Контроль надзор отличие

11.10.2018 Выкл. Автор admin

Контроль надзор отличие

«Контроль» и «надзор» – основне черты, различие и взаимосвязь в праве

Кравченко Вадим Вадимович,

соискатель кафедры Конституционного права Украины Харьковского национального университета «Юридическая академия им. Ярослава Мудрого».

Контроль и надзор – это те явления, которые присущи многим процессам, которые происходят в обществе и государстве. Через проверки, наблюдения, сопоставления контроль и надзор дают оценку подконтрольного объекта, что позволяет сделать выводы и осуществить действия, которые исправят или улучшат его состояние. Контроль и надзор – это те явления, которые необходимы для существования и развития общества, эффективного функционирования государства. В современных условиях становления суверенного и демократического государства (как в России так и Украине), в переходных условиях трансформации государственного строя, все больше значимости приобретают контрольно-надзорные механизмы. Контрольная и надзорная формы юридической деятельности формируют динамику преобразования постсоветских стран на демократические и правовые государства, что является одним из факторов, который способствует формированию гражданского общества.

Вопрос о контроле и надзоре является чрезвычайно актуальным, еще и потому что наше государство отходит от патерналистской концепции, и происходит, в сущности, изменение парадигмы: от государства, которое «опекает» общество, к государству, которое функционирует в его интересах, а именно обеспечивает нормальное функционирование и развитие гражданского общества, то есть осуществляется переход от мелочной регламентации и постоянного вмешательства в дела общества к минимальному, опосредованному влиянию на него.

В то же время следует согласиться с В. Е. Чиркиным о том, что контроль и надзор, безусловно, необходимы, но должна существовать мера, предел такой деятельности. Недостаточность контроля может привести к игнорированию интересов государства, к снижению авторитета государственной власти. С другой стороны, чрезмерный контроль со стороны высших органов государственной власти может приводить к потере самостоятельности других органов власти, нарушения прав человека и гражданина, вмешательства в «жизнь» институтов гражданского общества [1] .

Сравнивая понимание категорий «контроль» и «надзор», можем увидеть много общего, ведь определение надзора дается через контроль и наоборот. В обычном понимании значения слов «надзор» и «контроль» совпадает — это наблюдения или постоянное наблюдение с целью присмотра, проверки за кем (или чем) ни будь, за соблюдением каких-то правил.

Также почти все исследователи констатируют, что государственный контроль и надзор имеют общие черты. К их числу В.В. Гошуляк относит:

1) объектом надзора и контроля является законность в деятельности государственных органов, органов местного самоуправления коммерческих и некоммерческих организаций;

2) наблюдение и контроль заключаются в постоянном и систематическом наблюдении за деятельностью поднадзорных и подконтрольных организаций;

3) органы контроля и органы надзора применяют в пределах своей компетенции определенные меры принуждения;

4) цель надзора и контроля общая – утверждение в обществе и государстве законности и правопорядка [2] .

Именно поэтому отдельные авторы предлагают жестко не разграничивать контроль и надзор и считать эти феномены соответственно функцией и подфункцией государственного управления [3] .

Однако доминирующим является подход, согласно которого контроль и надзор различаются. При этом различие проводится по целому ряду признаков. По мнению В.П. Беляева, сущность контроля заключается в проверке соответствия результатов заданным параметрам, его целям, в том, что уполномоченные органы и лица выясняют, соответствует ли деятельность подконтрольных объектов нормативным предписаниям и нормативным правовым актам, поставленной перед ними задачей, и непосредственно принимают меры по устранению «отклонений» и привлечения виновных к ответственности. Сущность надзора В.П. Беляев видит в обеспечении законности и правопорядка путем выявления и устранения допущенных нарушений закона, а также в их предупреждении. Содержание надзора составляет основанная на законе деятельность специально уполномоченных субъектов, направляется на предупреждение, выявление и пресечение нарушений закона в целях обеспечения верховенства закона, обеспечения конституционных прав и свобод граждан и охраняемых законом интересов общества и государства. «Надзор в отличие от контроля не содержит административных функций» [4] .

Вмешательство в оперативную деятельность подконтрольного органа и право самостоятельно привлекать виновных к правовой ответственности и является, по мнению В. Гаращука, основными отличием контроля от надзора [5] .

Некоторые авторы приводят более широкие критерии разграничения контроля от надзора:

1) между органом, осуществляет надзорную деятельность, и наблюдаемым субъектом отсутствуют отношения-непосредственной подчиненности (подведомственности);

2) надзорный орган не имеет права на оперативную административно-хозяйственную и иную деятельность, а также издавать распоряжения о необходимости устранения выявленных нарушений;

3) орган, осуществляющий надзорную деятельность, не вправе отменять незаконный правовой акт, применять меры дисциплинарной ответственности к определенным лицам;

4) в процессе осуществления контроля может проверяться целесообразность и эффективность совершенных мер, а при осуществлении надзора – только законность совершенных управленческих действий или принятых нормативных правовых актов;

5) для наблюдения – проведение таких проверок по мере необходимости, в случае выяснения нарушений положений нормативных правовых актов;

6) субъекты контрольной деятельности имеют право оперативного вмешательства в осуществляемую деятельность, а надзорный орган вправе лишь констатировать выявлены нарушения требований законности [6] .

Нормативно вопрос о разграничении этих понятий не решен, поскольку законодатель в некоторых случаях допускает неточности, называя контрольные полномочия контролирующих органов наглядом29. В сфере контрольно-надзорной деятельности отделяют два вида надзора: прокурорский и административный [7] .

Анализируя порядок реализации полномочий по осуществлению прокурорского надзора в контексте Закона Украины «О прокуратуре» [8] в редакции от 01.12.2012 приходим к выводу, что прокуратура ставит вопрос об устранении выявленных ею нарушений законодательства путем внесения представления и постановления. Фактически исключены по новой редакции закона протест и предписание прокурора «передали свои функционально-целевые полномочия» представлению и концептуальных изменений в этом смысле не произошло. Ведь прокурор вносит представление об устранении нарушений закона, причин и условий, им способствующих; ставит вопрос о привлечении лиц к предусмотренной законом ответственности; возмещение ущерба, отмене нормативно-правового акта, отдельных его частей или приведения его в соответствие с законом, прекращение незаконных действий или бездействия должностных и служебных лиц. В случае же выявления в деянии должностного лица или гражданина признаков административного правонарушения прокурор выносит мотивированное постановление об инициировании привлечения лица к административной ответственности.

Следует отметить, что представление вносится субъекту, непосредственно допустил нарушения, или субъекту которому подчинены структурные подразделения и который компетентен, решать вопросы, указанные в документе прокурорского реагирования, поскольку прокуратура лишена такого самостоятельного права и по результатам рассмотрения представления оно может быть отклонено, что не лишает прокуратуру права дальнейшего обжалования в суд. На этом примере хорошо прослеживается суть различия контроля от надзора. В рамках того же ведомственного контроля, подчиненный, подконтрольное звено, орган, учреждение и др. в определенных пределах в случае допущения ошибки в работе, может самостоятельно ее исправить или дать указание органу или учреждения, которое ее допустила для самостоятельного исправления, корректировки и т. д.

