Практика ч3 ст264 ук рф

23.12.2018 Выкл. Автор admin

Наказание по ст. 264 УК РФ. Теория и практика

В России каждый год рассматриваются сотни и тысячи уголовных дел по статье 264 УК РФ, в рамках которых решаются судьбы множества людей, оказавшихся на скамье подсудимых. Наш опыт участия в такого рода делах позволяет констатировать, что большинство их них — вовсе не уголовники и душегубы, а вполне обычные граждане, которые в силу проявленной на дороге глупости или самонадеянности, оказались в незавидной роли подсудимого. Судьбы этих людей разрешались в судах по-разному: как говорится, кому как повезет…

В нашей сегодняшней статье мы расскажем, какое наказание назначают российские суды водителям, которых признали виновными по ст. 264 УК РФ. При этом, постараемся не просто продублировать общедоступные постулаты из Уголовного кодекса, а рассказать о реальной судебной практике, которая складывается в России по такого рода уголовным делам.

Прежде всего, следует сказать, что перспективы в плане наказания по уголовным делам о ДТП сильно зависят от того, по какой части статьи 264 УК РФ привлекается виновник. В действующей редакции статьи 264 УК РФ, напомним, насчитывается всего шесть частей.

Если это ч. 1 ст. 264 УК РФ, которая устанавливает уголовную ответственность за нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, то, как правило, обвиняемые по этой статье отделываются «легким испугом». Мы, разумеется, немного утрируем, т.к. привлечение к уголовной ответственности вряд ли можно назвать «легким испугом», однако, подсудимые по ч. 1 ст. 264 УК РФ крайне редко выходят из зала суда в наручниках. Но обо всем поподробнее.

Первая часть статьи 264 УК РФ предусматривает довольно широкий круг наказаний, среди которых:

1) Ограничение свободы на срок до трех лет. Это самый мягкий вид наказания, предусмотренный указанной нормой. Ограничение свободы означает, что осужденный продолжает находиться на воле и проживать у себя дома, но в период наказания на него будет наложен ряд ограничений, например, не выходить из дома в ночное время, не посещать бары и рестораны и так далее… Кроме того, в настоящее время на осужденных к ограничению свободы органы исполнения наказаний надевают специальные электронные браслеты (обычно их прикрепляют на ногу), которые запрещено снимать. Эти браслеты находятся в режиме постоянной спутниковой связи с системой местных органов ФСИН и любые попытки снять или вывести из строя эти браслеты будут замечены. В России осужденным по ч. 1 ст. 264 УК РФ в абсолютном большинстве случаев назначается именно ограничение свободы.

2) Принудительные работы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового. Этот вид наказания предполагает, что осужденный будет выполнять определенные принудительные работы в специализированных исправительных центрах. По факту в России в настоящее время принудительные работы применяются далеко не везде, по причине отсутствия во многих субъектах исправительных центров.

3) Арест на срок до шести месяцев. Это по существу то же лишение свободы, но только кратковременное. По факту, в России аресты судами не применяются ввиду отсутствия специальных арестных домов.

4) Лишение свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового. Здесь все понятно, лишение свободы – это принудительная изоляция от общества.

Судебная практика назначения наказания по ч. 1 ст. 264 УК РФ свидетельствует о том, что лишение свободы по этой норме назначается крайне редко и в основном только в отношении тех, кто имеет непогашенную судимость. Обусловлено это тем, что данное преступление относится к категории деяний небольшой тяжести. Кроме того, если виновник ДТП не имеет судимости, то есть привлекается к уголовной ответственности впервые, то по ч. 1 ст.264 УК РФ наказание в виде лишения свободы ему может быть назначено только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных статьей 63 УК РФ. Но если мы проанализируем перечень отягчающих доказательств, перечисленных в указанной статье, то придем к выводу о том, что к уголовным делам о ДТП эти обстоятельства применимы весьма и весьма редко. Не вдаваясь в подробности, скажем, что нам за многие годы участия в уголовных делах о ДТП не встречался ни один обвиняемый по ч. 1 ст. 264 УК РФ, у которого имелись бы обстоятельства, отягчающие наказание.

Таким образом, мы можем констатировать, что лицам, обвиняемым по ч. 1 ст. 264 УКРФ, если они не имеют судимости и отягчающих обстоятельств, не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, включая условное. Это положение прямо закреплено в законе, а именно – в части 1 ст. 56 Уголовного кодекса России.

Часть 2 статьи 264 УК РФ предусматривает ответственность за нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения.

Санкция указанной статьи предусматривает два вида основного наказания:

1) Принудительные работы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью; 2) Лишение свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Это преступление средней тяжести и за его совершение суд уже вправе назначить лишение свободы на свое усмотрение. Впрочем, наш опыт участия в уголовных делах данной категории говорит о том, что здесь шансы виновника на условное осуждение весьма высоки. Главное условие – грамотная линия поведения в суде.

Подавляющее большинство реальных сроков лишения свободы по статье 264 УК РФ назначается при наличии погибших в результате совершения ДТП. Это все части статьи 264 УК РФ, начиная с третьей по шестую.

При этом, сроки наказания в виде лишения свободы по указанным статьям таковы:

По ч. 3 ст. 264 УК РФ (ДТП с одним погибшим): до 5 лет лишения свободы (без нижнего предела, который ограничен Общей частью УК РФ и составляет 6 месяцев).

По ч. 4 ст. 264 УК РФ («пьяное» ДТП с одним погибшим): от 2 до 7 лет лишения свободы.

По ч. 5 ст. 264 УК РФ (ДТП с двумя и более погибшими): до 7 лет лишения свободы (без нижнего предела).

По ч. 6 ст. 264 УК РФ («пьяное» ДТП с двумя и более погибшими): от 4 до 9 лет лишения свободы.

Обращает на себя внимание, что ДТП с одним погибшим, которое совершил пьяный водитель, наказывается строже, чем ДТП с двумя и более погибшими, совершенное трезвым водителем. Законодатель, таким образом, подчеркивает более высокую общественную опасность преступлений, связанных с управлением ТС в нетрезвом виде.

Тенденции современного российского правосудия таковы, что абсолютное большинство уголовных дел о «пьяных» ДТП, в которых имелись погибшие, заканчиваются для виновника реальным сроком лишения свободы. Избежать заключения в такой ситуации крайне сложно, хотя определенные шансы все-таки есть.

Несколько иначе выглядит ситуация о ДТП, в которых также имелись погибшие, но виновный водитель был трезв. Здесь возможны различные варианты. Конечно, значение будет иметь количество погибших. При наличии одного погибшего и лояльного отношения со стороны его родственников, избежать тюремного срока вполне реально. Если погибших двое и больше, то шансы виновника избежать заключения сильно сокращаются. Если же погибших было много, либо среди них имелись дети, а также при особо резонансных ДТП, такие шансы сводятся почти к нулю.

К слову, все части ст. 264 УК РФ, кроме первой, устанавливают в качестве обязательного дополнительного наказания лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. По ч. 1 ст. 264 УК РФ такое наказание применяется на усмотрение суда. Формулировка «на срок до трех лет» предполагает, что суд при назначении наказания вправе установить срок лишения права управления ТС на свое усмотрение. При этом, согласно ч. 2 ст. 47 УК РФ минимальный срок лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, при назначении его в качестве дополнительного наказания, составляет 6 месяцев. На практике же шестимесячную «минималку» суды не назначают никогда. Стандартный срок лишения права управления по ст. 264 УК РФ, обычно, составляет 2-2,5 года. При этом, важно знать, что при осуждении виновного к лишению свободы, срок лишением права управления транспортным средством начнет течь только с момента освобождения из МЛС (ч. 4 ст. 47 УК).

Теперь поговорим о различных нюансах, которые могут увеличить шансы виновника избежать тюремного срока.

Немалое значение при назначении наказания, обычно, имеют характеристики подсудимого с места жительства и работы.

Помимо личностных характеристик подсудимого, по уголовным делам о ДТП огромное значение имеют фактические обстоятельства происшествия. В первую очередь, это ситуации, в которых причиной ДТП стало возможным не только ввиду допущенного водителем нарушения (которое признано первопричиной аварии), но и вследствие грубой неосторожности со стороны пострадавшего или погибшего.

Немалое значение в вопросе назначения наказания имеет субъективное отношение виновного к содеянному. В данном случае мы говорим не о вине, как элементе состава преступления, а о том, как человек ведет себя на следствии и в суде и как он относится к содеянному, насколько прочувствовал и переживает случившееся. Наш богатый опыт участия в судебных заседаниях дает основания утверждать, что прокуроры и судьи тоже люди и когда они видят, что человек искренне убивается и раскаивается, это может сыграть большую роль в судьбе виновника ДТП.

Состояние здоровья подсудимого. Этот фактор тоже может оказаться весьма существенным моментом. В нашей практике имелись случаи, когда суды назначали гражданам, обвиняемым по ч. 3 ст. 264 УК РФ и даже по ч. 5 ст. 264 УК РФ лишение свободы условно, принимая во внимание, что в результате ДТП виновник сам получил тяжелые травмы, ставшие причиной его инвалидности.

Родственные связи водителя и погибшего. К сожалению, очень часто на скамье подсудимых оказываются водители, по вине которых погибли пассажиры, являющиеся их близкими родственниками (жены, дети, братья, сестры). Прокуроры и судьи обязательно учитывают, что судьба уже наказала несчастного и покарать его сильнее уже вряд ли возможно.

Среди прочих моментов, которые обязательно учитываются судьями при назначении наказания, назовем признание/непризнание вины, мнение потерпевшего по вопросу наказания, наличие семьи и особенно маленьких детей у виновного, добровольное возмещение вреда.

В общем, здесь может быть очень много нюансов, ведь, каждое уголовное дело индивидуально и подход к вопросу назначения наказания тоже должен быть сугубо индивидуальным.

Какой вид исправительного учреждения назначают осужденным по ст. 264 УК РФ? В большинстве случаев, это колония-поселение. Однако, по закону (п. «а» ч.1ст. 58 УК РФ) суд, с учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного, может назначить отбывание наказания в исправительных колониях общего режима. Впрочем, на практике такое случается нечасто.

В завершение хотелось бы отметить, что, формально, по всем частям статьи 264 УК РФ в соответствии с законом возможно прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон. Но, о возможности прекращения уголовного дела за примирением сторон мы поговорим как-нибудь отдельно.

На этом все, удачи на дорогах и берегите себя!

Приговор суда по дорожно-транспортному происшествию (ДТП) по ч.3 ст. 264 УК РФ без лишения водительских прав (в/у) с условным сроком наказания

Судебная практика по дорожно-транспортным происшествиям (ДТП) по ч.3 ст. 264 УК РФ без лишения водительских прав с участием адвокатов Москвы «Ушаковы, Путиловы». Дело на стороне подсудимого вел адвокат Путилов И.А. В результате занятой позиции и представленных доказательств свидетельствующих в пользу подсудимого о не возможности лишения его водительских прав в виду того, что — он работал водителем и это был единственный источник существования его детей и жены, которые на момент вынесения приговора находились у него на иждивении. Судом как мы полагаем правильно учтены эти обстоятельства и суд не стал не только лишать свободы но и оставил право управления транспортным средством виновному в ДТП.

