепцию как условие, которое или освобождает ответчика от присуждения или только уменьшает присуждение. Ульпиан писал, что эксцепция названа так, будучи как бы некоторым исключением, которое обычно противопоставляется иску по какому-нибудь делу, для исключения того, что требуется в интенции или кондемнации.

Легисакционный и сменивший его формулярный процессы рассматривались как обычные частные процессы (ordo iudiciorum privatorum). Им противопоставлялись судебные разбирательства с особой процедурой (cognitio extra ordinaria). Все разбирательство велось перед магистратом, процесс уже не делился на две стадии, решение становилось приказом государственного органа, а не частным мнением судьи.

Экстраординарный процесс (или когниционное производство) явился последним этапом в развитии римского гражданского процесса.

В провинциях уже в эпоху республики существовали различные формы экстраординарного процесса для решения дел между перегринами без отечества. Во второй половине II в. н.э. формулярный процесс практически исчезает в провинциях, полностью уступая место когниционному производству к началу III в.

Полное и повсеместное упразднение формулярного процесса происходит в первой половине IV в.

Основные черты экстраординарного процесса:

процесс перестал делиться на две стадии (in iure и apud iudicem) и велся государственным чиновником. Отпали формулы исков и судебные договоры. В праве Юстиниана к litis contestatio приравнивался момент, когда стороны в первый раз вступали в устное состязание по делу;

судья объявлял решение, а копии вручались сторонам. Решение содержало диспозитив (распоряжение) и аргументацию.

решение выносилось не позднее трех лет. Присуждение по делу необязательно выражалось в определенной денежной сумме (как в формулярном процессе), а могло быть направлено на выдачу определенной вещи;

вызов в суд на определенный день вошел в круг административных обязанностей судьи, тогда как в ординарных процессах это была обязанность истца. Никто не вправе был уклоняться от явки в суд;

в случае неявки ответчика разбирательство могло быть заочным. При неявке истца дело оставалось без рассмотрения;

вместо прежней публичности, когда все действия проходили перед форумом, процесс стал проходить в закрытом помещении. Государственные служащие работали в специальных канцеляриях;

были установлены судебные расходы и пошлины, которые оплачивали стороны по предварительно утвержденной таксе. Процесс стал платным;

велся протокол. Все процессуальные действия совершались письменно. Процесс стал письменным;

допускалась апелляция (обжалование) решения, причем неоднократная. Против чиновников низшего разряда можно было подать жалобу высшим чиновникам и даже императору. Жалоба подавалась сразу после вынесения решения. При Юстиниане срок для обжалования был установлен в 10 дней;

доказательства применялись те же, что и прежде. Однако теория об оценке доказательств устанавливала иерархию доказательств.

В процессе применяются презумпции, связанные с распределением бремени доказывания; некоторые факты в нормативном порядке считаются несуществующими, пока заинтересованная сторона не докажет обратное. В оценке доказательств судьи опираются на нормативный материал, что ограничивает их произвол в сравнении с формулярным процессом.

Исполнение решения перестало быть частным делом, а входило в компетенцию магистрата. Для исполнения решения требовалось прохождение определенного срока (в четыре месяца), когда должник мог сам исполнить решение. В случае неисполнения истец мог требовать судебного исполнения; решение суда, по которому разрешалось исполнение, направлялось в государственные органы, они и приводили решение в исполнение.

Таким образом, легисакционный и сменивший его формулярный процессы рассматривались как обычные частные процессы (ordo iudiciorum privatorum). Им противопоставлялись судебные разбирательства с особой процедурой — экстраординарный процесс (cognitio extra ordinaria), который явился последним этапом в развитии римского гражданского процесса.

В экстраординарном процессе все разбирательство велось перед магистратом, процесс уже не делился на две стадии: in iure и apud iudicem, решение становилось приказом государственного органа, а не частным решением судьи.

Отпали формулы исков и судебные договоры. В праве Юстиниана к litis contestatio приравнивался момент, когда стороны в первый раз вступали в устное состязание по делу.

Преклюзивный эффект процесса связывается уже не с litis contestatio, а с вынесенным решением.