При осуществлении контроля в случае необходимости его обеспечения принудительным механизмом выступает в большинстве случав дисциплинарная ответственность. В случае с надзором, который наиболее широко представлен органами прокуратуры, вносятся специфические по своей сути документы реагирования с требованием устранения и недопущения выявленных нарушений, а также инициирования вопроса привлечения виновных лиц к дисциплинарной, административной, а то и уголовной ответственности. По мнению многих ученых, последняя должна применяться исключительно судом, а не прокурором.

Вместе с тем, несмотря не это, важным остается, что прокуратура, осуществляя свои функции, не устанавливает общих правил поведения, как это делают органы государственного управления, к которым и относятся органы контроля (в том числе и специализированного), не занимается повседневной организаторской работой по наведению порядка на подконтрольных объектах. Показательной, для понимания различия надзора от контроля является и диспозиция ч. 2 ст. 19 Закона Украины «О прокуратуре», которая запрещает прокуратуре вмешиваться в хозяйственную деятельность и подменять органы ведомственного управления и контроля.

Что касается административного надзора, то он осуществляется не только в рамках государственного управления, но и в соответствии со ст. 8 Европейской хартии местного самоуправления реализуется деятельностью местных властей, направленную на обеспечение соблюдения законности и конституционных предписаний, а также за надлежащим выполнением порученных местными властями [9] .

По мнению Ю. Панейко административный надзор за самоуправляющимися органами должен охватить как легальность, так и целесообразность деятельности самоуправляющихся органов [10] .

Не имеет единой точки зрения среди ученых и относительно соотношения понятий «конституционный надзор» и «конституционный контроль». По мнению И. П. Ильинского и Б. В. Щетинина не следует отделять эти категории, поскольку конституционный контроль и конституционный надзор имеют одинаковую цель: осуществление контроля за соответствием конституции текущего законодательства. Осуществляется этот контроль высшим представительным органом, кроме того, в нем принимают участие и другие государственные органы, в том числе органы прокурорского надзора [11] . На наш взгляд к деятельности по проверке на конституционность актов текущего законодательства следует использовать термин «конституционный контроль».

Некоторые ученые наоборот выделяют конституционный надзор, осуществляет прокуратура. На наш взгляд это недопустимо, ведь надзорные полномочия органов будут тогда распространяться и на деятельность Конституционного Суда Украини, Решения которого согласно Конституции Украины являются обязательными. Это подтверждается предложениями некоторых ученых о предоставлении Генеральному прокурору Украины возможности вносить возражения на решение Суда, которые должны подлежать обязательному рассмотрению и мотивированному реагированию [12] .

Анализируя вышеизложенное, считаю, что контроль и надзор следует рассматривать как не тождественные категории. К признакам контроля относится: в процессе контроля деятельности контролируемого проверяется не только на соответствие закону, но и исходя из дисциплины, нравственности, целесообразности и необходимости присущей той или иной сфере деятельности; контролирующий наделен правом изменять решения контролируемого; контролирующий орган или должностное лицо имеет право давать обязательные указания, касающиеся текущей деятельности контролируемого объекта (органа). Надзор же, в свою очередь, характеризуется следующими главными признаками: исключительно может осуществляться лишь узким кругом специальных субъектов, обладающих публично-правовыми властными полномочиями и механизмами воздействия (прокуратура и прокурорский надзор, органы МВД осуществляющие административный надзор) на объекты, непосредственно организационно не подчиненные этим органам, и использовать специфические только им присущие «рычаги влияния» (документы реагирования, в том числе уголовно-правового характера), без права непосредственно вмешиваться в ход хозяйственной и иной деятельности поднадзорного объекта.

1. 1.Чиркин В.Е. Контрольная власть [Текст] // Государство и право. – 1993. – № 4. – с. 10-18.

2. 2.Гошуляк В.В. Прокуратура, адвокатура, нотариат в конституционном пра­ве России [Текст]. – М.: Альфа-М, 2005. – 352 с.

3. Студе­никина М.С. Государственный контроль в сфере управления Проблемы надведомственного контроля [Текст] / Студеникина М.С. — М.: Юрид. лит., 1974. — 160 c.

4. Беляев В. П. Контроль и надзор как формы юридической деятельности: вопросы теории и практики [Текст]. Дисс.д.ю.н. – С.: СГАП, 2006. – 436 с.

5. Гаращук В. М. Контроль и надзор в государственном управлении [Текст]. – Х.: Фолио, 2002. – 176 с.

6. Общее административное право [Текст] / П од ред. Старилова. – Воронеж: Из-во Воронежского университета, 2007 г. – 848 с.

7. 7. Тонков Е.Е. Модернизация юридических форм государственной деятельности [Текст]: монография. – М.: Юрлитинформ, 2011. –– 256 с.

8. Закон Украины «О прокуратуре» от 05.11.1991 № 1789-XII в редакции 01.12.12.

9. Европейская хартия местного самоуправления от 15 октября 1985 р. // Кравченко В. В., Питцык М. В. Конституционные основы местного самоуправления в Украине. Уч. пос. – К.: «Арарат-Центр», 2001. – С. 62. – 176 с.

10. Панейко Ю. Теоретические основы самоуправления [Текст]. – Л.: Летопись. –196 с.

11. Ильинский И. П., Щетинин Б. В. Конституционный контроль и охрана конституционно законности в социалистических странах [Текст] // Сов. государство и право. – 1969. — №9. – 40-48 с.

12. Косюта М. Взаимосвязи в деятельности прокуратуры и Конституционного Суда Украины: проблемы и перспективы [Текст] // Право Украины. – 2002. — № 6. – С. 102-107.

Поступила в редакцию 20.05.2013 г.

[1] Чиркин В.Е. Контрольная власть [Текст] // Государство и право. – 1993. – № 4. – с. 10-18.

[2] Гошуляк В.В. Прокуратура, адвокатура, нотариат в конституционном пра­ве России [Текст] . – М.: Альфа-М, 2005. – 352 с.

[3] Студеникина М.С. Государственный контроль в сфере управления Проблемы надведомственного контроля [Текст] / Студеникина М.С. — М.: Юрид. лит., 1974. — 160 c.

[4] Беляев В. П. Контроль и надзор как формы юридической деятельности: вопросы теории и практики [Текст]. Дисс.д.ю.н. – С.: СГАП, 2006. – 436 с.

[5] Гаращук В. М. Контроль и надзор в государственном управлении [Текст]. – Х.: Фолио, 2002. – 176 с

[6] Общее административное право [Текст] / Под ред. Старилова. – Воронеж: Из-во Воронежского университета, 2007 г. – 848 с

[7] Тонков Е.Е. Модернизация юридических форм государственной деятельности [Текст]: монография. – М.: Юрлитинформ, 2011. –– 256 с

[8] Закон Украины «О прокуратуре» от 05.11.1991 № 1789-XII в редакции 01.12.12

[9] Европейская хартия местного самоуправления от 15 октября 1985 р. // Кравченко В. В., Питцык М. В. Конституционные основы местного самоуправления в Украине. Уч. пос. – К.: «Арарат-Центр», 2001. – С. 62. – 176 с.

[10] Панейко Ю. Теоретические основы самоуправления [Текст] . – Л.: Летопись. –196 с.