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

город Москва 27 июля 20хх год а

Симоновский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Назаренко А.П., при секретаре Бибиной О.С., с участием государственного обвинителя помощника Симоновского межрайонного прокурора г. Москвы Кузнецова B . C ., потерпевшего Т., подсудимого Б., его защитника адвоката Путилова И.А., представившего удостоверение № 9612, выданное Управлением ФРС по г. Москве 10 октября 20хх года, и ордер № 51 от 26 июля 20ххгода, выданный АК «Путилов И.А.», рассмотрев материалы уголовного дела в отношении

Б , хх января 19хх года рождения, уроженца г. Москвы, гражданина Российской Федерации, работающего водителем-экспедитором в ООО «С», со средним образованием, женатого, имеющего на иждивении несовершеннолетнего ребенка, зарегистрированного по адресу: г. Москва, ул. Барышиха, д. хх, кв. хх, фактически проживающего по адресу: г. Москва, ул. Затонная, д. х, кв. х, ранее не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ,

Б., управляя автомобилем, совершил нарушение Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека, а именно:

так он, 15 ноября 20хх года примерно в 08 часов 15 минут он, управляя по доверенности технически исправным автомобилем «Шкода Октавия», государственный регистрационный знак ххх 177, принадлежащим С., следовал со скоростью около 55 км/ч. по проезжей части ул. Новинки г. Москвы, со стороны Кленового б-р. в направлении пр-т. Андропова и около д. 13 совершил нарушение Правил дорожного движения Российской Федерации (ПДД РФ), а именно: п. 1.3 в том, что участники дорожного движения обязаны знать и соблюдать относящиеся к ним требования Правил, п. 1.5 в том, что он не действовал таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда, п. 10.1 в том, что он не учел интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения, при возникновении опасности для движения, которую был в состоянии обнаружить, своевременно не принял возможных мер к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства, избрал скорость движения, при которой не мог обеспечить себе возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил, в связи с чем передней частью управляемого им автомобиля совершил наезд на пешехода Т., пересекавшую проезжую часть слева направо относительно движения автомобиля, причинив последней, согласно заключения судебно-медицинской экспертизы, телесные повреждения в виде: кровоподтека и ссадины в теменной области справа, кровоподтека и ссадины в височно-скуловой области справа, кровоподтека и ссадины в проекции средней трети правой ветви нижней челюсти с переходом на правую боковую поверхность шеи, ссадины на передней поверхности шеи в верхней трети, кровоизлияния в мягкие ткани головы теменно-затылочной области справа и затылочной области, линейного перелома чешуи затылочной кости, субарахноидальных кровоизлияний в области полюсов лобных долей, в области червя и полушарий мозжечка, кровоподтеков (по 1-му) в проекции грудинного конца левой ключицы, в области внутренней полуокружности правой молочной железы, в проекции правой реберной дуги между окологрудинной и срединно-ключичной линиями; кровоизлияний в легких; разрывов в области корней легких, кровоподтеков и кровоизлияний в мягких тканях груди; разрыва межпозвонкового диска между 3, 4-м грудным позвонками с ушибом спинного мозга, закрытых конструкционных переломов ребер без повреждения плевры: 1-11 ребер слева по околопозвоночной линии, 1-8 ребер слева от задней до средней подмышечной линии, линейного перелома верхних и нижних ветвей лонных костей без смещения; разрыва правого крестцово-подвздошного сочленения; кровоизлияния в предпузырной клетчатки, в клетчатке ворот почек, связках печени, малом сальнике; кровоподтеков (по 1-му) в области правого плечевого сустава на передней и наружной его поверхности, на задней поверхности правого плеча в нижней трети, в области правого локтевого сустава на задней поверхности; многооскольчатого перелома головки и шейки правой плечевой кости; кровоподтеков (по 1-му) на передне-внутренней поверхности правого предплечья в верхней трети, на верхней поверхности правого предплечья в нижней трети, в проекции шиловидного отростка правой локтевой кости, на тыльной поверхности левой кисти в проекции головки второй пястной кости с переходом в правый межкостный промежуток; кровоподтеков (по 1-му) на наружной поверхности правого бедра в средней трети, на наружной поверхности правой голени в верхней трети, чрезвертального перелома шейки правой бедренной кости; отрыва передней крестообразной связки правого коленного сустава; многооскольчатого перелома головки правой малоберцовой кости; линейного перелома правой большеберцовой кости в нижней трети, оскольчатого перелома наружной лодыжки правой малоберцовой кости, ссадины в области правого коленного сустава на передней его поверхности, кровоподтеков (по 1-му) на внутренней поверхности левого бедра на границе средней и нижней трети, на задне-внутренней поверхности левого бедра в нижней трети с переходом в подколенную ямку и задне-внутреннюю поверхности левой голени до границы верхней и средней ее третей, размозжения жировой клетчатки и ее отслойки в области левого коленного сустава на внутренней поверхности, данные повреждения причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и находятся в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти. Смерть Т. наступила 15 ноября 20хх года в 10 часов 40 минут в помещении ГКБ № 7 г. Москвы, расположенной по адресу: г. Москва, Коломенский пр-д., д. 4. Тем самым Б. своими действиями нарушил п.п. 1.3, 1.5, и 10.1 ПДД РФ, повлекшее по неосторожности смерть Т..

В судебном заседании подсудимый Б. свою вину в совершении вышеописанного преступления признал полностью и согласился с предъявленным ему обвинением.

Кроме того, Б. было заявлено ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства, которое было удовлетворено судом, поскольку с обвинением подсудимый согласен, вину свою в совершении преступления признал полностью, данное ходатайство было заявлено им добровольно, после консультации с защитником, при этом последствия постановления приговора без судебного разбирательства он осознает.

Данное ходатайство поддержано защитником, государственный обвинитель и потерпевший не возражали против постановления приговора без проведения судебного разбирательства.

Суд считает, что обвинение, с которым согласился Б., обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по настоящему уголовному делу, в связи с чем квалифицирует действия подсудимого по ч. 3 ст. 264 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 февраля 2009 года № 20-ФЗ), поскольку он, управляя автомобилем, совершил нарушение п. п. 1.3, 1.5 и 10.1 Правил дорожного движения РФ, повлекшее по неосторожности смерть человека.

При назначении наказания подсудимому суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, а также данные о личности Т., который ранее не судим, на учетах в НД и ПНД не состоит, по месту работы характеризуется положительно.

Как обстоятельства, смягчающие наказание, суд признает раскаяние Б. в совершенном преступлении, оказание помощи потерпевшей Т. непосредственно после совершения преступления, выразившейся в незамедлительном вызове сотрудников скорой медицинской помощи и полиции, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, наличие у него на иждивении несовершеннолетнего ребенка-инвалида, а также матери-пенсионера, а также то обстоятельство, что указанные в статье 264 УК РФ последствия наступили не только вследствие нарушения Б. Правил дорожного движения, но и ввиду несоблюдения потерпевшей Т. п. 4.3 ПДД РФ, которая пересекал проезжую часть в неположенном для этого месте. Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Учитывая все изложенное в совокупности, суд приходит к выводу о необходимости назначения Б. наказания в виде лишения свободы, при определении размера которого учитывает требования ч. ч. 1,5 ст. 62 УК РФ, а также мнение потерпевшего Т., который не настаивал на строгом наказании подсудимому.

Вместе с тем, суд полагает возможным исправление осужденного без реального отбывания наказания, учитывая его данные о личности, наличие смягчающих и отсутствие отягчающих обстоятельств. В связи с этим суд считает возможным в отношении Б. применить ст. 73 УК РФ и назначенное ему в виде лишения свободы наказание считать условным. При этом суд устанавливает испытательный срок, в течение которого Б. своим поведением должен доказать исправление, а также возлагает на осужденного исполнение определенных обязанностей в порядке ч. 5 ст. 73 УК РФ.

С учетом того, что Б. по профессии является водителем, не имеет иного источника законного дохода, и принимая во внимание наличие на его иждивении несовершеннолетнего ребенка-инвалида и матери-инвалида, суд находит данную совокупность обстоятельств исключительной, позволяющей применить положения ст. 64 УК РФ и не назначать подсудимому дополнительное наказание в виде лишения права управлять транспортным средством, предусмотренного санкцией ч. 3 ст. 264 УК РФ в качестве обязательного.

На основании изложенного и, руководствуясь ст. 316 УПК РФ, суд

признать Б виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 февраля 2009 года № 20-ФЗ), по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев, с применением ст. 64 УК РФ без лишения права управления транспортным средством.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное Б. наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

В течение испытательного срока возложить на Б. исполнение следующих обязанностей: не менять постоянного места жительства и работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, а также являться на регистрацию в вышеуказанный специализированный орган не реже одного раза в два месяца.

Меру пресечения Б. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении до вступления приговора в законную силу оставить без изменения.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения. В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении дела судом кассационной инстанции, либо в течение 10 суток со дня вручения ему копии кассационного представления.

Председательствующий Назаренко А.П.

Приговор вступил в законную силу.

В делах по ДТП необходимо знать одно главное правило — адвокат нужен буквально с первых минут аварии. Даже если Вы уверены в своей не виновности в ДТП все же рекомендуем обращаться как можно быстрее к опытным адвокатам по ДТП. Необходимо не только максимально правильно с точки зрения закона собрать доказательства, но и четко понимать порядок Ваших дальнейших действий. Если вы попали в ДТП звоните по т. 8-495-5451212.

ч. 3 ст. 264 УК РФ Приговор суда сроком на два года | Судебная практика

П Р И Г О В О Р
Именем Российской Федерации

г. Москва 22 июля 2014 года
Головинский районный суд г. Москвы в составе:
председательствующего судьи Базарова С.Н.,
при секретаре Кемалове А.С.,
с участием государственного обвинителя – помощника Головинского межрайонного прокурора г.Москвы Колмогорова А.Ю.,
подсудимого Магомедова ФИО9,
защитника — адвоката Алиева М.У.,
представившего удостоверение № и ордер №,
потерпевшего Гамзаева Р.Г.,
рассмотрев материалы уголовного дела в отношении Магомедова ФИО9, , обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:
Магомедов М.М. совершил нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека, а именно:

он 27 декабря 2013 года, примерно в 15 часов 52 минуты, управляя технически исправным автомобилем «ВАЗ-21140», государственный регистрационный знак №, следовал с пассажиром Кадырбековым Р.Н. по первой полосе проезжей части ближе к правой границе Ленинградского шоссе г.Москвы по направлению от г.Зеленоград в сторону МКАД, и приближался в район дома 1 по ул.Ленинградская г.Химки Московской области, где впереди него имелось металлическое ограждение, разделяющее проезжую часть Ленинградского шоссе и въезда на МКАД, о чем он (Магомедов М.М.) был информирован дорожными знаками 4.2.3 «Объезд препятствия справа или слева» и 8.22.3 «Препятствие» Приложения 1 к ПДД РФ, и он (Магомедов М.М.) осуществлял маневр — перестроения налево, во вторую полосу, чтобы продолжить движение по Ленинградскому шоссе, где в это же время в первую полосу движения заканчивал перестроение автомобиль (грузовой фургон) №, государственный регистрационный знак №, под управлением водителя Анисимова В.А., который следовал на проезжую часть въезда на МКАД в сторону Дмитровского шоссе.

При этом он (Магомедов М.М.) необходимых мер предосторожности не соблюдал, внимательным к дорожной обстановке и предупредительным к другим участникам движения не был, скорость выбрал без учета характера и организации движения транспорта на данном участке дороги, и которая не обеспечивала ему возможности постоянного контроля за движением транспортного средства, перед изменением направления движения, маневре влево не убедился, что совершаемый им маневр будет безопасен и не создаст помех другим участникам движения, при возникновении опасности для движения, которую он мог обнаружить, возможных мер к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства не принял, чем нарушил требования пунктов 1.3, 1.5, 8.1 и 10.1 Правил дорожного движения РФ, заведомо поставив себя в условия, при которых не был в состоянии обеспечить безопасность движения, в результате чего произвел столкновение с автомобилем (грузовым фургоном) №, государственный регистрационный знак №, под управлением водителя Анисимова В.А., с последующим наездом на металлическое ограждение, причинив по неосторожности пассажиру своего автомобиля Кадырбекову Р.Н. следующие телесные повреждения:

ссадины груди и живота;

множественные двусторонние переломы ребер (справа: 3-10 от задней подмышечной линии вверху до околопозвоночной линии внизу; 11, 12 по околопозвоночной линии; 7, 9 между передней подмышечной и средней подмышечной линиями; слева: 2-7 между окологрудинной и средней ключичной линиями; 6-9 по задней подмышечной линии; 10-12 по околопозвоночной линии);

разрывы легких, кровоизлияние в грудинно-перикардильную связку, травматические субэндокардильные кровоизлияния (ушиб сердца), разрывы печени, разрывы селезенки (по данным мед.карты);

отслойка мягких тканей соответственно крылу правой подвздошной кости;

переломы костей таза – ветвей правой лобковой кости, верхней ветви левой лобковой кости и ветви левой седалищной кости, боковой массы крестца слева; разрыв задних связок правого крестцово-подвздошного сочленения с переломом по нижнему краю ушковидных поверхностей;

Комплекс повреждений, установленный на трупе Кадырбекова Р.Н., квалифицируется как тяжкий вред здоровью по критерию опасности для жизни человека.

Смерть Кадырбекова Р.Н. наступила от сочетанной травмы тела, осложнившейся развитием пневмонии и жировой эмболии малого и большого кругов кровообращения. Таким образом, установленные на трупе повреждения находятся в прямой причинной связи с наступлением смерти.

Подсудимый Магомедов М.М. согласился с предъявленным ему обвинением, добровольно и после консультации с адвокатом заявив ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, осознавая характер и последствия заявления такого ходатайства, которое судом при наличии согласия государственного обвинителя и потерпевшего было удовлетворено.