Гражданский процесс по римскому праву

Современное позитивное право большинства стран делится на материальное и процессуальное. Под материальным правом понимают совокупность норм, регулирующих поведение субъектов в обширной области имущественных и личных отношений. Процессуальное право — это совокупность норм, регулирующих порядок рассмотрения споров, возникающих из-за нарушения субъективных прав в указанных отношениях.

Особенностью римского права было то, что оно не знало такого разделения, было едино в материально-правовом и процессуальном проявлениях. Единство материального и процессуального элементов проявлялось в категории actio . Определение этой категории приводится в Институциях (I.Кн.4.IV.): “Иск (actio) есть право лица взыскивать судебным порядком то, что ему следует”.

Из этого определения можно выделить по крайней мере три значения (характеристики) данного правового явления.

1. Actio — это иск, процессуальное средство правовой защиты; это обращение к суду с просьбой о защите нарушенного права.

2. Actio- это судебное производство, в котором осуществляется спор (agere iudicium).

Приведенные два значения следует отнести к процессуальным элементам actio . Но оно содержит также важный материально-правовой элемент, поскольку:

3. Actio — это само материально право, доказываемое истцом в споре (иск дается, то есть обращение к суду и последующая защита под надзором государства возможны, если есть материальное право, вытекающее из квиритского права или права магистратов).

(Указанное сочетание процессуальных и материально-правового элементов отчетливо проявляются в следующем определении, содержащемся в Дигестах Юстиниана: “Иск есть ничто иное, как право лица осуществлять судебным порядком принадлежащее ему требование”).

Таким образом, actio — это центральное понятие римского права, ибо оно включает в себя и способ защиты права, и способ приобретения права. Оба его элемента (процессуальное средство защиты и материальное право, подлежащее защите) составляют неразрывное единство. Материальное право может реализоваться только с помощью процессуального средства, а процессуальное средство не предоставляется без наличия материального права: нет иска — нет права .

Само римское право представляло собой систему исков ( actiones ) и развивалось оно благодаря предоставлению субъектам все новых исков.

Кроме судебной (исковой) защиты допустимо и внесудебное средство — самозащита.

Самозащита есть самовольное отражениечужого неправомерного нападения, клонящегося к изменению существующих отношений: насилие дозволено отражать насилием ( vim vi repellere licet ). От самозащиты следует отличать самоуправство: самоуправство есть самовольное нападение с целью установления такого положения вещей, которое соответствовало бы действительно существовавшему или воображаемому праву лица, совершающего насилие: самоуправство разрушает само требование. (1)

2.Формы гражданского процесса в Риме. Легисакционный процесс

а) Изменение форм гражданского процесса

В древнейшие времена государство не вмешивалось в отношения между отдельными лицами и поэтому единственным способом осуществления и защиты прав была самозащита: если кто-то не уплатил долг, захватил вещь, то сам потерпевший был вправе силой заставить уплатить долг, вернуть вещь . Элементы самозащиты надолго сохранялись при возникновении споров между гражданами, но уже к началу республиканского периода дела о защите нарушенных прав рассматривались в особом порядке при участии государства. Возник правильный судебный процесс, несущий на себе своеобразные черты. Как уже говорилось выше, основные принципы его были закреплены в законах XII таблиц.

Главная особенность этого судопроизводства — деление процесса рассмотрения спора на две стадии: ius (in iure) и iudicio (in iudicium). Это был общий, обычный порядок рассмотрения частного спора: ordo iudiciorum privatorum. Поэтому такой процесс называли ординарным.

Но ординарный процесс времен республиканского Рима отличался от ординарного процесса периода принципата. Первый осуществлялся действиями, носившими общее обозначение per legis actionum, и потому носил название легисакционный процесс. Второй осуществлялся посредством составления претором условного приказа судье — формулы ( per formulae ) , и потому назывался формулярный процесс. Однако уже в период принципата, наряду с ординарным (обычным) процессом, использовался административный порядок рассмотрения споров в рамках нарождавшейся юрисдикции принцепса. Такой порядок резко отличался от обычного процесса решения дел и поэтому назывался экстраординарным .