[11] Ильинский И. П., Щетинин Б. В. Конституционный контроль и охрана конституционно законности в социалистических странах [Текст] // Сов. государство и право. – 1969. — №9. – 40-48 с.

[12] Косюта М. Взаимосвязи в деятельности прокуратуры и Конституционного Суда Украины: проблемы и перспективы [Текст] // Право Украины. – 2002. — № 6. – С. 102-107.

Соотношение контроля и надзора в российской правовой системе. Статьи по предмету Административное право

СООТНОШЕНИЕ КОНТРОЛЯ И НАДЗОРА В РОССИЙСКОЙ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ

Н.А. ПОГОДИНА, К.В. КАРЕЛИН

Контрольная функция выступает одной из ключевых функций современного государства наряду с законодательной, исполнительной и судебной. Государственный контроль является неизменным признаком государства на любом этапе его исторического развития. Объективная необходимость контроля убедительно доказана историей государств всех типов и форм, при этом налицо прямая зависимость стабильности власти от действенности и эффективности государственного контроля.
С контролем тесным образом связана такая функция государственных органов, как надзор. Контроль и надзор служат неким необходимым толчком для происходящих в стране преобразований, становятся одним из решающих факторов построения правового государства и становления гражданского общества.
Понятия «контроль» и «надзор» широко используются как в теории, так и в законодательной деятельности, однако четких критериев их разграничения до настоящего времени не выявлено. В некоторых нормативных актах, например в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях, в Федеральном законе от 26 декабря 2008 г. N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», названные категории не разграничиваются и употребляются как равнозначные. В наименовании Закона и в тексте статей названные термины фигурируют в связке, без каких-либо пояснений их сущности и содержания.
Соотношение функций контроля и надзора всегда привлекало и привлекает внимание специалистов-правоведов. Вопрос о содержании данных понятий в науке административного права, в том числе и их соотношения, является предметом давней дискуссии. Одни ученые определяют надзор как разновидность контроля, другие рассматривают надзорную деятельность как самостоятельный вид, третьи считают контроль и надзор тождественными понятиями. Отсутствие конкретики в терминологии и законодательном регулировании влечет необоснованное расширение полномочий контрольных и надзорных органов.
Для разрешения вопроса о соотношении контроля и надзора необходимо обратиться к исследованию рассматриваемых дефиниций, поскольку без строгого толкования указанных терминов представляются затруднительными определение правового статуса органа контроля или надзора, реализация эффективного правоприменения и административного управления в сфере государственной деятельности.
Понятие «контроль» произошло от французского слова «controle», применявшегося для обозначения встречной, вторичной записи с целью проверки первой. Подобное толкование исследуемой дефиниции содержится и в толковом словаре русского языка: «проверка, а также постоянное наблюдение в целях проверки или надзора».
На сегодняшний день не сложилось однозначного и ясного понятия контроля. Например, по мнению Д.Н. Бахраха, контроль является важнейшим видом обратной связи, по каналам которой субъекты власти получают информацию о фактическом положении дел, о выполнении решений .
———————————
См.: Бахрах Д.Н. Административное право России: Учебник для вузов. М., 2000. С. 608.

В широком понимании контроль необходимо рассматривать как разветвленную систему государственных и общественных институтов, как совокупность социальных механизмов, воздействующих на человеческое поведение с целью устранения его отклонения от общепринятых норм.
Польский административист Е. Старосьцяк указывал, что контроль — это «наблюдение, определение и выявление фактического положения дел, сопоставление фактического положения с намеченными целями, выступление против неблагоприятных явлений и сигнализация компетентным органам о своих наблюдениях — однако без права принимать решения об изменении направления деятельности обследованной ячейки» .
———————————
Старосьцяк Е. Элементы науки управления. М., 1965. С. 199.

«Контроль, — отмечает В.Г. Афанасьев, — это труд по наблюдению и проверке соответствия процесса функционирования объекта принятым управленческим решениям, законам, планам, нормам, стандартам, правилам, приказам и т.д.; выявлению результатов воздействия субъекта на объект, допущенных отклонений от требований управленческих решений, от принятых принципов организации и регулирования» .
———————————
См.: Афанасьев В.Г. Человек в управлении обществом. М., 1977. С. 125.

Специфика контрольного правоотношения состоит в том, что оно имеет государственно-властный характер, т.е. каждый субъект контроля обеспечивается соответствующими властными полномочиями, необходимыми для выполнения целей, поставленных перед контролем.
Государственный контроль следует определять через наблюдение за правильностью и законностью поступления государственных доходов и производством расходов. Еще с 1863 г. государственный контроль получил право на фактическую проверку. Первоначально проверке подлежали казначейства и кассы специальных сборщиков. Постепенно полномочия контроля начали расширяться. Например, контрольные органы приобрели право проверки на месте таможенных досмотров товаров, право освидетельствовать наличие материалов в военном ведомстве.
Вместе с тем контроль тесно связан с процессом государственного управления. А эффективное управление невозможно без наличия контроля, выступающего элементом управленческой деятельности, поскольку он играет роль барьера, препятствующего правонарушениям и направляющего весь процесс исполнения законов к установленным идеальным требованиям.
Контроль в юридической науке рассматривается либо как функция государственного управления, либо как специфическая деятельность государственных органов. Так, например, В.П. Беляев определяет контроль как форму юридической деятельности, при которой управомоченные органы и лица в рамках контрольного производства для получения юридически значимых результатов и оказания (обеспечения) регулирующего воздействия осуществляют на подконтрольных объектах сбор и проверку информации о фактическом выполнении нормативных предписаний, соблюдении требований нормативных и правовых актов и непосредственно принимают меры по предупреждению и пресечению допущенных нарушений (отклонений) в целях обеспечения охраны интересов общества и государства, защиты прав и свобод граждан .
———————————
См.: Беляев В.П. Контроль и надзор как формы юридической деятельности: вопросы теории и практики. Дис. . д-ра юрид. наук. Саратов, 2006. С. 24.

В свою очередь, М.И. Байтин считает, что контроль — это не особая функция государства, так как он осуществляется в тех или иных формах и в различном объеме при реализации всех функций государства . Однако, по нашему мнению, различие форм и объемов не может являться основанием отказа определения контроля в виде функции государства, так как содержательно, с учетом единства целей, задач и методов его реализации, контроль выступает в виде функции государства.
———————————
См.: Байтин М.И. Сущность права. Саратов, 2001. С. 138.

С точки зрения ученых, занимающихся изучением проблемы административного права, контроль является методом или способом правоохранительной деятельности, который включает в себя три элемента:
— проверку фактического выполнения закона, иного нормативного или индивидуального предписания, распоряжения, задания, норматива, т.е. всей деятельности подконтрольных органов и организаций;
— проверку путей и средств выполнения закона, иного правового предписания, задания, поручения, позволяющего оценить работу конкретных лиц, оценить, как достигнуты результаты;
— принятие мер в процессе контроля для оценки, исправления положения, устранения недостатков, поощрения или, наоборот, наказания .
———————————
См.: Адушкин Ю.С., Манохин В.М. Российское административное право: Учебник. Саратов, 2003. С. 242.