Изучив материалы дела, оценивая результаты судебного заседания с участием сторон, суд пришел к выводу о том, что обвинение Магомедова М.М. в совершении нарушения лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшего по неосторожности смерть человека, с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается собранными по делу доказательствами, что дает основания квалифицировать действия Магомедова М.М. по ч.3 ст.264 УК РФ.

При назначении Магомедову М.М. наказания суд учитывает как обстоятельства, смягчающие наказание подсудимому, полное признание вины и раскаяние в содеянном, добровольное возмещение вреда, причиненного преступлением, а также суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, данные о личности Магомедова М.М., который ранее не судим, на учете у психиатра и нарколога не состоит, по месту жительства характеризуется положительно, оказывает материальную помощь двум сестрам, кроме того, суд учитывает мнение потерпевшего Гамзаева Р.Г., просившего не лишать подсудимого свободы, не находит оснований для изменения категории преступления на менее тяжкую, но считает, что исправление Магомедова М.М. возможно в условиях, не связанных с изоляцией от общества, применив при назначении наказания ст.73 УК РФ.

Учитывая обстоятельства совершенного преступления, то, что подсудимый грубо нарушил правила дорожного движения, что повлекло по неосторожности смерть человека, суд считает необходимым назначить Магомедову М.М. дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами.
На основании изложенного и руководствуясь ст.316 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ :

Признать МАГОМЕДОВА ФИО9 виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок ДВА года, с лишением Магомедова ФИО9 права управления транспортными средствами на срок ДВА года.

На основании ст.73 УК РФ назначенное Магомедову ФИО9 наказание в виде лишения свободы считать условным, с испытательным сроком в течение двух лет.

Обязать Магомедова М.М. в течение испытательного срока проходить ежеквартальную регистрацию в органах исполнения наказания по месту жительства.
Меру пресечения Магомедову М.М. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.
Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение десяти суток со дня его провозглашения, с соблюдением требований ст.317 УПК РФ. В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении дела судом апелляционной инстанции.

Приговоры судов по ст. 264 УК РФ Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

Органами предварительного следствия Прокопьев Д.Ю. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 264 УК РФ в г. Кемерово при следующих обстоятельствах.21 апреля 2016 года около 05 часов 40 минут водитель Прокопьев Д.Ю., находясь .

01.08.2017 года около 13:35 часов водитель Степанкин С.С., находясь в состоянии наркотического опьянения, в нарушение п. 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации (далее — Правила) управлял автомобилем марки ХХХ государственный регистраци.

Антипин Данил Евгеньевич совершил преступление в городе Кемерово при следующих обстоятельствах:31 июля 2017 года около 22 часов 20 минут водитель Антипин Д.Е., управляя автомобилем DAEWOO NEXIA, государственный регистрационный знак , передвигаясь .

Разумов М.С. совершил преступление в г. Кемерово при следующих обстоятельствах.дд.мм.гггг около 22 часов 10 минут водитель Разумов М.С. управляя автомобилем государственный регистрационный знак №, и двигаясь в по автодороге , со стороны , в направ.

Ходюкевич Е.Е., управляя автомобилем, нарушил правила дорожного движения, что повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека. Преступление было совершено при следующих обстоятельствах :дд.мм.гггг около ., Ходюкевич Е.Е., упр.

Органами следствия Гордиенко Н.С. обвиняется в том, что управляя автомобилем, нарушила правила дорожного движения, что повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека. Преступление, как указано в обвинительном заключении, был.

Храмов Н.А. дд.мм.гггг, управляя автомобилем « двигался по ул. Промышленного района г. Оренбурга со стороны ул. нарушил Правила дорожного движения Российской Федерации / далее — Пдд РФ /, что повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здо.

Калашников Е.Ю. 02.07.2017 года в 06 часов 18 минут, управляя автомобилем «», без государственного регистрационного знака, идентификационный номер (VIN) –, двигался по ул.Ленина с.Краснохолм Дзержинского района г.Оренбурга со стороны ул.Калинина в.

Поляков Е.В. 03.09.2017 года в 20 часов 27 минут, управляя автомобилем «» государственный регистрационный знак 56, двигался по ул.Волгоградская Дзержинского района г.Оренбурга, со стороны ул.Салмышская в направлении ул.Просторная, в районе дома по.

подсудимый Федоров А.С., управляя автомобилем, нарушил Правила дорожного движения Российской Федерации, что повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.Так он в мин., управляя автомобилем «» государственный регистрационны.

Приговор по ч. 3 ст. 264 УК РФ нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортного средства, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Адвокаты Урало-Сибирской коллегии адвокатов Свердловской области, представляли интересы двух потерпевших из Екатеринбурга, муж и отец которых, погиб в результате ДТП на территории Челябинской области.

В результате неправильных действий/бездействий водителя, в автомашине погиб человек.

Совершено преступление, квалифицируемое по ч. 3 ст. 264 УК РФ нарушения правил дорожного движения.

Ни для кого не секрет, что деньги, связи, авторитет в нашей стране значат многое, в том числе и при разбирательстве на предварительном следствии и в суде.

Зачастую там где правит «телефонное право» и коррупция, а преследуются депутаты, сотрудники правоохранительных органов, состоятельные люди — уголовное дело «умирает», а из виновных граждане плавно становятся невиновными, прекращаются уголовные дела, «неустанавливаются виновные».

Как этому противостоять?

Нанимаются лучшие адвокаты (желательно из другого субъекта РФ), готовится защитная позиция, подготавливаются эксперты и специалисты, помогающие вести дело с максимальным эффектом для своих клиентов и идет долгая, кропотливая работа в многочисленных судах.

Чуть ниже выложен приговор, вынесенный нашему процессуальному оппоненту из славного уральского города Кыштым.

Более 10 судебных заседаний, работа в течении 9 месяцев, активная наступательная позиция адвокатов нашей коллегии позволила — ОСУДИТЬ ВИНОВНОГО.

С уважением, адвокат Упоров Игорь Николаевич,

президент Урало-Сибирской коллегии адвокатов.

4 Комментариев. Добавить новый

Именем Российской Федерации

г. Кыштым Челябинской области 01 ноября 2013 года

Кыштымский городской суд Челябинской области в составе

председательствующего судьи Пригородовой Н.В.,
при секретарях Герш Ю.Е., Лисиной М.Н., Исмагиловой А.С.,

с участием государственных обвинителей прокуратуры г. Кыштыма Челябинской области — заместителей прокурора Чеурина С.П., Мащарова А.А., прокурора Шумихина Е.А.,

представителя потерпевшего, гражданского истца Е. О.Н.,
представителя потерпевших — адвоката Грязновой И.В.,
представителя потерпевших — адвоката Упорова И.Н.,

подсудимой, гражданского ответчика Б. И.М.,
защитника — адвоката Н. Б.И., защитника — адвоката П. Н.А., являющейся также представителем гражданского ответчика ФГБОУ ВПО «ЮУрГУ» (НИУ),

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении гражданки Российской Федерации

Б. И.М., родившейся 23 февраля 1977 года, в г. Кыштыме Челябинской области, русской, с высшим образованием, разведенной, имеющей на иждивении несовершеннолетнего ребенка — дочь Ладу, 22 февраля 2002 года рождения, являющейся директором филиала Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южно-Уральский государственный университет» в г. Кыштыме, а также председателем Собрания депутатов Кыштымского городского округа, не военнообязанной, зарегистрированной по адресу:
Челябинская область, г. Кыштым, не судимой, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 264 УК РФ

Подсудимая Б. И.М., являясь депутатом Собрания депутатов Кыштымского городского округа по одномандатному избирательному округу № 13, избранная на данную должность, согласно решению избирательной комиссии Кыштымского городского округа № 37/316 от 15 марта 2010 года, совершила нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека, при следующих обстоятельствах.

Так, она в период времени с 08.30 час. до 09.00 час. 07 марта 2012 года, управляя собственным, технически исправным автомобилем «Audi Q5», государственный регистрационный знак О 088 МК 174 Rus, двигалась по второстепенной автомобильной дороге от здания филиала Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южно-Уральский государственный университет», расположенного по адресу: Челябинская область, г. Кыштым, 180 м южнее границы промышленной площадки ТОО «Кыштымавтосервис» по ул. Коноплянка, дом № 2, в сторону промышленной площадки ТОО «Кыштымавтосервис», расположенной по адресу: Челябинская область г. Кыштым, ул. Коноплянка, дом № 2, при этом» в салоне автомобиля на заднем пассажирском сидении, находились Е. Е.И. и М. М.Б.

Во время движения по указанной автодороге 07 марта 2012г. в период времени с 08.30 час. до 09.00 час., Б. И.М. проявила преступную неосторожность, будучи невнимательной к дорожной обстановке, в результате чего, на участке дороги, примерно в 100 метрах от здания филиала Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южно-Уральский государственный университет», расположенного по адресу: Челябинская область, г. Кыштым, 180 м южнее границы промышленной площадки ТОО «Кыштымавтосервис» по ул, Коноплянка, дом № 2, допустила выезд автомобиля «Audi Q5», государственный регистрационный знак О 088 МК 174 Rus, за правую границу проезжей части и совершила наезд на бетонный футляр, газопровода, расположенного на указанном участке автодороги.

В результате наезда на неподвижное препятствие, сидящий справа на заднем пассажирском сидении автомобиля «Audi Q5», государственный регистрационный знак О 088 МК 174 Rus, пассажир Е. Е.И. получил открытую черепно-мозговую травму, от которой скончался на месте происшествия через непродолжительный период времени.

Причиной дорожно-транспортного происшествия явилось грубое нарушение водителем Б. И.М. следующих пунктов Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993г. № 1090 «О правилах дорожного движения РФ», (далее Правила):

п. 2.1.2 в редакции постановления Правительства РФ от 10 мая 2010г. № 316, согласно которому «При движении на транспортном средстве, оборудованном ремнями безопасности, водитель должен быть пристегнутым ремнями безопасности и не перевозить пассажиров, не пристегнутых ремнями»;

п. 10.1 в редакции постановления Правительства РФ от 14 декабря 2005г. №767, согласно которому «Водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил».

В результате совершенного Б. И.М. 07 марта 2012 г. дорожно-транспортного происшествия, по неосторожности наступила смерть Е.а Е.И. от открытой черепно-мозговой травмы, в комплекс которой вошли: осадненный кровоподтек, поверхностные ссадины, раны на лице, голове; закрытый перелом скулового отростка правой височной кости; кровоизлияния в мягкие ткани лобной области головы; косопоперечный перелом костей основания черепа; кровоизлияния под мозговые оболочки и в желудочки мозга; ушиб, размозжение основания височной доли левого полушария головного мозга. Все повреждения, входящие в комплекс открытой черепно-мозговой травмы, вызвали тяжкий, опасный для жизни вред здоровью и находятся в прямой причинной связи с наступлением смерти Е.а Е.И.

Подсудимая Б. И.М. после оглашения обвинительного заключения пояснила, что вину в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ, признает.
Вместе с тем она пояснила суду, что 07 марта 2012г. в 08.45 час. она подъехала к зданию филиала ЮУрГУ в г. Кыштыме. В ее автомобиль на заднее сиденье сели М. и Е.. М. сел за ее сиденьем, а Е. справа. Сев в автомобиле, она попросила пассажиров пристегнуться. Е. и М. начали делать движения, характерные для пристегивания, в связи с чем, она начала движение. От места стоянки до места ДТП было около 60 метров. Ей на сотовый телефон позвонили, в связи с чем она остановилась, поговорила по телефону. Затем попросила М.а передать ей коробку конфет, лежащую на задней панели за головой Е.а. М. достал конфеты, передал их ей, она положила коробку на переднее пассажирское сиденье и продолжила движение. На дороге был лед. Накануне днем все подтаяло, а за ночь подмерзло, припорошило снегом. Была дымка, видимость была плохая. На дороге был снежный накат и колея. Основания бетонного газопровода видны не были, т.к. снег был бело-серый, сами опоры бело-серые, также , была дымка схожая с туманом. Когда вновь начала движение, то двигалась примерно со скоростью 30-40 км/ч. В какой-то момент она почувствовала потерю курсовой устойчивости автомобиля вправо. Это было за 10-15 метров до газовой опоры. Она применила торможение. Автомобиль занесло, и правым передним колесом она совершила столкновение с газовой опорой. Спереди сработали подушки безопасности. Сзади подушки безопасности не сработали. После наезда на опору она и М. вышли из автомобиля. Увидели, что Е. наклонился влево. Вызвали сотрудников полиции, «Скорую помощь», которая констатировала смерть Е. Е.И. По какой причине произошло ДТП, пояснить не может, но от управления она не отвлекалась. Как обнаружила опасность, стала тормозить, т.е. контролировала ситуацию. В последующем она занималась организацией похорон Е. Е.И., поминальных обедов, несла все расходы, связанные с этим. Неоднократно приносила извинения супруге погибшего О.Н. и его сыну Е. К.Е. Хотела возместить компенсацию морального вреда потерпевшим в размере 500000 рублей, однако, последние отказались от ее получения. Исковые требования О.Н. и Е. К.Е. признала частично, согласна возместить компенсацию морального вреда в размере 250000 рублей каждому, а также расходы по оплате услуг представителей в размере 30 000 рублей в пользу Е.а К.Е.