В период абсолютной монархии экстраординарный процесс полностью и окончательно вытеснил из судебной практики ординарный процесс разрешения споров .

б) Легисакционный процесс

Предполагают, что данное название коренится в словах legis actio — приведение в действие самого закона, иск из закона. Вероятно такое обозначение ведения спора связано с господствовавшим уже в древности убеждением, что лицо должно осуществлять свое право только законным способом, не допускать насилия и самоуправства.

Для легисакционного процесса необходимо было личное присутствие перед судом истца и ответчика. Но государство тогда не вызывало ответчика и не принуждало его к явке: доставить ответчика в суд было заботой самого истца. Законы XII таблиц давали истцу особые средства для этого: истец был вправе потребовать от ответчика явки в суд там и тогда, где и когда он его заставал, причем ответчик обязан был подчиниться этому требованию. В случае необоснованного отказа, истец опротестовывал отказ перед свидетелями и задерживал ответчика силой; при сопротивлении или при попытке к бегству ответчик подлежал manus iniectio (наложению рук). Это значило, что он как бы по приговору суда передавался в полное распоряжение истца.

Когда стороны являлись перед судебным должностным лицом (консулом, претором) начиналась первая стадия процесса.

На этой стадии действия сторон могли быть различны в зависимости от формы иска. Было известно пять таких форм:

per sacramentum — посредством процессуального денежного залога (древнейший и основной вид производства, применявшийся для любых притязаний);

per manus iniectionum — посредством наложения руки (процедура, завершавшаяся обращением взыскания на личность неисправного должника в соответствии с правилами XII таблиц: выдача должника кредитору, который, в конце концов, приобретал право продать его или казнить);

per iudicis arbitrivae postulationem — посредством требования (о назначении) судьи (процедура, применявшаяся только для некоторых притязаний; особенность ее состояла в том, что, если ответчик отвергал требование истца, он предлагал немедленно назначить судью без всяких формальностей);

per pignoris capionem — посредством захвата заклада (внесудебное принудительное завладение имуществом должника, применявшееся в исключительных случаях);

per condictionem — посредством оповещения (соглашением истца и ответчика о явке к претору в течение определенного срока для назначения судьи).

Форма иска “посредством заклада” была, по утверждению Гая, наиболее общеупотребительной, так как с ее помощью могли быть разрешены любые споры, для которых не требовалось иной, специальной формы.

На подготовительной стадии помимо истца и ответчика необходимо было наличие спорной вещи: ее приносили (приводили) к магистрату, если это было невозможно, приносили часть вещи (кирпич от здания, овцу от стада и пр., кусок земли спорного участка). Истец накладывал на спорную вещь (ее символ) vindicta и произносил: “утверждаю, что эта вещь по квиритскому праву принадлежит мне; как я сказал так вот я наложил свою vindicta ” (символ борьбы за вещь на копьях). Это действие истца называлось vindicatio ( виндикация). На это следовала contravindicatio ответчика: он произносит аналогичную ритуальную фразу и накладывает на вещь свою vindicta. Магистрат требует mittete ambo rem ( оставьте оба вещь ). Истец спрашивает: “на каком основании ты виндицируешь?” Ответчик мог объяснить это, а мог заявить: “таково мое право”. Тогда истец предлагает установить денежный залог ( sacramentum ) :в том, что ты несправедливо виндицируешь, я предлагаю залог в 500 монети я тебе (et ego te). Магистрат решал, у кого на время процесса будет находиться спорная вещь. Получивший вещь во владение, выставлял поручителей в том, что в случае присуждения вещи противнику, она сама и ее плоды будут переданы выигравшему спор.

Затем происходит последнее действие стадии in iure , которое называлось litis contestatio (засвидетельствование спора, установление спора). Оно заключалось в том, что стороны обращались к заранее приглашенным свидетелям с торжественным воззвание: testes estote (будьте свидетелями всего здесь происшедшего).