Юридическая литература и нормативно-правовые акты не содержат и четкого определения понятия «надзор».
По утверждению В.М. Савицкого, надзор является формой контрольной функции. По его мнению, «сущность всякого надзора заключается в наблюдении за тем, чтобы соответствующие органы и лица в точности выполняли возложенные на них задачи, соблюдали установленный законом порядок отправления порученных им обязанностей и чтобы в случае нарушения этого порядка были приняты меры к восстановлению законности и привлечению виновных к надлежащей ответственности» .
———————————
Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. М., 1994. С. 27.

Надзор — это форма юридической деятельности управомоченных субъектов, выражающаяся в совершении ими в соответствии со своей компетенцией юридически значимых действий по разрешению на поднадзорных объектах юридических дел, возникающих в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением законов государственными органами и должностными лицами в целях обеспечения законности и правопорядка, предупреждения и пресечения правонарушений .
———————————
См.: Беляев В.П. Контроль и надзор как формы юридической деятельности: вопросы теории и практики. Дис. . д-ра юрид. наук. Саратов, 2006. С. 34.

Однако приведенные определения не в полной мере отражают сущность надзора, но несомненно содержат в себе определенные элементы того широкого содержания, которым обладает рассматриваемое понятие.
От организации контрольно-надзорной деятельности во многом зависит поддержание законности, дисциплины и правопорядка в стране, поэтому контроль может рассматриваться и как способ обеспечения законности и дисциплины. Так, Н.М. Конин определяет контроль как организационно-правовой способ обеспечения законности и государственной дисциплины и специфическую форму деятельности соответствующих государственных органов по систематическому наблюдению и присмотру за деятельностью субъектов управленческих административно-правовых отношений с целью проверки соответствия их решений и действий требованиям законности и государственной дисциплины .
———————————
См.: Административное право России: Учебник / Под ред. Н.М. Конина, Ю.Н. Старилова. Саратов, 2006. С. 324.

Большинство признаков контроля и надзора совпадают: отсутствие организационной подчиненности, наличие специального объекта деятельности, которым являются нормативные акты, содержащие определенные требования, стандарты и т.д.; их соблюдение организациями, гражданами, предоставление права применения мер принуждения. В деятельности органов контроля и надзора выделяются также следующие сходства:
— контролирующие и надзорные органы руководствуются и добиваются исполнения закона;
— основная цель их деятельности — обеспечение соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина;
— осуществляют свою деятельность на основе принципа гласности;
— у органов надзора и контроля совпадают методы их деятельности: проведение проверок, получение объяснений, истребование и анализ документов, использование экспертных оценок.
В то же время основное отличие контроля от надзора заключается в том, что контроль преследует не только достижение законности и правопорядка, но и обеспечение эффективности и целесообразности. А целью надзора является точное и неуклонное исполнение законов, которое не сопровождается оценкой целесообразности принятых актов и совершенных действий. При осуществлении надзора невозможно вмешательство государственного органа в оперативно-хозяйственную деятельность объекта надзора.
Вместе с тем нельзя утверждать, что надзор не интересуется результатом, возникающим в поднадзорных отношениях. В ходе надзора происходит наблюдение за реализацией прав в субъективном смысле. Особенно четко это прослеживается при проведении прокурорского и судебного надзора.
В процессе проведения надзора, в отличие от контроля, существует возможность оценки соответствия деятельности управляемого объекта определенным требованиям норм с наличием строгих юридических санкций за их неисполнение. Из этого следует, что надзор как функция управления имеет исключительную юридическую природу и сущность, в то время как контроль может осуществляться и по иным, не юридическим, основаниям.
Следовательно, надзор можно определить как ограниченный контроль, а основные различия между ними можно свести к следующему:
— органы надзора осуществляют свои функции и полномочия в отношении тех субъектов, которые им организационно не подчинены; органы контроля — в основном в отношении организационно подчиненных и в некоторых случаях в отношении неподчиненных объектов;
— в процессе контроля могут применяться меры дисциплинарного воздействия в отношении виновных лиц; а в процессе надзора — меры административного воздействия, политической ответственности;
— органы контроля осуществляют проверку различных сторон деятельности подконтрольных объектов, а органы надзора проверяют соблюдение специальных правил.
Сравнение контроля и надзора приводит к вполне конкретному выводу о том, что понятие контроля является более широким, чем понятие надзора, и имеет свои, специфические, признаки; а органы, осуществляющие государственный контроль, наделены более широкими полномочиями, нежели надзорные органы.
Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что в юридической науке до настоящего времени не существует строгого толкования и единой точки зрения на место и роль контроля и надзора в государственном регулирующем механизме, что затрудняет правоприменение в рассматриваемой сфере деятельности государства. А причиной отсутствия научного единообразия по вопросу соотношения контроля и надзора можно назвать многоаспектность исследуемых понятий, сопоставление которых приводит к не вполне корректным выводам об их соотношении, а также отсутствие в действующем законодательстве определенности в вопросе правового содержания указанных понятий.
Для выхода из сложившейся ситуации необходима унификация подходов и терминологии, выработанных как в науке, так и в законодательстве для определения контроля и надзора. Для этого следует произвести оценку действующего законодательства на предмет выявления пробелов, противоречий, которые создают препятствия на пути осуществления государственными органами контрольно-надзорной деятельности.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Административное право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Разница между контролем и надзором

Мы привыкли к тому, что контроль – это привычная функция системы управления, которая осуществляется повсеместно на каждом предприятии, организации и фирме. Вопросов о целесообразности и надобности контроля, как правило, не возникает. Но иногда мы слышим режущее слух слово «надзор», которое у многих вызывает недоверие, отторжение и негативные эмоции. Так ли надо бояться этого слова, и есть ли существенная разница между надзором и контролем, мы и попытается выяснить.

Определение

Контроль – это учёт, проверка, сущность которого выражается в том, что субъект управленческого органа осуществляется контроль над тем, как на объекте выполняются требования вышестоящего органа. Также контроль – это одна из важнейших функций управления, без которой невозможно существование как отдельного предприятия, так и государства в целом. Контроль осуществляется как постоянно, так и время от времени (например, государственная проверка деятельности организации, осуществляемая раз в несколько лет).

Под надзором понимают непрерывное наблюдение и проверку, связанную с обеспечением неукоснительного исполнения законов. Характерный признак надзора в том, что он связан с юридической деятельностью.

Цели контроля и надзора

Цель контролирующих органов – не только осуществить контроль, но и проверить целесообразность того или иного процесса. Оценка целесообразности при надзорных функциях не осуществляется, так как цель надзора – исключительно неукоснительное исполнение законов и конституции.

Органы, осуществляющие контроль и надзор

Любой управленческий орган, будь то организация, предприятие, город или государство, в той или иной степени осуществляет контроль над выполнением предписанных законов и норм в доверенной ему области. Контроль может осуществляться как государственными, так и негосударственными органами. При осуществлении своей деятельности, контролирующие органы наделяются исполнительной властью. По отношению к надзору можно сказать, что его осуществляют специальные государственные органы, специализирующиеся на определённом виде надзора. Виды надзора существуют следующие: санитарно-эпидемиологический надзор, геодезический надзор, надзор за безопасностью дорожного движения, пожарный надзор, административный надзор за лицами, освобожденными из мест лишения свободы, надзор за соблюдением законодательства о труде. Отличительная особенность в том, что надзорные органы не обладают административными и управленческими полномочиями.