Из показаний Б. И.М., данных ею 15 ноября 2012г. в ходе дополнительного допроса подозреваемой в присутствии защитника Н. Б.И., оглашенных в судебном заседании в соответствии с п.1 ч.1 ст. 276 УПК РФ, в частности следует, что 07 марта 2012г. она, М. М.Б. и Е. Е.И. собирались поехать в г. Челябинск. Е. вышел из здания филиала, сел на заднее пассажирское сиденье справа, позади переднего пассажирского сиденья. На заднее сиденье слева, т.е. за водительским сиденьем, сел М. На переднем пассажирском сиденье никого не было, лежали ее личные вещи — сумка. Она села за руль, пристегнулась ремнем безопасности, повернулась назад, сказала, чтобы Е. и М. пристегнулись, после чего завела двигатель и начала движение. Е. и М. начали пристегиваться, со сто процентной уверенностью сказать, что пассажиры пристегнулись, она не может, но Е. и М. начали дергать за ремни, производя характерные движения для пристегивания, поэтому она и подумала, что они пристегнулись. В машине не предусмотрено датчиков, свидетельствующих о том, что ремни пассажиров заднего сиденья пристегнуты, есть только датчики переднего пассажирского сиденья и водителя. Она начала движение, стала сдавать назад до конца стоянки, в этот момент ей позвонила ее знакомая Смирнова. Она остановилась, поговорила с ней. После этого, пока машина еще стояла, она сказала М., чтобы он достал коробку конфет, которая находилась сзади за Е. Данную коробку она хотела передать С. Чтобы достать коробку конфет, М. нужно было дотянуться до задней полки и взять конфеты. Как он доставал конфеты, она не видела. М. передал ей конфеты, она положила их на переднее пассажирское сиденье, после чего начала движение прямо, на выезд к дороге. Проехала всего метров 50, не успела даже разогнаться, т.к. дорога там плохая, кроме того, было скользко, разогнаться до высокой скорости там просто невозможно, кроме того, данную дорогу она знает хорошо. Думает, что ехала не более 30 км/ч, но точно сказать не может. В этот момент машина каким-то образом съехала правее и правым углом наехала на бетонную опору. Перед наездом на опору, она заметила, что машина съехала правее, она нажала на тормоз и пыталась вырулить влево, но так как было скользко, у нее не до конца получилось выровнять машину на дороге. После удара впереди сработали подушки безопасности, сзади подушки безопасности не сработали, хотя подушки безопасности в машине расположены вкруговую, в том числе и сзади. Ей показалось, что удар был не сильный. Она остановилась, сразу же выбежала из машины. М. тоже выскочил из машины. Они увидели, что Е. завалился в левую сторону, на голове у него была кровь. М. проверил пульс на шее, сказал, что пульс есть. Они вдвоем с М. пытались привести Е. в чувство, но он был без сознания. Рядом был дворник, работающий в ЮУрГУ. Она находилась в шоковом состоянии, стала кричать, чтобы срочно вызвали «Скорую». Минут через 30-40 приехала «Скорая помощь». Медики, осмотрев Е., сказали, что он уже мертв. После этого приехали сотрудники ГИБДД, стали опрашивать ее, М., составлять схему ДТП.

Вопрос: По Вашему мнению, что послужило причиной ДТП?
Ответ: Автомобиль неожиданно потерял курсовую устойчивость.
Вопрос: Как Вы считаете, Вы нарушили какие-либо правила дорожного движения, если да, то какие именно?
Ответ: Считаю, что никаких правил дорожного движения я не нарушала.
Вопрос адвоката: Какой частью колеса был наезд на опору?
Ответ: Передней частью колеса, протектором.
Вопрос: Можете ли Вы пояснить причину бокового пореза покрышки?
Ответ: Я ответить не могу, причину не знаю.
Вопрос адвоката: Допускаете ли Вы воздействие посторонних лиц в Ваше отсутствие с передним правым колесом?
Ответ: Допускаю, поскольку автомобиль был без присмотра у здания (л.д. 25-29, том 2).

Из показаний Б. И.М., данных ею 16 ноября 2012г. в ходе допроса обвиняемой в присутствии защитника Н. Б.И. оглашенных в судебном заседании в соответствии с п.1 ч.1 ст. 276 УПК РФ, в частности следует, что 07 марта 2012г. она управляла принадлежащим ей автомобилем Ауди Q5, номер О 088 МК 174, начала движение от здания филиала ЮУрГУ, при этом двигалась со скоростью, не превышающей установленных ограничений, видела состояние дорожного покрытия, при этом скорость соответствовала дорожным и метеорологическим условиям, причину изменения направления движения объяснить не может, но это не было результатом воздействий водителя. Перед началом движения она попросила пассажиров пристегнуть ремни безопасности, после чего начала движение, считала, что пассажиры пристегнулись ремнями. Причина смерти пассажира Е.а, по ее мнению, — это несчастный случай. После смерти Е. она встречалась с родственниками потерпевшего, оказала материальную помощь, в полном объеме по организации похорон, за свой счет установила на кладбище памятник, принесла свои извинения, т.е. полностью загладила причиненный вред (л.д. 34-36, том 2),

Виновность подсудимой Б. И.М. в совершении инкриминируемого ей преступления подтверждается следующими доказательствами:

показаниями представителя потерпевшего, гражданского истца О.Н., пояснившей суду, что 07 марта 2012г. ее супруг Е. Е.И. собирался по служебной необходимости в г. Челябинск. О гибели супруга в результате дорожно-транспортного происшествия узнала вечером 07 марта 2012г. от своего брата. Организацией похорон занимался Вольхин А.И. Известно, что Б. И.М. также принимала в этом участие. Б. И.М. говорила ей: «Простите», но она полагает, что подсудимая не осознала произошедшее, т.к. в ходе следствия неоднократно меняла свои показания, в связи с чем на прекращение уголовного дела в связи с примирением не согласна ни на каких условиях. В связи с гибелью супруга ей был причинен моральный вред, она сильно переживала, ухудшилось ее состояние здоровья. Просит суд взыскать с Б. И.М. в ее пользу компенсацию морального вреда в размере 500 000 рублей, которые она намерена потратить на благотворительность. Кроме того, просит суд удовлетворить ее исковые требования о взыскании с ФГБОУ ВПО «ЮУрГУ» (НИУ) в счёт возмещения материального ущерба, причиненного преступлением, предусмотренным ч.3 ст. 264 УК РФ, 832 793 рубля единовременно за период с 07 марта 2012г. по 07 марта 2015г., далее пожизненно по 23133 рубля 14 копеек ежемесячно; с учетом ст. 1091 ПС РФ индексировать указанную сумму в соответствующем законом порядке. От исковых требований в части взыскания с Б. И.М. и ФГБОУ ВПО «ЮУрГУ» (НИУ) в ее пользу расходов на представителей в размере 80 000 рублей и командировочных расходов адвокатов отказывается;

показаниями представителя потерпевшего Е. К.И., данными им на предварительном следствии и оглашенными в судебном заседании в соответствии с ч. 1 ст. 281 УПК РФ, из которых в частности следует, что Е. Е.И. являлся его отцом. О его гибели узнал от матери 07 марта 2012г. Об обстоятельствах ДТП ему известно, что утром 07 марта 2012г. отец поехал вместе с директором филиала ЮУрГУ в г. Кыштыме Б. И.М. на личном автомобиле последней в г. Челябинск. Отъезжая от здания университета, Б. наехала на бетонную опору, в результатеполученных телесных повреждений отец скончался на месте ДТП (л.д. 180-182, том 1).

Согласно исковому заявлению, Е. К.Е. просит взыскать с Б. И.М. в его пользу компенсацию морального вреда в размере 500 000 рублей, стоимость услуг представителей в размере 80 000 рублей, а также командировочные расходы адвокатов в размере 60 000 рублей, исходя из расчета 5000 рублей в сутки (л.д. 1-3, 203-208, том 3);
показаниями свидетеля М. М.Б., пояснившего суду, что 07 марта 2012г. около 09 час. он, Е. Е.И. и Б. И.М. поехали в г. Челябинск на автомобиле последней. Б. И.М. находилась за рулем, он сидел на заднем сиденье слева, а Е. Е.И. — на заднем сиденье справа. Когда сели в машину, Б. попросила их пристегнуться ремнем, что он и сделал. Пристегнулся ли Е., не знает. Б. тронулась с места парковки. В этот момент у нее зазвонил телефон. Она остановила автомобиль, ответила. Затем повернулась к нему и попросила передать коробку конфет с задней полки автомобиля, которая лежала за головой Е.а. Он отстегнул ремень безопасности, дотянулся до коробки. Е. в этот момент сел боком, чтобы ему не мешать. Передав конфеты Б., она положила коробку на переднее пассажирское сиденье и продолжила движение. В это время он стал устраиваться на своем месте, повернувшись боком, т.к. мешали вещи, и в этот момент произошел удар. Его наклонило между передними креслами, сработали подушки безопасности. Е. наклонился на него. Они с Б. находились в шоковом состоянии, вышли из автомобиля. Он обратил внимание, что Е. лежал на сиденье на левом боку, из раны на правом виске шла кровь. Так как они с Б. были в шоковом состоянии, «Скорую помощь» вызвал дворник А. Приехавшие сотрудники «Скорой помощи» констатировали смерть Е. Е.И. Приезжали сотрудники ГИБДД. С какой скоростью двигались до ДТП, сказать не может, но полагает, что не более 20 км/ч, т.к. он не чувствовал движения. Перед газовой опорой, с которой произошло стожновение, дорога делает уклон влево. С учетом погодных условий, была серая дымка, а газовая опора никак не была обозначена, полагает, что Б. могла не заметить опору либо заметить ее слишком поздно, в результате чего произошло ДТП. Известно, что Б. И.М. принимала активное участие в организации похорон Е. Е.И., извинялась перед родственниками;
показаниями свидетеля П. А.А., пояснившего суду, что утром 07 марта 2012г. ему поступила информация о произошедшем в районе ЮУрГУ дорожно-транспортном происшествии. Он выехал на место ДТП, где уже находился наряд сотрудников ДПС. Автомобиль Б. И.М. находился на месте ДТП. С места стоянки имелись следы движения автомобиля в районе футляра газопровода. В автомобиле внутри справа находился труп мужчины. Б. И.М. находилась в шоковом состоянии. Со слов второго пассажира узнал, что они поехали в г. Челябинск. Во время движения он передавал Б. коробку конфет, произошел удар. Пояснил, что они не были пристегнуты ремнями. На дороге был снежный накат, видимость была нормальная. Полагает, что Б. нарушила п. 10.1 ПДД и пункт, согласно которому, водитель не должен перевозить пассажиров, не пристегнутых ремнями безопасности;

показаниями свидетеля Т. С.В., пояснившего суду, что он выезжал на место ДТП, произошедшее с участием водителя Б. И.М., которая совершила наезд на газовую опору, в результате чего погиб человек. Он в присутствии понятых составлял схему места ДТП. Тормозного пути не было, был только след от колеса на снегу. От удара о газовую опору автомобиль отлетел обратно на проезжую часть, где и стоял. На участке дороги, где произошло ДТП, был снежный накат. Колеи на дороге не было, иначе он бы это отразил в схеме места ДТП;

показаниями свидетеля Ш. А.Ю., пояснившего суду, что 07 марта 2012г. им сообщили о дорожно-транспортном происшествии в районе ЮУрГУ. Прибыв на место, увидели автомобиль «Ауди», который совершил наезд на газовую опору, в результате чего один пассажир погиб. Водителем была Б., которая им пояснила, что она начала движение со стоянки, ей кто-то позвонил, она попросила М.а передать ей коробку конфет, т.е. отвлеклась от управления, в результате чего произошло столкновение. Может предположить, что скорость движения автомобиля была не большая, а сильные повреждения получены, т.к. перед наездом на опору автомобиль не тормозил. Они с Т. произвели все замеры. Полагает, что в ДТП виновна Б., т.к. она потеряла контроль над управлением автомобилем;