На этом завершается производство in iure . При этом, как видим, спор не разбирался и решение не выносилось. Это происходило во второй стадии процесса — in iudicium . На этой стадии действовали спорящие и выбранный самими сторонами iudexprivatum (третейский судья, арбитр). Магистрат отсутствовал, таким образом государство в его лице устранялось от решения спора по существу. На этой стадии стороны не совершали обрядов и ритуалов, а в свободной форме делали заявления, приводя доказательства своих прав. Выслушивая их, судья решал, кому должна быть передана вещь и чей залог пойдет в республиканскую казну ( aerarium ).

Очевидны следующие черты легисакционного процесса:

деление процесса на две стадии ( in iure, in iudicium ), когда государство в лице магистрата участвует только в первой стадии, при засвительствовании спора, тем самым устанавливая законные рамки для действий спорящих; сами стороны формулируют свои юридические притязания и возражения;

формализм, обрядность и ритуальность действий на первой стадии, хотя и ведут к медлительности процесса и к риску проиграть спор из-за неправильного произнесения установленных фраз, тем не менее не доходят до чистого символа: за ними стоит ясная цель — обнаружить факты и применить к ним нормы закона;

пассивность государственной власти: спор возбуждается заинтересованным лицом, который своими силами обеспечивает явку противника; решение по делу (осуждение) выносится третейским судьей (частным лицом), государство только наблюдает, чтобы выполнялись установленные правила организации спора.

Эти черты свидетельствуют о своеобразии римского судопроизводства, в котором налицо пережитки самозащиты, но также очевидно стремление установить должную меру законности, стремление в достаточной мере регламентировать отношения, связанные с разрешением споров. “. Анализ древнеримских процессуальных форм показывает нам и в этой области переходную стадию: с одной стороны — сильны еще переживания времен примитивного самоуправства, с другой стороны государственная власть уже начинает проявлять свою деятельность в смысле регламентирования частных отношений. Во всех областях мы присутствуем при зарождении правового порядка. “. (2)

3. Формулярный и экстраординарный процесс

а) Основные черты формулярного процесса. Содержание формулы

Во II в. до Р.Х. неудобства легисакционного процесса, ввиду сильного увеличения количества частных споров (что было вызвано существенным расширением гражданского оборота), превратились в серьезную проблему. Вот как об этом сказано в Институциях Гая (Кн.4, 30): “. все эти судопроизводственные формы мало помалу вышли из употребления, так как в силу излишней мелочности тогдашних юристов, которые считались творцами права, дело было доведено до того, что малейшее уклонение от форм и обрядов влекло за собою проигрыш тяжбы; поэтому законом Эбуция и двумя законами Юлия отменены эти торжественные иски и введено судопроизводство посредством формул”.

Эта реформа осуществлялась в период от 149-126 гг. и по 17 г. до Р.Х. Законом Эбуция вводился в практику формулярный процесс , при этом основная идея его — использование формулы , как главного инструмента засвидетельствования спора, была заимствована из опыта претора по делам перегринов (или из провинций). Законами Юлия от 17 г. до Р.Х. легисакционный процесс был окончательно упразднен. Сохранялось, однако, деление процесса на две стадии.

Общий смысл реформы заключался в том, что обязанность формулировать предмет спора перекладывалась со сторон на претора. Это усиливало, в лице магистрата, участие власти в частном споре; это также подрывало основания формализма прежней формы процесса: претор получил возможность не только отказать в иске, но и навязать сторонам новые правила.

В формулярном процессе стороны перед претором в свободных выражениях излагали свои требования, а претор давал их притязаниям юридическое выражение. Он излагал сущность спора в особой “записке судье”, которая называлась formula, представлявшей собою условный приказ судье.

“Освобожденный от оков строгой формалистики, формулярный процесс оказался в достаточной степени гибким, чтобы воспринять в себя самые разнообразные нарождающиеся отношения и дать место различным, даже самым тонким, оттенкам каждого конкретного случая”. (3)

В качестве типичного примера формулы можно привести следующий текст: “Октавий да будет судьей. Если окажется, что раб Стих составляет квиритскую собственность Авла Агерия, то ты, судья, Нумерия Негидия в пользу Авла Агерия обвини; если не окажется, оправдай”. Ясно, что в зависимости от существа спора текст формулы менялся, но в целом, ее содержание распадалось на устойчивые части. Описание этих частей приводится в Книге 4 Институций Гая:

40. Демонстрация есть та часть исковой формулы, которая вставляется с тем, чтобы указать вещь, о которой идет спор, например. “так как Авл Агерий продал Нумерию Негидию раба”, или “по поводу того, что Авл Агерий оставил на сохранение у Нумерия Негидия раба”.