73. Отличия надзора от контроля.

законности применительно к конкретной ситуации).

Контроль и надзор — два универсальных средства обеспечения законности в государственном управлении. Контроль и надзор обладают признаками пресекательных и принудительных мер административного воздействия.

Итак, контроль представляет собой систему наблюдения за деятельностью и корректировки поведения подконтрольных объектов в целях соответствия их деятельности установленным нормам права и целям осуществляемой деятельности. Надзор же заключается в создании системы проверки соблюдения закона в процессе осуществления различных видов деятельности с последующим инициированием процедуры привлечения к юридической ответственности за нарушение законодательства.

Контроль является средством обеспечения законности, применяемым в отношении подведомственных объектов вышестоящими органами государственного управления. Осуществление контроля предполагает возможность оперативного вмешательства контролирующего субъекта в деятельность подконтрольного. Контрольные процедуры ставят своей целью не только выявление соответствия осуществляемой деятельности предписаниям норм права, но также и оценку рациональности, разумности, эффективности осуществляемых действий. Контрольные процедуры производятся в порядке текущего контроля, т.е. непрерывно, а также и выборочно, в ходе специальных контрольных мероприятий.

Надзор же осуществляется, как правило, в отношении неподконтрольных субъектов, не связан с вмешательством в деятельность поднадзорного субъекта, и имеет своей целью исключительно выявление правонарушений в деятельности поднадзорных субъектов. Надзор осуществляется выборочно, он не может и не должен быть текущим, чтобы не вызывать длительных сбоев в деятельности поднадзорных субъектов.

Сущность контроля заключается:

1) в наблюдении за функционированием соотв.

2) в получении объективной и достоверной информации о состоя-нии законности и дисциплины

3) в принятии мер по предотвращению и устранению нарушений законности и дисциплины

4) в выявлении причин и условий, способствующих правонаруше-нию

5) в принятии мер по привлечению к ответственности лиц, винов-ных в нарушении законности и дисциплины.

1. между контролируемым органом и подконтрольным объектом существуют отношения подконтрольности.

2. объектом контроля является как законность, так и целесообразность деятельности контролируемого.

Контролирующий вправе вмешиваться в текущую хоз. деятельность контролируемого.

3. контролирующий часто наделяется правом отменять решения контролируемого.

4. контролирующий вправе применять меры воздействия к контролируемому за допущенные правонарушения.

Различный контроль: текущий, предварительный и последующий.

Надзор как способ обеспечения законности в сфере исполнительной власти заключается в постоянном систематичном наблюдении специальными государственными органами за деятельностью неподчиненных им органов или лиц с целью выявления нарушений законности.

Оценка деятельности поднадзорного объекта дается только с точки зрения законности, но не целесообразности, т.к. при надзоре в отличие от контроля вмешательство в текущую административно-хозяйственную дея-тельность подконтрольного не допускается.

Различают 2 вида надзора:

Термины контроль и надзор приняты для обозначения идентичный понятий. Различается их применение: надзор в отличие от контроля осуществляется над объектами, которые не подчинены органам его осуществляющим. Другими словами функции надзора могут выполняться только органами государства и направлены на соблюдение законодательства в той или иной области деятельности (административный надзор).

§ 7. Конституционный контроль и надзор

конституционной законности и правопорядка.

Правовая охрана конституции осуществляется практически всеми органами государственной и муниципальной власти в процессе правотворческой или правоприменительной деятельности, реализации своих полномочий. Однако особая ответственность возлагается на главу государства, парламент, правительство и правоохранительные органы.

Новейшие конституции современных государств закрепляют правовые нормы, согласно которым глава государства является гарантом конституции, обязанным следить за ее соблюдением. Так, например, в ст. 80 Конституции РФ записано: «Президент Российской Федерации является гарантом Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина» (ч. 2). Для реализации своих полномочий как гаранта Конституции РФ он наделен правом отклонить федеральный закон, принятый Федеральным Собранием РФ (ст. 107), отменять постановления и распоряжения Правительства РФ (ст. 115), приостанавливать действие нормативных актов органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации (ст. 85).

Сходными полномочиями по обеспечению правовой охраны конституции наделен Президент Франции. Он следит за соблюдением Конституции Франции, пользуется в процессе промульгации закона правом вето, может передать на референдум любой законопроект об организации государственной власти (ст. 5, 10-11).

Значительными полномочиями по обеспечению правовой охраны конституции обладает парламент. Он принимает законы на основании и во исполнение конституции, осуществляет парламентский контроль за применением ее норм в деятельности органов исполнительной власти по реализации делегированного законодательства, за исполнением принятых законов.

Правительство принимает меры по охране конституции при осуществлении своих полномочий в сфере обеспечения законности, прав и свобод личности, охране собственности, борьбы с преступностью (ст. 114 Конституции РФ).

Судебная охрана конституции осуществляется при защите прав и свобод человека и гражданина, конституционного строя государства, обеспечении соответствия актов законодательной и исполнительной власти конституции, соблюдении законности и справедливости при исполнении и применении законов, а также иных нормативных правовых актов. В России проверка законности нормативных правовых актов, юридическая сила которых ниже уровня федерального закона, относится к компетенции общих и арбитражных судов.

В зарубежных странах прокуратура, как правило, не участвует в обеспечении охраны конституции. Но в России исторически сложилось так, что прокуратура всегда осуществляла надзор за соблюдением законов, подзаконных актов и индивидуальных правовых актов.

В настоящее время она в соответствии с Федеральным законом от 18 октября 1995 г. «О прокуратуре Российской Федерации» осуществляет прокурорский надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением ныне действующих законов. В этой части надзор распространяется на деятельность федеральных министерств, государственных комитетов, законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, военного управления, контролирующих органов, органов управления и руководителей коммерческих и некоммерческих организаций. Предметом прокурорского надзора служит также соответствие законам всех правовых актов, издаваемых указанными органами и должностными лицами.

Однако решающая роль в обеспечении правовой охраны конституции принадлежит специально уполномоченным органам конституционного контроля и надзора.

Разница в деятельности этих органов по проверке нормативных правовых актов на предмет соответствия конституции проявляется главным образом в характере принимаемых ими решений.

Органы конституционного контроля принимают обязательные, постановляющие решения об отмене закона или иного нормативного правового акта, противоречащего конституции, которые обжалованию не подлежат. Органы конституционного надзора, напротив, вправе лишь обратить внимание органа публичной власти на необходимость отмены или пересмотра принятого им нормативного правового акта, противоречащего конституции, или войти с предложением по этому поводу в вышестоящий орган государственной власти. В лучшем случае они обладают правом приостановить действие выявленного неконституционного акта, а отменить оспариваемый акт или исправить допущенную ошибку должен сам поднадзорный орган.

Таким образом, под конституционным контролем и надзором следует понимать деятельность специально на то уполномоченных государственных органов, направленную на обеспечение верховенства и стабильности конституции, на предупреждение издания несоответствующих конституции нормативных правовых актов и ратификации международных договоров, на выявление и устранение неконституционных законов, иных нормативных актов или действий, и, в случае необходимости, на дачу официального толкования конституции и законов.