показаниями свидетеля Беляева С.С., пояснившего суду, что 07 марта 2012 г. утром выезжал на место дорожно-транспортного происшествия в районе ЮУрГУ, где видел автомобиль «Ауди», который совершил наезд на газовую опору. На заднем сиденье находился погибший. Со слов М. ему стало известно, что он, Б. и Е. поехали в г. Челябинск. Отъехав несколько метров от института, М. пристегнулся, а Е. не пристегнулся. В этот момент Б. попросила М.а передать ей конфеты. М. отстегнул ремень. Конфеты лежали за головой Е., который сел боком, чтобы не мешать М. их достать. Полной остановки автомобиля не было, просто Б. убрала ногу с педали газа. Тут произошел удар и через некоторое врёмя они поняли, что Е. умер. Полагает, что причиной ДТП послужило то, что водитель отвлекся, пассажир сел боком, не был пристегнут. На дороге был снежный накат, но колеи не было;

показаниями свидетеля Л. С.Е., пояснившего суду, что 07 марта 2012г. около О900-О930 час. он по просьбе супруги Л. О.Е. приехал к ЮУрГУ, где произошло дорожно-транспортное происшествие с участием Б.. Видел, что автомобиль произвел наезд на газовую опору. Знает, что в результате ДТП погиб Е. Е.И. Б. И.М. была в шоковом состоянии, ничего не могла пояснить. Со слов супруги вечером узнал, что автомобиль Б. занесло и произошло ДТП. Известно, что Б. занималась организацией похорон Е. Е.И., оплачивала все расходы, извинялась перед О.Н. и Е. К.Е.;
показаниями свидетеля В. B.C., данными ею на предварительном следствии и оглашенными в судебном заседании в соответствии с 4.1 ст.281, УПК РФ, из которых в частности следует, что в момент наезда машины на бетонную опору, никаких других машин по дороге не проезжало, никто дорогу не переходил и не перебегал, от стоянки университета имеется небольшой поворот, дальше дорога прямая, но на данном участке дороги было очень скользко, скорость машины была небольшая. Тормозила ли Б. в момент аварии, она не обратила внимание, т.к. все произошло очень быстро (л.д. 240-242, том 1);

показаниями свидетеля В. B.C., пояснившей суду, что 07 марта 2012г. около 0 845-0850 час. она с Д. Н. шла на работу. Подходя к зданию ЮУрГУ, увидела, как со стоянки у ЮУрГУ отъезжала машина Б. За рулем была сама Б. И.М. Она шла, смотрела под ноги, т.к. было скользко. Видимость была плохая, т.к. возможно были выбросы с предприятия «БСИ», возможно шел снег, точно сказать не может. Сам момент наезда автомобиля под управлением Б. на газовую опору она не видела, только услышав удар, подняла голову и увидела, как автомобиль развернуло на дороге. Видела, что с места водителя выбежала Б., а с заднего пассажирского сиденья за местом водителя вышел М.. Они с Д. прошли мимо, в салон автомобиля не заглядывали. Через некоторое время узнала, что в результате ДТП погиб Е. Во время движения других транспортных средств не было, помех в движении Б. никто не создавал. Была ли на дороге колея, ей неизвестно;

показаниями свидетеля Д. Н.Н., пояснившей суду, что 07 марта 2012г. в 0845-0850 час. она с В. В. шла на работу. Было пасмурно, пролетал снег. Видимость была плохая, был небольшой туман, т.к. рядом находилось болото. Дорога была скользкая. Видела, как автомобиль Б. И.М. отъезжал от здания. Она обернулась назад, чтобы посмотреть, нет ли других транспортных средств, и в этот момент услышала удар. Увидела, что автомобиль Б. совершил наезд на газовую опору. С места водителя вышла Б., с заднего пассажирского сиденья — М.. С какой скоростью ехала Б., сказать не может. Была ли на дороге колея, также не знает, т.к. не обратила внимание. Позднее узнала, что в результате ДТП погиб Е. Е.И.;

показаниями свидетеля Д. Н.Н., данными ею на предварительном следствии и оглашенными в судебном заседании в соответствии с 4.1 ст.281 УПК РФ, из которых в частности следует, что в момент аварии никаких других машин по дороге не проезжало, никто по дороге не шел, так как не было еще 9 часов, то никого из студентов еще не было. На улице в тот день был мороз, дорога была скользкая. С какой скоростью ехала Б., тормозила ли перед ДТП, она не видела (л.д. 237-239, том 1);

показаниями свидетеля А. М.М., данными им на предварительном следствии и оглашенными в судебном заседании в соответствии с ч.1 ст.281 УПК РФ, из которых в частности следует, что 07 марта 2012 г. с 07 час. он находился на работе, убирал территорию ЮУрГУ. В начале 09 часов к зданию ЮУрГУ подъехала Б. И.М. на личном автомобиле «Audi». Он в этот момент находился в помещении вахтера. В помещение зашли М. и Е., забрали пакеты. Е. сказал, что они поехали в г. Челябинск. Через некоторое время Е. вернулся, сказав, что забыл портфель. Он забрал портфель и пошел обратно на улицу. Через некоторое время он тоже вышел на улицу. Увидел, как Б. начала разворачиваться со стоянки, чтобы выехать, ей нужно было сдать назад, развернуться и уже потом поехать прямо. Его машина стояла рядом. Он подошел к своей машине, открыл багажник, т.е. стоял спиной к дороге. В этот момент он услышал сильный хлопок, как будто лопнуло колесо. Обернувшись, увидел, как машину Б. отбросило от бетонной опоры газопровода на середину дороги. Он побежал к машине. Первым из машины с левой стороны заднего пассажирского сиденья вылез М., затем из-за руля вышла Б., Е. из машины не выходил. Он спросил, почему не выходит Е. Б. и М. находились в шоковом состоянии. М. позднее сказал, что во время удара вылетел между передних сидений и ударился головой. Б. тоже была вся бледная, как будто потерянная. Открыв заднюю дверь, он увидел, что Е. лежит на заднем сиденье на левом боку, из головы со стороны виска или чуть выше фонтанировала кровь. Е. не был пристегнут ремнем. Он взял салфетку, которая лежала в салоне автомобиля, приложил к ране, прощупал пульс, пульса не было. После этого он вызвал «Скорую помощь», а Б. вызвала полицию. Через некоторое время приехали сотрудники «Скорой помощи» и констатировали смерть Е. Е.И. Сотрудники полиции составили схему места ДТП, осмотр места происшествия, он принимал участие в роли понятого.
От места наезда на газопровод до стоянки было не более 100 метров, погода в то утро была нормальная, был мороз, но снега не было, было ясно. С какой скоростью Б. отъезжала от здания ЮУрГУ, не знает, на данном участке разогнаться невозможно, ехать там более 30-40 км/ч невозможно. После того, как Б. развернулась на стоянке и поехала, он не видел, чтобы она еще останавливалась. В момент, когда Б. отъезжала от здания и начала движение, он не видел, чтобы ехали еще какие- нибудь машины (л.д. 202-204, том 1);

показаниями свидетеля Д. A., данными им на предварительном следствии и оглашенными в судебном заседании в соответствии с ч.1 ст.281 УПК РФ, из которых в частности следует, что 07 марта 2012г. утром в дежурную часть МО МВД России «Кыштымский» поступило сообщение о дорожно-транспортном происшествии около здания Кыштымского филиала ЮУрГУ, в результате которого погиб человек. Он с Т., Б., Ш., Х. прибыл на место ДТП, куда позднее также прибыл начальник ОГИБДД П. Т. и Ш. стали оформлять документы о ДТП, составлять схему ДТП, проводили фото и видеофиксацию, он никаких документов не оформлял, просто находился на месте ДТП. Прибыв на место, он увидел автомобиль «Audi Q5» белого цвета, который располагался по середине проезжей части между опорами газопровода. В правой передней части автомобиля имелись повреждения. На заднем сиденье автомобиля находился труп мужчины. Как выяснилось позднее, машиной управляла Б. И.М., которая по непонятным причинам съехала с проезжей части и наехала на бетонную опору. Объяснение с Б. брал инспектор Ш. Данный участок дороги в указанное время имел снежный накат. После проведения необходимых замеров, составления схемы ДТП и опроса Б. и ее пассажира, они отвезли Балахонову в ЦГБ г. Кыштыма для освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, по результатам которого Б. оказалась трезвая, была в шоковом состоянии (л.д. 225- 227, том 1);
показаниями свидетеля П. Д.В., данными им на предварительном следствии и оглашенными в судебном заседании в соответствии с ч.1 ст.281 УПК РФ, из которых в частности следует, что 07 марта 2012 г. около 085 час. он один шел на работу, проходил возле железнодорожных путей со стороны СТО. В это время услышал какой-то удар, который раздался впереди него. Затем около 100-110 метров впереди него вблизи здания ЮУрГУ он увидел автомашину белого цвета модели «Ауди», которая стояла немного развернута относительно автодороги. Данную автомашину он сразу узнал, принадлежит Б. И.М. Также он увидел, что возле машины находились Б., М. М.Б. Момент, когда они вышли из автомашины, он не видел. В этот момент рядом с ними больше никого не было, в том числе других автомашин и людей. Он подошел к ним и спросил, что случилось, но ему не ответили, после чего он заглянул в салон автомашины и увидел, что на заднем правом пассажирском сиденье находится Е., головой он лежал на левом пассажирском сиденье. М. зажимал какой-то тряпкой голову Е., при этом на голове Е. и в салоне с правой задней пассажирской стороны была кровь. Сам он никаких телесных повреждений на Е. не видел. Е. просто лежал, признаков жизни не подавал, не шевелился, но М. говорил, что есть пульс, вызвали «Скорую помощь». Также с правой стороны автомобиля Б. он увидел повреждения на фаре, крыле, бампере, было согнуто правое переднее колесо, также правым бампером автомашина лежала на земле. С правой стороны автомашины около 1-2 метров стояла бетонная опора, которая держит газовую трубу. Он подумал, что автомашина Б. получила повреждения от удара о данную бетонную опору. Около 09 час. приехала «Скорая помощь», сотрудники которой пояснили, что Е. мертв (л.д. 234-236, том 1);

показаниями свидетеля Б. Н.Ю., данными ею на предварительном следствии и оглашенными в судебном заседании в соответствии с 4.1 ст. 281 УПК РФ, из которых в частности следует, что 07 марта 2012 г. в 08.50 час. от диспетчера скорой помощи поступило сообщение о дорожно- транспортном происшествии около здания Кыштымского филиала ЮУрГУ. Они с Ф. выехали на место происшествия, прибыли в 09.03 час. Прибыв на место, увидели автомобиль «Audi», который врезался в бетонное основание столба недалеко от здания ЮУрГУ. Рядом с автомобилем была Б. И.М., которая как выяснилось, управляла автомобилем, также были рядом трое мужчин. Какая была погода и дорожные условия, она не помнит. Б. нервничала, говорила, что ее вроде занесло, больше ничего не поясняла, переживала. На заднем сиденье автомобиля находился мужчина, как было установлено — Е. Е.И. Он лежал на боку в положении лежа. Был ли он пристегнут ремнем безопасности, она не обратила внимание. Они осмотрели Е.а, на момент их прибытия признаков жизни не было, была констатирована смерть. При осмотре были обнаружены: ушибленная рана в области волосистой части головы, синяки вокруг глаз, из носа и ротовой полости было обильное кровотечение, что свидетельствовало об открытой черепно-мозговой травме. На месте происшествия они были 17 минут, после чего вернулись на станцию (л.д. 243-245, том 1);
показаниями свидетеля Ф. С.А., данными ею на предварительном следствии и оглашенными в судебном заседании в соответствии с ч.1 ст. 281 УПК РФ, которые по содержанию аналогичны показаниям свидетеля Б. Н.Ю.
Кроме того, из показаний свидетеля Ф. С.А. следует, что на заднем сиденье автомобиля находился мужчина, как было установлено — Е. Е.И. Он находился в полусидячем положении, завалился на бок. Пристегнут ремнем безопасности не был (л.д. 246-248, том 1);