41. Интенция есть та часть формулы, которая выражает притязание истца, например. “если окажется, что Нумерий Негидий должен дать Авлу Агерию десять тысяч сестерций”; равным образом следующая: “Все, что Нумерий Негидий, как окажется, должен дать, сделать Авлу Агерию”; затем следующая: “Если окажется, что раб Стих принадлежит Авлу Агерию по праву Квиритов”.

42. Адъюдикация есть та часть судебной формулы, в которой судье предоставляется присудить вещь какой-либо из сторон, если, например, между сонаследниками идет спор о дележе наследства, или между соучастниками о дележе общего имущества, или между соседями об установлении границ. Эта часть гласит: “сколько следует присудить, столько, ты, судья, присуди тому, кому должно”.

43. Кондемнация есть та часть формулы, на основании которой судья уполномочивается осудить или оправдать ответчика, например. “Судья, присуди Нумерия Негидия уплатить Авлу Агерию десять тысяч сестерций. Если же долга за Нумерием Негидием не окажется, то оправдай. ”

44. Однако не все эти части находились одновременно во всех формулах; попадается только одна какая-нибудь часть, а других нет; по крайней мере иногда находится только одна интенция. демонстрация, адъюдикация и кондемнация одни никогда не встречаются, так как демонстрация без интенции или без кондемнации не имеет никакого значения. ”

Начиналась формула наименованием судьи, которому дело отсылалось для разбора — iudicis nominatio. Затем, в обычных случаях, следовала intentio — изложение сущности спора, то есть факт, в зависимости от доказательства которого выносится осуждение или оправдание. После этого могла следовать condemnatio — поручение судье обвинить или оправдать ответчика. В сложных случаях могло потребоваться изложение фактов, существенных для решения дела, и тогда перед интенцией делалась вставка — praescriptio , которая моглаиметь разное содержание и обозначение: demonstratio , когда излагаются обстоятельства дела или exceptio , когда излагаются возражения ответчика .

Завершение выработки формулы называлось прежним выражением litis contestatio, хотя в формулярном процессе это происходило без всяких свидетелей. При этом претором, с учетом выбора сторон, назначался судья, как правило, частное лицо ( iudex privatum ); хотя для разбирательства некоторых категорий дел уже появились судебные коллегии (децемвиры и центумвиры). Одновременно устанавливался день судебного заседания (через 30 дней после установления спора, но не позднее 18 месяцев).

Во второй стадии процесса (in iudicium) производство было освобождено от всяких условностей: стороны в свободной форме излагали свои требования и возражения, ссылались на свидетельские показания и документы. Приговор судьи ( sententia ) устно объявлялся сторонам. Юридическая особенность такого приговора состояла в том, что это было мнение частного лица, которое приобретало обязательную силу на основании соглашения сторон при участии государства в лице магистрата (претора).

Именно поэтому осужденный обязан был исполнить это решение. Если он этого не делал в течение 30 дней, то посредством особого иска передавался претором в кабалу кредитору для отработки долга. Таким образом, длительное время, хотя уже было отменено долговое рабство и рассечение неисправного должника, исполнение судебного решения было направлено на личность должника (“личная экзекуция”). Лишь постепенно такое исполнение заменяется “реальной экзекуцией”, то есть направлением взыскания на имущество должника.

В новом процессе сохранился некоторый формализм процесса прежнего. Так, ошибки, допущенные в интенции (в указании предмета или срока, или места требования), вели к потере иска и невозможности вторично предъявить требование, так как сохранялся принцип: “об одном и том же деле нельзя спорить дважды”, на основании которого ординарный процесс не допускал апелляции.