Анализ ныне действующих конституций показывает, что в большинстве стран мира учреждены органы государства, осуществляющие конституционный контроль. В семидесяти странах функция контроля возложена на верховные или высокие суды, в пяти — на суды общей юрисдикции всех уровней, в шестидесяти шести — на конституционные суды, в двенадцати — на конституционные или государственные советы, в одиннадцати — на парламенты или высшие представительные органы государственной власти. В двадцати одной стране сформированы органы конституционного надзора, в числе которых представлены: высокий суд (Малави, Гамбия, Тринидад и Тобаго, Антигуа и Барбуда), верховный суд (Индонезия, Филиппины), конституционный суд (Танзания), конституционный трибунал (Чили), конституционный совет (Камбоджа, Буркино-Фасо, Экваториальная Гвинея, Джибути, Чад) Совет Конституционных Расследований (Эфиопия), Тайный совет при губернаторе (Ямайка), парламент (Туркменистан, Финляндия, Лаос, Мальдивы, Гвинея-Бисау, Эфиопия), высшие представительные органы государственной власти (Китай, Вьетнам, КНДР, Куба).

В некоторых исламских государствах формируются религиозные органы конституционного надзора. Так, Конституция Ирана 1979 г. учредила Совет по охране Конституции — специальный орган, рассматривающий законы, принятые Меджлисом на предмет их соответствия исламским и конституционным принципам (ст. 94).

В Пакистане функции конституционного контроля и надзора разделены между светскими и религиозными органами власти. Конституционный контроль осуществляет Верховный суд Пакистана, а религиозный надзор — Совет по исламской идеологии и Федеральный суд шариата (ст. 203 «Д» и 203 «Ф» Конституции Пакистана).

Совет по исламской идеологии при осуществлении конституционного надзора пользуется лишь методами консультаций. Он дает федеральному парламенту Пакистана («Меджлис-и-шура»), провинциальным собраниям, Президенту Республики и губернаторам провинций заключения на предмет соответствия законопроектов принципам ислама, выносит рекомендации о мерах по приведению действующих законов в соответствие с предписаниями священного Корана и Сунны.

Федеральный суд шариата в порядке конституционного надзора рассматривает и разрешает дела по искам граждан Пакистана, федерального и провинциальных правительств страны о несоответствии положений закона предписаниям священного Корана и Сунны. Однако его решение может быть обжаловано в Верховный суд Пакистана, специально уполномоченный осуществлять конституционный контроль.

В остальных странах мира специальные органы конституционного контроля или надзора не предусмотрены. В их состав входят: Великобритания, Канада, Новая Зеландия, Израиль, Саудовская Аравия, Иордания, Катар, Руанда и ряд других государств.

Предметом конституционного контроля и надзора являются законы и подзаконные нормативные правовые акты, а также юридически значимые действия государственных органов и органов местного самоуправления, их должностных лиц и иных субъектов конституционно-правовых отношений, способных нарушить нормы конституции, обладающие высшей юридической силой.

Предмет конституционного контроля или надзора представляет собой органичную систему, в состав которой входят закономерно расположенные и находящиеся во взаимной связи объекты. Если предмет определяет основные направления и пределы осуществления конституционного контроля или надзора, то объекты выступают в качестве его относительно обособленных элементов, на которые непосредственно направлена деятельность специально уполномоченных органов, обеспечивающих правовую охрану конституции. Так, согласно ст. 125 Конституции РФ в структуру предмета конституционного контроля входят следующие объекты: а) федеральные законы, нормативные правовые акты Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ; б) конституции республик, уставы, а также законы и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации, изданные по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти РФ и органов государственной власти ее субъектов; в) внутригосударственные договоры; г) не вступившие в силу международные договоры Российской Федерации; д) вопросы компетенции в федеративном государстве; е) примененный в конкретном конституционном, административном, гражданском или уголовном деле закон; ж) конституционно-правовой порядок выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.

В- зависимости от оснований классификации в научной и учебной литературе выделяется множественность видов конституционного контроля и надзора, что не позволяет за деревьями разглядеть лес. Поэтому представляется более разумным ограничиться характеристикой лишь некоторых их разновидностей, причем самых существенных.

По времени осуществления конституционного контроля и надзора отечественные государствоведы подразделяют их на два вида: предварительный и последующий. Однако это не соответствует действительности, поскольку в практике известны случаи, когда учреждаются государственные органы, специально уполномоченные осуществлять перманентный конституционный контроль. Поэтому в учебной и научной литературе надо раскрывать и третий вид контроля.

Конституционный надзор осуществляется с целью присмотра, проверки соответствия конституции действующих законов и иных нормативных правовых актов. До вступления их в силу может осуществляться только предварительный конституционный контроль. Он проводится до принятия решений органов государственной власти и их должностных лиц, до санкционирования и промульгации закона, до ратификации международного договора. Так, в ст. 72 Конституции Казахстана записано, что Конституционный Совет рассматривает до подписания Президентом принятые парламентом законы и нератифицированные международные договоры на предмет соответствия их Конституции Республики (п. 2-3).

Весьма своеобразная система предварительного конституционного контроля сложилась в Коста- Рике. Согласно ст. 128 Конституции, когда вето Президента мотивируется неконституционностью законопроекта и если Законодательное собрание Коста-Рики (парламент) с этим не согласно, оно направляет проект в Верховный Суд, чтобы он в течение десяти дней рассмотрел и решил этот вопрос. Если Верховный Суд большинством в две третьих голосов судей признает, что законопроект содержит неконституционные положения, то соответствующая его часть считается отклоненной.

Достоинство предварительного контроля заключается в том, что он способен предотвратить принятие неконституционного правового акта, не допустить нарушения конституционной законности. Он способствует также сохранению стабильности национальной системы законодательства, устраняя саму проблему отмены нормативных правовых актов, принятых на основе законов, признанных в установленном порядке неконституционными. В силу этих причин он является в некоторых странах единственно применяемым видом конституционного контроля (Франция, Финляндия, Иран, Шри- Ланка, Буркино Фасо, Гвинея, Кот-д’Ивуар, Мавритания, Сенегал, Эфиопия). Более того, Конституция Шри-Ланки прямо запрещает последующий конституционный контроль: «Когда билль становится законом, то ни один суд или трибунал не рассматривает, не объявляет или ставит под сомнение действительность такого акта по любым основаниям» (ст. 80).

Вместе с тем предварительному конституционному контролю свойственны и определенные недостатки. Он позволяет контролирующему органу вмешиваться в законодательный процесс парламента, что может повлечь нарушение принципа разделения властей, принятие политизированных решений. При его осуществлении не представляется возможным исключить из системы действующего законодательства неконституционные акты, выявленные в практике правоприменения.