показаниями свидетеля Б. Н.М., данными им на предварительном следствии и оглашенными в судебном заседании в соответствии с ч. 1 ст. 281 УПК РФ, из которых в частности следует, что в Ауди-центр г. Челябинска Б. И.М. приобретала автомобиль «Audi Q5». Данный автомобиль имел подушки безопасности водителя и переднего пассажира, верхние подушки безопасности для сидящих спереди и сзади, боковые подушки безопасности спереди. Логика работы подушек безопасности очень сложная, учитывается множество факторов, а именно: продольное и поперечное ускорение. Точный алгоритм работы безопасности может предоставить только завод изготовитель. В общем алгоритм работы подушек следующий: при лобовом столкновении срабатывают фронтальные подушки безопасности, при боковых ударах срабатывают боковые и верхние подушки безопасности. Только в особо аварийной ситуации могут сработать как передние, так и боковые подушки. Боковые подушки, как правило, не срабатывают, если пассажир не пристегнут ремнем безопасности. Для того, чтобы узнать, почему в данном случае не сработала подушка безопасности заднего пассажира, необходимо заводу-изготовителю предоставить блок управления подушками безопасности (л.д. 249-252, том 1).
Виновность Б. И.М. в совершении данного преступления также подтверждается материалами дела:

рапортом от 07 марта 2012г. заместителя руководителя следственного отдела по г. Кыштым П. А.С., согласно которому 07 марта 2012г. в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего возле здания Кыштымского филиала Южно-Уральского государственного университета по адресу: 180 метров южнее границы промплощадки ТОО «Кыштымавтосервис» по ул. Коноплянка, 2 с автомобилем Audi Q5, государственный номер О 088 МК 174, от полученной закрытой черепно-мозговой травмы скончался Е. Е.И. (л.д. 31, том 1);

рапортом от 07 марта 2012г. инспектора отделения ДПС ОГИБДД МО МВД России «Кыштымский» Ш. А.Ю., согласно которому 07 марта 2012г. в 0910 час. в МО МВД России «Кыштымский» поступило сообщение по ДТП. Прибыв на место происшествия и в ходе проверки данного сообщения установил, что 07 марта 2012г. в 0845 час. на ул. Коноплянка, 2, Б. И.М., управляя автомобилем «Ауди», О 088 МК 174, отвлеклась от управления, потеряла контроль за движением транспортного средства, совершила съезд с проезжей части вправо и наезд на препятствие (бетонное основание газопровода). В результате ДТП пассажир автомобиля Е. Е.И. погиб на месте ДТП (л.д.33, том 1);
схемой места совершения административного правонарушения от 07 марта 2012г. (л.д. 35, том 1);

протоколом осмотра места происшествия от 07 марта 2012 года — участка автодороги у здания ЮУрГУ г. Кыштыма, вблизи д. 2 по ул. Коноплянка г. Кыштыма (л.д. 41-49, том 1);
протоколом осмотра предметов от 24 апреля 2012г., согласно которому осмотрен автомобиль «Audi Q5», О 088 МК 174 (л.д. 61-64, том 1);

— заключением эксперта №76 «а» от 11 апреля 2012г., из которого в частности следует, что на основании акта № 76 судебно-медицинского исследования трупа Е. Е.И., 1941г.р., от 07 марта 2012г. и данных дополнительных исследований, эксперт пришел к выводу, что его смерть наступила в результате открытой черепно-мозговой травмы, в комплекс которой вошли: осадненный кровоподтек, поверхностные ссадины, раны на лице, голове; закрытый перелом скулового отростка правой височной кости; кровоизлияния в мягкие ткани лобной области головы; косопоперечный перелом костей основания черепа; кровоизлияния под мозговые оболочки и в желудочки мозга; ушиб, размозжение основания височной доли левого полушария головного мозга.
Все повреждения являются прижизненными, возникли незадолго до наступления смерти, в короткий промежуток времени, практически одновременно от воздействия с большой механической силой тупых твердых предметов, что представляется возможным в условиях конкретного ДТП, а именно: при травме в салоне автомобиля, при нахождении пострадавшего на заднем правом пассажирском сидении, от удара головой о среднюю стойку и пластмассовый крючок, расположенный на внутренней стороне средней стойки автомобиля справа.
Таким образом, повреждения, входящие в комплекс открытой черепно- мозговой травмы, вызвали тяжкий, опасный для жизни вред здоровью и смерть пострадавшего находится в причинной связи с их причинением.
Кроме того, при исследовании трупа была обнаружена старая (более трех суточной давности) ссадина на правой ноге, которая могла образоваться от воздействия тупых твердых предметов как от удара ими, так и при ударе о них и как вред здоровью не расценивается.
Судебно-химическим исследованием в крови и моче трупа этиловый спирт не обнаружен (л.д. 71-74, том 1);

дополнительным заключением эксперта № 76 «а»/1 от 23 апреля 2012 г., из которого в частности следует, что на основании заключения эксперта № 76 «а» по факту смерти Е. Е.Й., 1941 г.р., от 11 апреля 2012г. в соответствии с поставленным вопросом и по существу прихожу к выводам:
1) Могли ли телесные повреждения, обнаруженные на трупе Е., быть получены при условии, что он был в момент ДТП пристегнут ремнем безопасности?
Каких-либо телесных повреждений, могущих образоваться в условиях конкретного ДТП от воздействия ремня безопасности, на теле трупа Е. Е.И. при судебно-медицинском исследовании не установлено (л.д. 85-87, том 1);
сообщением о невозможности. дать заключение № 556/4-1/43 от 30 марта 2012г., согласно которому исследуемое происшествие было довершено на исправном автомобиле, в удовлетворительных дорожных условиях, при отсутствии внешних факторов, вынуждающих водителя экстренно выполнять те или иные нормы Правил дорожного движения, а исход ситуации полностью определялся выбранными самим водителем действиями, либо невнимательностью или неспособностью водителем по той или иной причине осуществить необходимые приемы управления транспортным средством. В данной дорожно-транспортной ситуации вы

В данной дорожно-транспортной ситуации выезд автомобиля «Audi Q5», О 088МК 174, за правую границу проезжей части и наезд на неподвижное препятствие были обусловлены только действиями водителя по управлению автомобилем. Оценка субъективных качеств и профессиональных навыков конкретного водителя по управлению автомобилем, не требует специальных познаний, не является техническим аспектом и не входит в компетенцию эксперта.

На этом основании оценка действий водителя автомобиля «Audi Q5» в данной дорожно-транспортной ситуации с позиций Правил ДД РФ не имеет технического смысла.

Решать вопросы, относящиеся к правовой оценке действий участников дорожно-транспортного происшествия, а также оценивать несоблюдение ими правил как нарушение эксперт не вправе (л.д. 112- 114, том 1);
заключением эксперта №618/4-1/43, №619/4-1/44 от 05 мая 2012г., из которого в частности следует: 1) на шине правого переднего колеса автомобиля Ауди Q5, государственный регистрационный знак О 088 МК 174, имеется сквозное повреждение боковины шины, образовавшееся в результате удара шины колеса о твердый предмет. На правом переднем колесе имеются повреждения в виде деформации бортовых закраин и посадочных полок обода колеса внутренней и наружной стороны в двух диаметрально противоположных местах, отсутствие фрагмента бортовой закраины наружной стороны колеса, наличие трещины обода напротив отсутствующего фрагмента бортовой закраины, а также деформация монтажного ручья обода. Все .повреждения на шине колеса и самом колесе возникли в результате удара колеса о твердый предмет, т.е. во время ДТП.

Каких-либо повреждений правого переднего колеса автомобиля Ауди Q5, государственный регистрационный знак О 088 МК 174, в сборе с шиной, которые возникли бы до ДТП и могли бы влиять на управляемость и курсовую устойчивость автомобиля, на данном колесе в сборе с шиной не имеется.

На автомобиле Ауди Q5, государственный регистрационный знак О 088 МК 174, не имеется повреждений системы рулевого управления, тормозной системы и ходовой части, которые могли влиять на управляемость автомобиля перед ДТП (л.д. 124-130, том 1);
сообщением о невозможности дать заключение №823/4-1/43 от 17 октября 2012г., согласно которому в материалах дела имеется заключение эксперта №№618/4-1/43, 619/4-1/44 от 05 мая 20Цг., по выводам которого на автомобиле «Audi Q5», О 088 МК 174, каких-либо повреждений правого переднего колеса в сборе с шиной, которые бы возникли до ДТП и могли бы повлиять на управляемость и курсовую устойчивость автомобиля, не имеется, а также ?не имеется повреждений рулевого управления, тормозной системы и ходовой части, которые могли влиять на управляемость автомобиля перед ДТП.

Таким образом, по имеющимся материалам в расследуемом наезде автомобиля «Audi Q5» на опору газопровода, располагавшуюся за пределами проезжей части, ДТП совершено при управлении технически исправным транспортным средством, при отсутствии каких-либо внешних факторов, вынуждавших водителя экстренно выполнять требования ПДД РФ для предотвращения ДТП. Как указывалось выше, оценка действий водителя в соответствии с требованиями, изложенными в разделах 1 «Общие положения» и 2 «общие обязанности водителей» Правил дорожного движения Российской Федерации, не требует специальных познаний в области судебной автотехнической экспертизы (л,д. 160-164, том 1);

протоколом очной ставки от 25 июля 2012г. между Б. И.М. и М. М.Б., в ходе которой они пояснили об обстоятельствах произошедшего 07 марта 2012г. дорожно-транспортного происшествия (л.д. 197-201, том 1);
протоколом очной ставки от 13 ноября 2012г. между М. М.Б. и А. М.Х., в ходе которой последний пояснил, что после того, как он открыл дверь автомобиля Б. И.М. после ДТП, увидел, что Елисеев Е.И. лежит на левом боку, ремнем пристегнут не был (л.д. 208-211, том 1);

заключением специалиста Староселького К.В. №1-049-13 от 27 августа 2013г., из которого в частности следует, что: 1) строительные нормы и правила СНиП И-Д.5-72 «Автомобильные дороги. Нормы проектирования» и СНиП 2.05.02-85* «Автомобильные дороги» не распространяются на населенные пункты, а относятся к дорогам, расположенным вне населенных пунктов, причем СНиП И-Д.5-72 в настоящее время не подлежит применению, как утративший силу. Для дорог, проходящих в населенных пунктах, должны применяться Строительные нормы и правила СНиП 2.07.01-89* «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений». Согласно этим нормам, дорога, на которой имело место ДТП 07 марта 2012г. с участием автомобиля «Ауди Q 5», относится к категории «проезды».

В имеющихся материалах дела отсутствуют объективные признаки потери курсовой устойчивости (заноса) автомобиля «Ауди Q 5» перед наездом на опору газопровода, в связи с чем не усматривается причинно- следственной связи между состоянием данного участка дороги и фактом ДТП.

Причиной данного ДТП, с технической точки зрения, является то, что скорость была выбрана без учета конкретных дорожных условий, т.е. наличия закругления (изгиба) проезжей части и ее скользкого состояния.
Причиной имеющихся расхождений проведенного исследования с выводами заключения эксперта №1-31-13 от 30 июля 2013 г. является различный подход к оценке степени влияния дорожных условий на устойчивость автомобиля в данной ситуации (л.д. 156-163, том 3).

Оценивая всю совокупность добытых и исследованных доказательств, суд приходит к выводу о доказанности виновности подсудимой Б. И.М., т.к. приведенные выше доказательства не находятся в противоречии между собой, дополняют друг друга и конкретизируют обстоятельства произошедшего, а оснований не доверять этим доказательствам не имеется.

Допустимость и достоверность представленных доказательств не вызывает сомнений, а их совокупность достаточна для вывода о доказанности вины подсудимой и юридической оценки ее действий.

Представленные стороной обвинения доказательства суд признает допустимыми и имеющими юридическую силу, поскольку они получены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, и достоверными, а совокупность их — достаточной для вывода о том, что преступные действия Балахоновой И.М. имели место так, как это изложено в описательной части настоящего приговора.

У суда нет оснований не доверять показаниям представителя потерпевшего Е. О.Н., свидетелей М. М.Б., П. А.А., Т. С.В., Б. С.С., Ш. А.Ю., Л. С.Е., В. B.C., Д. Н.Н., данным ими в судебном заседании, показаниям представителя потерпевшего Е. К.Е., свидетелей А. М.Х., Д. A.О.Д., П. Д.В., Б. Н.Ю., Ф. С.А., Б. Н.М., данным ими на предварительном следствии и оглашенным в судебном заседании, поскольку их показания последовательны, не противоречивы, взаимосвязаны в совокупности с другими доказательствами, полученными непосредственно после совершения преступления, существенных нарушений норм УПК РФ, влекущих признание их недопустимыми, судом не установлено.