Однако, в целом, введение формулярного процесса оказалось мощным средством совершенствования римского права посредством преторского вмешательства в процесс. Поскольку составление формулы было в его руках, он мог отказать истцу в его цивильном иске ( actiones civiles ), полагая, что защита его цивильного права в данных условиях окажется несправедливым делом. Таким образом, претор мог парализовать действие норм цивильного права, которые уже не отвечали критериям справедливости (equitas).

Кроме того, формулярный процесс послужил для создания большого количества преторских исков ( actiones praetoria ), посредством которых устанавливалась защита таких прав, которые не были предусмотрены цивильным правом. Основанием для таких исков служило не какое-либо цивильное право истца ( ius ), а фактическое обстоятельство (factum), которое делало справедливым его требование.

б) Экстраординарный процесс

Первоначально, еще в республиканский период, возникло обыкновение административного разбирательства, которое проводилось магистратами по обращениям лиц, у которых не было права на иск. Если при разборе дела магистрат (консул, цензор) находил обращение справедливым он самостоятельно выносил решение, не обращаясь к обычной процедуре судопроизводства.

При Августе принцепс приобретает право устанавливать судебный процесс наравне с претором. Обращение к административному, экстраординарному производству происходит все чаще. В результате реформы местного самоуправления при Диоклетиане судебная власть полностью переходит от преторов к префектам (в провинциях — к наместникам). Наконец, в 342 г. формулярный процесс отменяется и все судопроизводство в государстве осуществляется на принципах, выработанных в практике экстраординарного судопроизводства. И эти принципы решительно отличаются от тех начал, на которых строился ординарный процесс.

В новом процессе уже не было деления на две стадии; юридическая квалификация претензии и решение спора производятся одним государственным органом (в лице имперского чиновника). Самое существенное состояло в том, что весь процесс был построен на принципе государственной власти ( imperium ), а не на соглашении сторон litis contestatio). Проявлялось это и в том, что государство брало на себя обязанность по вызову ответчика в суд, и в том, что приговор суда представлял собой приказ носителя власти (decretum), а не мнение третейского судьи (sentetia). На это решение стала возможной апелляция в высшую инстанцию, вплоть до императора.

Изменились и внешние признаки судопроизводства: процесс стал письменным, и все, что в нем происходило, заносилось в протокол. Для покрытия соответствующих издержек были введены судебные пошлины, то есть процесс стал платным. Наконец, ограничилось действие публичности разбирательства, так как оно перешло в закрытые помещения.

4. Виды исков. Исковая давность

Поскольку римское право представляло собой обширную совокупность исков, имелась потребность в их систематизации. Наиболее законченная форма ее представлена в Книге 4 (Титул VI) Институций Юстиниана.

“1. Высшее деление всех исков, посредством которых отыскивается вещь перед правительственным или третейским судьей, распадается на два рода: они бывают или вещные, или личные.”

Вещный иск ( actio in rem ) — это такой, которым возбуждается спор о вещи. “. Лицу, утверждающему, что вещь его, дается вещный иск. 2. Вещный иск дается и в том случае, когда предъявляется право на землю, право узуфрукта в здании, право прохода или прогона через соседнюю землю или право водопровода из соседнего имения. Вещным будет также иск на городские сервитуты. ”

“15. Вещные иски мы называем виндикациями ( actiones vindicationes ). ” Но когда лицо утверждает, что его противник не обладает сервитутом в отношении его имения, то “такие иски тоже будут вещными, но отрицательными ( actiones negativae )”.

Личные иски ( actio in personam ) — это такие, которые возникают из нарушения договора или из правонарушения (деликта — maleficio): “в них истец утверждает, что противник должен дать или сделать”, иными словами, личные иски — это иски, возникающие из обязательств. Применялось большое количество таких исков, поскольку в обороте использовалось множество видов обязательств. Личные иски назывались кондикциями ( condictiones ): “кондицировать, по древнему, значило торжественно заявлять”.

“20. Некоторые иски имеют смешанную природу, т.е. они личные и вещные. Сюда относится иск о разделе наследства, даваемый сонаследникам. ; иск о разделе общего, даваемый лицам для раздела общего имущества; иск об установлении границ, даваемый лицам для разграничения смежных участков”.