В отношении действующих законов и иных нормативных правовых актов может проводиться как последующий конституционный контроль, так и конституционный надзор. В большинстве стран мира они осуществляются конституционными, верховными и высокими судами в рамках национальных правовых систем. Так, например, согласно ст. 102 Конституции Литвы «Конституционный Суд принимает решение о соответствии законов и других актов Сейма Конституции, а также о том, не содержится ли в актах Президента Республики и Правительства нарушения Конституции и законов» (ч. 1). Конституция Турции наделяет Президента республики полномочиями «обжаловать в Конституционном Суде положения законов, постановлений, имеющих силу закона, Регламента Великого национального собрания Турции, на том основании, что они не соответствуют Конституции по форме и по содержанию» (ч. 2 ст. 104). Сходные функции последующего конституционного контроля выполняют верховные суды Нидерландов, Швейцарии, Индии, Йемена, Бразилии, Венесуэлы, Мексики, Уругвая и ряда других стран.

Республика Корея является единственной в мире страной, где осуществление последующего конституционного контроля одновременно отнесено к компетенции Верховного и Конституционного Судов. В соответствии с Конституцией Кореи 1987 г. Верховный Суд проверяет только конституционность декретов и других подзаконных актов в связи с рассмотрением в судебном процессе конкретного дела.

Главное достоинство последующего конституционного контроля и надзора состоит в том, что они дают возможность строго соблюдать принцип разделения властей, проверять без вмешательства в законодательную деятельность парламента конституционность любого нормативного правового акта с учетом практики его применения национальными судами и органами исполнительной власти.

В последние десятилетия наблюдается устойчивая тенденция расширения практики применения предварительного и последующего конституционного контроля с целью повышения эффективности правовой охраны конституции. Конституция РФ предписывает Конституционному Суду РФ осуществлять предварительный контроль только в отношении не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации, что предотвращает коллизии между нормами национального и международного права. На остальные объекты правовой охраны Конституции РФ распространяется лишь последующий контроль (ст. 125).

Аналогичная практика осуществления конституционного контроля сложилась почти во всех странах СНГ, Албании, Болгарии, Венгрии.

В то же время конституции отдельных стран обеспечивают оптимальное сочетание предварительного и последующего конституционного контроля в отношении практически всех подконтрольных объектов. В первую очередь это касается конституций таких стран, как Ирландия, Португалия, Румыния, Мадагаскар, Сирия, Сейшельские Острова, Бенин, Конго и Габон. Так, согласно ст. 144 Конституции Румынии Конституционный Суд высказывается о конституционности законов до их промульгации, регламентов палат Парламента до их применения, выносит окончательные решения о возражениях, заявленных перед судебными инстанциями, относительно неконституционное™ действующих законов и орданансов. В обязательном порядке он высказывается об инициативах пересмотра Конституции Румынии.

Сущность перманентного конституционного контроля заключается в том. что он носит постоянный, непрерывно продолжающийся характер. Правом такого контроля наделен Конституционный трибунал Чили, что позволяет ему выносить решения о конституционности правового акта на любой стадии законодательного процесса, отменять неконституционные законы и декреты, действующие на территории страны. Можно сказать, что трибунал осуществляет предварительный, текущий и последующий конституционный контроль.

Определенный практический интерес представляет классификация конституционного контроля и надзора по такому критерию, как процессуально-процедурная форма их осуществления. В зависимости от этого критерия можно выделить конституционное судопроизводство, парламентские процедуры и административно-процессуальные процедуры.

Конституционное судопроизводство является высшей формой контрольно-надзорной деятельности в демократических государствах. Оно обеспечивает соответствие законов конституции, устанавливает судебными решениями взаимосвязанности их статей, оказывает благотворное влияние на правотворческую и правоприменительную практику. В зависимости от конкретных исторических, национальных, политических и правовых реалий в различных странах мира в этой форме осуществляются конституционный контроль и надзор конституционными судами и трибуналами, специально уполномоченными верховными и высокими судами, а также судами общей юрисдикции всех уровней. Так, например, в России и в большинстве стран СНГ конституционное судопроизводство осуществляется специально учрежденными конституционными судами, а в Польше Конституционным Трибуналом, в Бразилии — Федеральным Верховным Судом, в Ирландии и Австрии — Высоким Судом, в Монголии — Судом конституционного надзора, в США, Аргентине, Японии и Сингапуре — судами общей юрисдикции всех уровней. Но разница в их деятельности состоит лишь в том, что для конституционных судов и трибуналов она является основной функцией, а для судов общей юрисдикции — одной из нескольких, причем равнозначных функций.

Осуществление конституционного контроля и надзора как в общей, так и в специализированной судебной процедуре обеспечивает объективность и беспристрастность в оценке законов и иных нормативных правовых актов на предмет соответствия их конституции, устранении противоречий в системе национального законодательства.

Парламентский контроль за соответствием законов и международных договоров нормам конституции осуществляет Меджлис Туркменистана, Национальное собрание Лаоса, Народный меджлис Мальдив, Народное национальное собрание Гвинеи-Бесау, Совет Федерации Федерального Собрания Эфиопии, Конституционная комиссия Эдусоунты Финляндии. Результатом парламентского контроля является пересмотр или отмена неконституционного закона, денонсация международных договоров, что требует принятия определенного правового акта. Поэтому такой контроль может осуществляться лишь в форме парламентских процедур, обстоятельно урегулированными регламентами национальных парламентов или их палат.

Близко по своей форме к парламентскому контролю примыкает контроль, осуществляемый высшими органами государственной власти социалистических стран. В принципе отвергая теорию разделения властей, конституции Китая, Вьетнама, КНДР и Кубы исходят из того, что высшие органы государственной власти, избираемые демократическим путем, являются единственными выразителями суверенитета народа и потому им принадлежит вся полнота власти в пределах государственных границ. В своей деятельности они синтезируют законотворчество, государственное управление и верховный контроль, что исключает формирование независимых органов конституционного контроля и надзора. В этой связи высшие органы государственной власти социалистических стран используют сходные с парламентскими процедурами формы для осуществления верховного конституционного контроля за соблюдением и претворением в жизнь конституции, официального толкования ее положений (ст. 52, 67 Конституции Китая, ст. 84 Конституции Вьетнама, ст. 103 конституции КНДР). Конституция Кубы устанавливает, что Национальна Ассамблея Народной Власти «принимает решения о конституционности законов, декретов-законов, декретов и других общих актов (ст. 73).

В рамках административно-процессуальных процедур осуществляют конституционный контроль и надзор государственный совет (Люксембург, Алжир), конституционный совет (Казахстан, Франция, Ливан, Сенегал, Тунис), Совет по охране Конституции (Иран), Тайный совет при губернаторе (Ямайка). Процедура рассмотрения дел в этих органах является закрытой и письменной, принятые по окончании рассмотрения дел решения не объявляются, а доводятся до сведения заинтересованных органов государственной власти или должностных лиц.

В зависимости от характера юридических фактов, обусловливающих возникновение общественных отношений по осуществлению конституционного контроля и надзора, следует различать конкретный и абстрактный контроль и надзор.

Конкретный контроль и надзор находит свое практическое выражение в проверке конституционности строго определенного нормативного правового акта в связи с судебным разбирательством конкретного гражданского, уголовного или административного дела. Если суд в результате рассмотрения конкретного дела приходит к выводу, что подлежащая применению норма не соответствует конституции, то он обязан приостановить процесс и направить запрос о ее конституционности в орган государственной власти, специально уполномоченный осуществлять конституционный контроль или надзор. Делает это суд по собственной инициативе или по ходатайству одной из сторон процесса. Такая норма с исключительной четкостью сформулирована в ст. 125 Конституции РФ, установившая правило, согласно которому Конституционный Суд РФ «по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле» (ч. 4).