В судебном заседании по ходатайству стороны обвинения был допрошен следователь П. А.С., который пояснил суду, что 07 марта 2012г. он по сообщению дежурной части МО МВД РФ «Кыштымский» выезжал на место ДТП, в котором водителем была Б. И.М. Им составлялся протокол осмотра места происшествия. На дороге был снежный накат, однако, колеи, неровностей, повреждений не было.
В судебном заседании по ходатайству стороны защиты подсудимой были допрошены свидетели:
Л. О.И., которая пояснила суду, что утром 07 марта 2012г. ей позвонила Б. И.М. и сообщила о дорожно-транспортном происшествии, просила вызвать «Скорую помощь». Придя на место ДТП, увидела сотрудников ГИБДД, «Скорой помощи». Она позвонила своему мужу, попросила его приехать. В этот же день Б. начала заниматься похоронами погибшего Е. Е.И., взяла на себя все расходы, связанные с погребением. Известно, что Б. просила прощение у родственников Е. Е.И., перечисляла денежные средства в счет компенсации морального вреда;

свидетель А. Р.Д. пояснил суду, что о случившемся узнал от В. А.И., по просьбе которого беседовал с родственниками Е. Е.И., пытаясь урегулировать вопрос о компенсации морального вреда. Б. предлагала компенсировать 500000 рублей, но Е. О.Н. отказалась;

— свидетель В. А.И. пояснил суду, что 07 марта 2012г. узнал о гибели Е. Е.И. в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего с участием водителя Б. И.М. Б. И.М. совместно с ним активно занималась организацией похорон Е. Е.И., несла связанные с этим расходы. Всего на организацию похорон ими было затрачено около 440 000 рублей, половину расходов от данной суммы понесла Б. Известно, что подсудимая неоднократно просила прощения у родственников Е. Е.И. Через А. Р.Д. пытались решить вопрос о компенсации морального вреда в размере 500 000 рублей, но Е. О.Н. отказалась.

Показания свидетелей Л. О.И., А. Р.Д., В. А.И. не свидетельствуют о том, что Б. И.М. не виновна в предъявленном ей обвинении, поскольку они не находились непосредственно на участке дороги, расположенном в 180 метрах южнее границы промышленной площадки ТОО «Кьштымавтосервис» по ул. Коноплянка, 2 г. Кыштым, в тот момент, когда произошло дорожно-транспортное происшествие, пояснили лишь о действиях подсудимой, связанных с погребением Е. Е.И. и попытками возмещения Б. И.М. супруге и сыну погибшего компенсации морального вреда.
Доводы подсудимой и защитников Н. Б.И., П. Н.А. о том, что дорожно-транспортное происшествие 07 марта 2012 г., в результате которого погиб Е. Е.И., произошло не по вине Б. И.М., а также о том, что ею не были нарушены п.п.2.1.2, 10.1 ПДЦ РФ, опровергаются совокупностью исследованных доказательств.

Так, из показаний М. М.Б., являвшегося очевидцем произошедших 07 марта 2012 г. событий, следует, что автомобилем, в котором на заднем сиденье находились он и Е. Е.И., управляла Б. И.М.

Данное обстоятельство также подтвердили как сама Б. И.М., так и свидетели А. М.Х., П. А.А., Т. С.В., Б. С.С., Д.А., Ш. А.Ю., Л. С.Е., Д. Н.Н., В. B.C., из показаний которых также установлено, что 07 марта 2012г. около 09 час. автомобилем Ауди Q5, государственный регистрационный знак О 088 МК 174 Rus, управляла именно Б. И.М.

В соответствии с п.2.1.2 Правил Дорожного движения Российской Федерации, в редакции постановления Правительства РФ от 10 мая 2010г. №316, при движении на транспортном средстве, оборудованном ремнями безопасности, водитель должен быть пристегнутым ремнями безопасности и не перевозить пассажиров, не пристегнутых ремнями. Из показаний свидетеля М. М.Б. судом установлено, что 07 марта 2012г., когда он и Е. Е.И. сели в автомобиль Б. И.М., последняя попросила их пристегнуть ремни безопасности. Он пристегнулся. Пристегнул ли ремень безопасности Е. Е.И., ему неизвестно. Затем Б. И.М. тронулась с места парковки и после того, как ей позвонили на телефон, она остановила автомобиль, поговорила, попросила его передать ей коробку конфет. Для того чтобы достать коробку конфет, лежащую на задней панели автомобиля за головой Е. Е.И., он отстегнул ремень безопасности. Чтобы ему (М.) не мешать доставать конфеты, Е. сел полубоком, повернувшись правой стороной к переднему пассажирскому сиденью. Достав конфеты, он (М.) передал их Б. и сел на свое место и попытался устроиться, начал поправлять вещи, лежащие на сиденье, в этот момент почувствовал удар, от которого его наклонило между передними сиденьями, а Е. наклонился влево на заднее сиденье.

Из показаний свидетеля А. М.Х. судом установлено, что после ДТП он подошел к машине, открыл заднюю дверь, увидел на заднем сиденье Е. Е.И., который не был пристегнут ремнем безопасности (л.д. 202- 204, том 1).

Из показаний свидетеля Фоминой С.А. судом установлено, что 07 марта 2012г. она выезжала на место ДТП около здания Кыштымского филиала ЮУрГУ. На заднем сиденье автомобиля в полусидячем положении находился Е. Е.И. Пристегнут ремнем безопасности он не был (д.д. 246-248, том 1).

Из дополнительного заключения эксперта №76 «а»/1 от 23 апреля 2012г. судом установлено, что каких-либо телесных повреждений, могущих образоваться в условиях конкретного ДТП от воздействия ремня безопасности, на теле трупа Елисеева Е.И. при судебно-медицинском исследовании не установлено (л.д. 85-87, том 1).

Оценив совокупность представленных доказательств, суд считает установленным, что после того, как Б., начав движение, остановилась, попросила М. М.Б. передать ей коробку конфет, а затем снова начала движение, однако, перед этим Б. И.М. вновь не убедилась в том, что пассажиры М. М.Б. и Е. Е.И., находившиеся на заднем сиденье ее автомобиля, пристегнуты ремнями безопасности, однако, начала движение и перевозила пассажиров, не пристегнутых ремнями.

Подсудимая Б. И.М.. пояснила суду, что после того, как все сели в ее автомобиль, она попросила пассажиров пристегнуться. Увидев, что пассажиры выполняют движения, характерные для пристегивания ремней безопасности, она начала движение автомобиля.

Доводы стороны защиты о том, что Е. Е.И. как пассажир, в силу п.5.1 ПДД РФ, обязан был сам пристегнуть ремень безопасности, не свидетельствуют о невиновности подсудимой, поскольку Правила дорожного движения РФ обязывают водителя не только самому пристегнуться ремнями, но и проследить за тем, чтобы пассажиры, сиденья которых оборудованы ремнями безопасности, также пристегнули их.

Таким образом, судом установлено, что Б. И.М., как водитель источника повышенной опасности, не в полной мере убедилась в том, что пассажиры ее автомобиля пристегнулись ремнями безопасности, увидев, что они выполняют движения, характерные для пристегивания ремней, но не убедившись, что данные ремни пассажирами пристегнуты в соответствующие устройства, начала движение транспортного средства. После остановки транспортного средства Б. И.М. продолжила движение, вновь не убедившись в том, что пассажиры пристегнулись ремнями безопасности, т.е. ею был нарушен п.2.1.2 ПДД РФ.

В судебном заседании по ходатайству защитника подсудимой — Поляковой Н.А. был допрошен специалист Городокин В.А., пояснивший суду, что на основании запроса адвоката Поляковой Н.А. им было проведено исследование и дано заключение о том, что препятствие в виде бетонного футляра газопровода на участке дороги, где 07 марта 2012г. произошло дорожно-транспортное происшествие, не соответствует требованиям СНиП, ГОСТ. С технической точки зрения водитель должен выбирать скорость с учетом видимости в направлении движения. В случае наличия на участке дороги, где произошло ДТП, колеи, применение экстренного торможения могло привести к заносу автомобиля. При скорости движения автомобиля 30-40 км/ч остановочный путь составлял 30 метров, а Б. заметила препятствие за 10-15 метров, из чего им был сделан вывод, что она не имела технической возможности предотвратить наезд на препятствие. Полагает, что Балахоновой И.М. не был нарушен п.10.1 ПДД.

Также в судебном заседании по ходатайству стороны защиты было приобщено к материалам дела заключение специалиста Городокина В.А. от 22 апреля 2013г., из которого, в частности, следует, что:
1) препятствие в виде бетонного футляра газопровода, на участке дороги в 100 метрах от здания филиала ФГБОУ ВПО «ЮУрГУ» по адресу: Челябинская область, г. Кыш- тым, 180 метров южнее границы промышленной площадки ТОО «Кыштымавтосервис» по ул. Коноплянка, 2, не соответствует требованиям, предъявляемым, как к данному участку улично- дорожной сети, так и к конкретному сооружению нормативно-технической документацией СНиП И-Д.5-72, СНиП 2.05.02-85 «Автомобильные дороги» (взамен СНиП Н-Д.5-72 и СН 449-72), ГОСТ Р 52289-2004, ГОСТ Р 51256-99; 2) в сложившейся дорожно- транспортной ситуации водитель автомобиля «Audi Q5», государственный регистрационный знак О 088 МК 174, 07 марта 2012г. не располагала технической возможностью предотвратить наезд на препятствие;
3) допустимая скорость по условиям видимости в направлении движения находилась в пределах 62,4 км/ч. В сложившейся дорожно-транспортной ситуации водитель автомобиля «Audi Q5» имела право двигаться со скоростью, не превышающей 60 км/ч;
4) экстренное торможение автомобиля на проезжей части, снежное покрытие которой имеет колейность, может привести к потере курсовой устойчивости;
5) в сложившейся дорожно-транспортной ситуации в действиях водителя автомобиля «Audi Q5», государственный регистрационный знак О 088 МК 174, с технической точки зрения, не усматривается несоответствие требованиям п. 10.1 Правил дорожного движения (л.д. 36-46, том 3).

В судебном заседании по ходатайству стороны защиты была назначена судом и проведена по делу судебная автотехническая экспертиза. Согласно заключению эксперта Вещикова Д.С. №1-26-13 от 30 июля 2013г.,
1) установленный на исследуемом участке дороги бетонный блок представлял опасность для движения автомобиля Audi Q5 и не соответствовал требованиям СНиП 2.05.02-85, СНиП И-Д.5-72, ГОСТ Р 51256 и ГОСТ Р 52289, в части обеспечения безопасности дорожного движения;
2) в момент возможности обнаружения водителем автомобиля Audi Q5 препятствия в виде бетонного блока дорожно-транспортная ситуация, с технической точки зрения, была аварийной и водитель автомобиля Audi Q5 не располагала технической возможностью предотвратить наезд. В случае если состояние покрытия, по которому двигался автомобиль Audi Q5, оценивалось, как «гололед», вывод, сделанный выше, для покрытия «снежный накат», тем более справедлив;
3) в сложившейся дорожно-транспортной ситуации водитель автомобиля Audi Q5, с учетом условий видимости в направлении движения, имела право двигаться со скоростью, не превышающей 57 км/ч;
4) в данной дорожно- транспортной ситуации наличие колейности на дорожном покрытии, имеющим низкий коэффициент сцепления, может привести к потере автомобилем курсовой устойчивости, с последующим возникновением заноса;
5) экспертным путем решить вопрос о величине скорости автомобиля Audi Q5 в момент наезда на препятствие не представляется возможным;
6) к моменту наезда на препятствие автомобиль Audi Q5 частично (около 1 метра) располагался на обочине, а частично на проезжей части («0,8 метра). Сделать вывод о том, по какой траектории перемещался автомобиль Audi Q5 и какое расстояние преодолел по обочине, не представляется возможным (л.д. 133-142, том 3).

Показания специалиста Городокина В.А. и его заключение, а также заключение эксперта Вещикова Д.С. №1-26-13 от 30 июля 2013г. суд не принимает как доказательство невиновности Б. И.М. исходя из следующего.

Из протокола осмотра места происшествия от 07 марта 2012г. установлено, что покрытие дороги на всем участке бетонное, покрытое накатанным снегом (л.д. 41-49, том 1).