Вещные и личные иски имели свое основание или в законе (в цивильном праве) или в юрисдикции претора; отсюда деление их на иски цивильные и иски преторские. Первые также обозначались как “иски строгого права ( actiones stricti iuris )”, вторые — как “иски, основанные на доброй совести ( actiones bonae fidei )”.

“16. Следующее деление заключается в том, что одни иски установлены для отыскания вещи, другие — для штрафа, третьи иски являются смешанными. 17. Для отыскания вещи установлены все вещные иски. Затем те личные иски, которые возникают из договора. 18. Иски, возникающие из правонарушений, установлены, одни только для штрафа, другие — для штрафа и отыскания вещи, и посему являются смешанными. Только штраф достигается иском из воровства. 19. Иск о насильственно захваченном имуществе есть смешанный, так как в нем содержится четвертная стоимость вещи: штраф составляется из тройной суммы. ”

б) Общее понятие об исковой давности

В связи с применением исковой формы защиты нарушенного права, важное значение приобретает проблема определения срока, в течение которого лицо может предъявлять иск. Современное право выработало понятие об исковой давности — то есть о сроке, в течение которого допускается обращение в суд с требованием о защите своего права.

Понимание проблемы ограничения права на иск во времени складывалось в Риме постепенно. Вначале никаких ограничений не существовало: цивильные иски считались вечными (actiones perpetuae). Но уже преторские иски ограничиваются во времени (actiones temporales). При этом применялись так называемые законные сроки для предъявления исков. Законный срок имел пресекательную природу: его истечение автоматически прекращало право лица на иск.

В отличие от законного срока, срок исковой давности может приостанавливаться , когда истец, в силу объективных обстоятельств, не может воспользоваться своим правом (отсутствует по государственным делам и пр.); срок исковой давности может прерываться (например, признанием долга со стороны должника), а затем начинается сызнова. Такая конструкция срока исковой давности (длительностью в 30 лет) появилась в римском праве только в V веке (в 424 г. при императоре Феодосии II).

Еще по теме:

  • Обжалование судебных актов гпк Порядок обжалования судебных решений Гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации предусмотрен порядок обжалования как не вступивших (глава 39 раздела III ГПК РФ), так и вступивших (главы 41,41.1 раздела IV ГПК РФ) в законную силу […]
  • Заключить договор воис ВОИС, Региональный Представитель ВОИС Главная ВОИС, представители инспекторы Заключить Договор с ВОИС на территории Краснодарского края и Республики Адыгея Договор ВОИС в Сочи тел +7 (862) 255-16-58, (918) 439-11-09, (964) 946-66-00 Если Вы получили […]
  • Приемная семья кемеровская область 2018 Семья для каждого ребенка Все новостные материалы по мере их выхода собраны в едином разделе на сайте, система поиска позволяет легко ориентироваться во всех материалах и быстро находить необходимые. Региональный банк данных детей-сирот и детей, оставшихся […]
  • Где в 1с декларацию заполнить Как заполнить декларацию 3-НДФЛ в 1С Пользователи программ 1С, таких как 1С:Бухгалтерия 8 или таких ее вариантов поставки как 1С:Упрощенка 8 и 1С:Предприниматель 8 , могут заполнить декларацию 3-НДФЛ непосредственно в своей программе в 1С. Где найти 3-НДФЛ в […]
  • Ст 25 земельный кодекс рф Статья 25. Основания возникновения прав на землю Статья 25 . Основания возникновения прав на землю См. Энциклопедии и другие комментарии к статье 25 ЗК РФ Информация об изменениях: Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 361-ФЗ в пункт 1 статьи 25 настоящего […]
  • Покупка квартир от застройщика в петербурге Жилые комплексыПоказать на карте Бонус 700 000 руб. Скидка на старте ЦДС «Чёрная Речка» наб. Чёрной речки, м. Чёрная речка Корпус 2 III кв. 2021 Корпус 3 III кв. 2021 Отделка в подарок Скидка на старте ЦДС «Полюстрово» Пискаревский […]