Практика осуществления конкретного конституционного контроля и надзора получила широкое распространение в Северной Америке (США, Канада), Латинской Америке (Аргентина, Боливия, Бразилия, Колумбия, Никарагуа), в скандинавских странах (Дания, Норвегия, Швеция), а также в ЮАР и Австралии.

Абстрактный контроль и надзор представляет собой форму проверки закона или иного нормативного правового акта специально уполномоченными на то органами государства на предмет соответствия его конституции вне связи с каким-либо конкретным судебным делом. Правовым основанием для такой проверки служат запросы органов государственной власти, должностных лиц, группы депутатов парламента, круг которых определен нормами конституции или специального закона (ст. 125 Конституции РФ, ст. 61 Конституции Франции, ст. 125 Конституции Словакии). Однако в ряде стран право возбуждения процедуры абстрактного контроля предоставляется также гражданам и их объединениям (Япония, Пакистан, Малайзия).

География распространения абстрактного конституционного контроля и надзора весьма ограничена. В чистом виде он применяется во Франции и в ряде франкоязычных стран Африки (Бур-кино Фасо, Габон, Мали, Нигер, Сенегал, Того).

Конкретный и абстрактный конституционный контроль и надзор имеют как свои достоинства, так и недостатки. Рамки конкретного конституционного контроля и надзора существенно ограничивают возможности проверки конституционности актов, которые не затрагивают права и свободы граждан, однако вызывают сомнение у других субъектов права. Напротив, абстрактный контроль и надзор позволяют в любое время оспорить конституционность законов и иных нормативных правовых актов, но значительно сужает возможности своевременно выявить и устранить нарушения прав и свобод человека, личности и гражданина, допущенные в результате применения неконституционных актов. Мировой опыт правовой охраны конституции показывает, что наибольший эффект достигается при их оптимальном сочетании. Только в этом случае удается сохранить необходимые пропорции между обеспечением соответствия нормативных правовых актов конституции, своевременным устранением противоречия в развитии национальной системы законодательства и соблюдением законности при рассмотрении судами конкретных гражданских, уголовных и административных дел, применением юридических гарантий прав и свобод человека, личности и гражданина. Поэтому следует признать вполне оправданным, что Россия, страны СНГ и большинство государств Восточной и Западной Европы избрали и закрепили на конституционном уровне смешанную модель конституционного контроля и надзора.

Заслуживает упоминания в силу своей важности и такой критерий классификации конституционного контроля и надзора, как правовые последствия их осуществления. По этому критерию выделяют консультативный и постановляющий контроль и надзор.

Консультативные функции выполняют, главным образом, органы конституционного надзора. Их решения не являются обязательными для заинтересованных сторон и не влекут правовых последствий. Они напоминают скорее экспертные заключения специалистов по вопросу о конституционности закона или иного нормативного правового акта. В порядке конституционного надзора консультативные решения выносятся Конституционным Судом Литвы, верховными судами Финляндии, Индонезии и Канады.

Своеобразной модификацией консультативного надзора может служить парламентская процедура утверждения решений органов государственной власти, специально уполномоченных осуществлять конституционный надзор. Она известна из практики правовой охраны конституции в таких странах, как Польша, Румыния, Эквадор, Намибия, Эфиопия. Так, например, в ст. 80 Конституции Намибии записано, что решения Верховного Суда обязательны для всех нижестоящих судов, если они не отменены самим судом или актом парламента в надлежащем порядке.

Постановляющий конституционный контроль характеризуется тем, что официальные решения, принимаемые контролирующими органами государственной власти, о конституционности закона или иного нормативного правового акта, или не вступившего в силу международного договора носит обязательный характер и влечет юридические последствия, вплоть до отмены, аннулирования соответствующего акта. Как сказано в ст. 125 Конституции РФ: «Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; не соответствующие Конституции Российской Федерации международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению» (ч. 6). В несколько иной редакции аналогичные нормы сформулированы и в содержании новейших конституций большинства стран мира.

Своя специфика в осуществлении конституционного контроля и надзора имеется в федеративных государствах. В современных федерациях контрольно-надзорные функции, как правило, выполняются не только федеральными органами государственной власти, но и органами субъектов Федерации. В субъектах Российской Федерации создаются конституционные (уставные) суды, призванные осуществлять на региональном уровне конституционный контроль. Согласно ст. 27 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» к их ведению относится рассмотрение вопросов о соответствии конституции (уставу) субъекта РФ региональных законов, иных нормативных правовых актов и актов органов местного самоуправления, а также толкование конституции (устава) субъекта РФ.

Сходные функции по осуществлению конституционного контроля на региональном уровне выполняют конституционные суды земель Германии, трех кантонов Швейцарии, высокие суды штатов Индии и Малайзии, высшие суды провинций Пакистана, суды общей юрисдикции штатов Бразилии, Мексики, США и провинций Аргентины. Однако они не только обеспечивают в пределах своей территориальной подсудности иерархическую соподчиненность нормативных правовых актов, но и верховенство федеральной конституции, приводят в соответствие с ее положениями региональное законодательство. Посредством контроля решаются такие сложные задачи, как сохранение единого правового пространства страны, повышение качества регионального законодательства, совершенствование федеративных отношений, формирование оптимальной модели взаимодействия государственной власти и местного самоуправления в каждом субъекте федерации. В конечном счете, это придает целостность и завершенность государственности как федерации в целом, так и отдельных ее субъектов.

Еще по теме:

  • Исковое заявление об иждивении супруги Заявление об установлении факта нахождения на иждивении Использовать заявление об установлении факта нахождения на иждивении можно и нужно, если другим способом подтвердить это невозможно. Положительное рассмотрение судом дела поможет, если другие органы […]
  • Вина не доказана статья гк Статья 56. Обязанность доказывания СТ 56 ГПК РФ 1. Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. 2. Суд определяет, какие […]
  • Привод в суд в ночное время Статья 113 УПК РФ. Привод 1. В случае неявки по вызову без уважительных причин подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший и свидетель могут быть подвергнуты приводу. 2. Привод состоит в принудительном доставлении лица к дознавателю, следователю или в […]
  • Как выписать ребенка из квартиры матери и прописать в квартиру отца Инструкция по прописке и выписке несовершеннолетних детей из квартиры Выписка несовершеннолетних детей из квартиры или дома, особенно при продаже жилья, зачастую освещается как очень сложный вопрос, сопряженный с получением множества разрешений и сбором […]
  • Судебный акт в арбитражном процессе это Шпоры для каждого! Информационные учебно-познавательные материалы Судебные акты арбитражных судов (понятие, виды, значение) Властная деятельность арбитражного суда по осуществлению правосудия выражается в виде принимаемых им различных актов — судебных […]
  • Коап 71 самовольный захват земли Статья 7.1 КоАП РФ. Самовольное занятие земельного участка (действующая редакция) Самовольное занятие земельного участка или части земельного участка, в том числе использование земельного участка лицом, не имеющим предусмотренных законодательством Российской […]