Из показаний свидетелей Б. С.С., Т. С.В., П. А.С., не доверять которым у суда нет оснований, установлено, что 07 марта 2012г. на участке дороги, где произошло дорожно-транспортное происшествие с участием Б. И.М., был снежный накат, колеи на дороге не было, что также подтверждается просмотренной в судебном заседании видеозаписью с места ДТП.

Из показаний Б. И.М., данных ею на предварительном следствии при допросе в качестве подозреваемой в присутствии защитника, установлено, что она проехала около 50 метров, не успела разогнаться, т.к. дорога плохая, было скользко (л.д. 25-29, том 2).

Из показаний Б. И.М., данных ею на предварительном следствии при допросе в качестве обвиняемой в присутствии защитника, установлено, что она видела состояние дорожного покрытия, при этом скорость соответствовала дорожным и метеорологическим условиям, причину изменения направления движения объяснить не смогла (л.д. 34-36, том 2).

Таким образом, наличие колеи на участке дороги, где 07 марта 2012 г. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого погиб Елисеев Е.И., объективно установлено не было. О наличии колеи, о плохой видимости, Б. И.М. ранее не поясняла и сообщила об этом лишь в ходе судебного разбирательства.

К показаниям свидетелей В. B.C. и Д. Н.Н. о наличии 07 марта 2012г. в 0845-085 часов плохой видимости в месте, где произошло дорожно-транспортное происшествие с участием Б. И.М., суд относится критически, поскольку В. B.C. не смогла конкретизировать причины плохой видимости, а Д. Н.Н. пояснила, что был небольшой туман. Вместе с тем, оба свидетеля пояснили, что увидели, как Б. И.М. тронулась со стоянки, находясь от нее на расстоянии более 30 метров.
К тому же, из показаний свидетеля Д. Н.Н., данных ею на предварительном следствии и оглашенных в судебном заседании, следует, что в тот день был мороз, дорога была скользкая (л.д. 237-239, том 1). Ни о какой плохой видимости, связанной с туманом, осадками в виде снега, данный свидетель при допросе через непродолжительный период времени после произошедших событий, не поясняла.

Суд доверяет показаниям свидетеля Д. Н.Н. в части видимости в момент ДТП, данным ею на предварительном следствии, поскольку они являлись первичными, были даны непосредственно после совершения преступления.

Кроме того, из показаний свидетеля А. М.Х., также находившегося на месте ДТП непосредственно после его совершения, данных им на предварительном следствии и оглашенных в судебном заседании, судом установлено, что погода в то утро была нормальная, был мороз, но снега не было, было ясно (л.д. 201-202, том 1). Не доверять показаниям данного свидетеля у суда нет оснований.

Таким образом, доводы стороны защиты о наличии в период времени с 08.30 до 09.00 часов 07 марта 2012г. в месте, где произошло дорожно-транспортное происшествие с участием Б. И.М., плохой видимости, что и послужило причиной ДТП, суд находит не состоятельными.

Заключение специалиста Городокина В.А. от 22 апреля 2013г. и заключение эксперта Вещикова Д.С. №1-26-13 от 30 июля 2013г. основано на показаниях Б. И.М. о дорожных и метеорологических условиях 07 марта 2012г., о которых она пояснила лишь в судебном заседании и которые объективно ничем не установлены. Данные заключения опровергаются собранной по делу совокупностью доказательств, в полном объеме подтверждающей виновность подсудимой Б. И.М. в инкриминируемом ей деянии.

Из заключения эксперта Вещикова Д.С. №1-26-13 от 30 июля 2013 г. следует, что установленный на исследуемом участке дороги бетонный блок представлял опасность для движения автомобиля Audi Q5 и не соответствовал требованиям СНиП 2.05.02-85, СНиП П-Д.5-72, ГОСТ Р 51256 и ГОСТ Р 52289, в части обеспечения безопасности дорожного движения, однако, данное обстоятельство не находится в прямой причинной связи с наступившими последствиями в виде причинения смерти Е. Е.И.

Версия подсудимой Б. И.М. о причине дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 07 марта 2012г., была тщательным образом проверена в судебном заседании, и анализ исследованных доказательств, привел суд к твердому убеждению о ее несостоятельности. Суд считает, что такая позиция подсудимой преследует одну цель-освобождение от уголовной ответственности, а также как естественное желание смягчения наказания.

В судебном заседании судом по ходатайству представителя потерпевших Грязновой И.В. было приобщено к материалам дела и исследовано заключение специалиста №1-049-13 от 27 августа 2013г. а также был допрошен специалист Старосельский К.В., пояснивший суду, что им были изучены копии материалов уголовного дела в отношении Балахоновой И.М., представленные адвокатом Грязновой И.В., заключение эксперта №1-26-13 от 30 июля 2013г. и он сделал свое заключение, согласно которому эксперт Вещиков ДС. при даче заключения №1-26-13 опирался на СНиП П-Д.5-72, которые в настоящее время утратили силу. Дорога, на которой 07 марта 2012г. произошло ДТП, относится к категории «проезды». Поскольку до столкновения с газовой опорой Б. И.М. двигалась прямолинейно, на схеме зафиксирован один прямолинейный след правых колес, который являлся следом качения, а не скольжения. Ни поперечного, образующегося при заносе, ни продольного, образующегося при торможении, следов не зафиксировано.

Поскольку сам наезд на препятствие произошел передней частью автомобиля, а не боковой, то он пришел к заключению о том, что отсутствуют объективные признаки потери курсовой устойчивости автомобиля перед наездом на опору газопровода. Полагает, что причиной данного ДТП, с технической точки зрения, является то, что скорость была выбрана без учета конкретных дорожных условий, т.е. наличия закругления, изгиба проезжей части и ее скользкого состояния. Экспертом Вещиковым при проведении экспертизы и даче заключения были использованы данные, в том числе о видимости на дороге, полученные со слов, но экспериментально ее никто не измерял. Полагает, что водитель не «вписался» в поворот, еще до наезда на газовую опору съехал с проезжей части, проехал 5,7 метра и наехал на газовую опору, но к видимости это отношение не имеет. В данной ситуации он не усматривает внезапной опасности для водителя, поэтому п.2 ст. 10.1 ПДД не применим. Водитель должен был руководствоваться п.1 ст.10.1 ПДД.

Также пояснил суду, что в своем заключении ошибочно указал номер заключения эксперта Вещикова Д.С. от 30 июля 2013г. 1-31-13 вместо 1-26-13.

Заключение специалиста Старосельского К.В. №1-049-13 от 27 августа 2013 г. судом признается допустимым доказательством, т.к. получено в установленном законом порядке, составлено специалистом, обладающим специальными знаниями. Исследование и выводы специалиста научно обоснованны и согласуются с добытыми доказательствами и установленными в суде юридически значимыми обстоятельствами произошедшего преступления.
Из показаний подсудимой, свидетелей Ш. А.Ю., Б. С.С., Т. С.В., П. А.С., Д. Н.Н., В. B.C. судом установлено, что на участке дороге, где 07 марта 2012 г. произошло дорожно-транспортное происшествие с участием Б. И.М., был снежный накат, гололед, прикрытые свежевыпавшим снегом.

Б. И.М., управляя технически исправным автомобилем, не учла дорожные и метеорологические условия, в, результате чего выбранная ею скорость движения не обеспечила ей возможность постоянного контроля за движением транспортного средства, в результате чего она выедала с проезжей части и совершила наезд на бетонный футляр газопровода.

Из заключения эксперта №76 «а» от 11 апреля 2012г. судом установлено, что повреждения, входящие в комплекс открытой черепно-мозговой травмы, вызвали тяжкий, опасный для жизни вред здоровью и смерть пострадавшего находится в причинной связи с их причинением (л.д. 71-74, том 1).

Оценив совокупность представленных доказательств, суд считает установленным факт нарушения Б. И.М. п.п. 2.1.2, 10.1 Правил дорожного движения РФ. Нарушение Б. И.М. указанных пунктов Правил находится в причинно-следственной связи с наступлением смерти пассажира автомобиля «Audi Q5», регистрационный знак О 088 МК 174 Rus,Е. Е.И., поскольку в случае выполнения требований Правил дорожного движения, Б. И.М. могла бы избежать опасных последствий.

Действия подсудимой Б. И.М. суд квалифицирует по ч.З ст. 264 УК РФ, как нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Оснований для прекращения уголовного дела в отношении Балахоновой И.М. за отсутствием в деянии состава преступления, как о том просила сторона защиты, не имеется, т.к. вина Б. И.М. установлена добытыми и исследованными доказательствами по делу.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется неосторожной формой вины.

Б. И.М., управляя транспортным средством и нарушая 07 марта 2012г. путем бездействия п.п. 2.1.2, 10.1 ПДД РФ, не предвидела возможности наступления общественно опасных последствий по небрежности, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должна была и могла предвидеть эти последствия.

Суд считает необходимым исключить из объема предъявленного Б. И.М. обвинения указание на нарушение ею п. 1.5 Правил дорожного движения РФ, согласно которого участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда, поскольку этот пункт является декларативной нормой, закрепляющей общие принципы дорожного движения в Российской Федерации, а его нарушение не находится в прямой причинно-следственной связи с наступившими последствиями.

При избрании вида и размера наказания в отношении подсудимой Б. И.М., суд, в соответствии со ст.ст. 6, 43, 60 УК РФ учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, обстоятельства содеянного, личность подсудимой, наличие смягчающих и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, влияние назначаемого наказания на исправление подсудимой и условия жизни ее семьи.

Суд, учитывая вышеизложенное, а также фактические обстоятельства и степень общественной опасности совершенного преступления, не усматривает оснований для применения к подсудимой при назначении наказания положений ст. 15 УК РФ об изменении категории преступления на менее тяжкую.

Подсудимая Б. И.М.: не судима, разведена, работает, положительно характеризуется по месту жительства и работы, на учете у врачей психиатра и нарколога не состоит.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Б. И.М., предусмотренными ст. 61 УК РФ, суд признает наличие на иждивении малолетнего ребенка, принесение извинений представителям потерпевшего, добровольное возмещение имущественного ущерба, связанного с погребением Елисеева Е.И., принятие мер по возмещению компенсации морального вреда, наличие хронического заболевания.

В судебном заседании подсудимая Б. И.М. поддержала позицию адвокатов, просивших прекратить уголовное дело в отношении нее за отсутствием в ее действиях состава преступления, вынести оправдательный приговор, т.е. фактически не признала себя виновной в совершении данного преступления, в связи с чем суд не признает обстоятельством, смягчающим наказание Б. И.М., ее пояснения о том, что она вину признала.

Поскольку в судебном заседании был установлен факт нарушения Б. И.М. п. 2.1.2 ПДД РФ, суд не признает обстоятельством, смягчающим наказание, несоблюдение Е. Е.И. п. 5.1 ПДД РФ.

Обстоятельств, отягчающих наказание, предусмотренных ст. 63 УК РФ, судом не установлено.

С учетом обстоятельств совершения преступления, тяжести наступивших последствий в виде смерти Е. Е.И., суд считает, что исправление Б. И.М. возможно лишь при назначении ей наказания в виде лишения свободы. Оснований для применения ст. 64 УК РФ и назначения более мягкого вида наказания, предусмотренного санкцией ч.3 ст.264 УК РФ, суд не усматривает.

Вместе с тем, учитывая совокупность обстоятельств, смягчающих наказание, личность подсудимой, положительный характеризующий материал, суд считает, что исправление подсудимой Б. И.М. возможно без реального отбывания наказания в виде лишения свободы в условиях изоляции от общества, с применением при назначении наказания ст. 73 УК РФ, то есть с назначением наказания условно.

Суд считает необходимым назначить Б. И.М. наказание с учетом требований ч.1 ст. 62 УК РФ, поскольку ею добровольно возмещен имущественный ущерб, связанный с погребением Е. Е.И., приносились извинения представителям потерпевшего, принимались меры к возмещению компенсации морального вреда.

Суд также считает необходимым назначить Б. И.М. дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами.

В соответствии с ч.5 ст. 73 УК РФ суд считает необходимым возложить на условно осужденную исполнение определенных обязанностей.

В судебном заседании представитель гражданского ответчика Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южно-Уральский государственный университет» (Национальный исследовательский университет) Полякова Н.А., действующая на основании доверенности, исковые требования Елисеевой О.Н. о взыскании в ее пользу единовременно 832793 рублей за период с 07 марта 2012г. по 07 марта 2015г., а далее пожизненно, в размере 23133 рубля 14 копеек ежемесячно с последующей индексацией указанных сумм в соответствии со ст. 1091 ГК РФ не признала и пояснила, что на юридическое лицо или гражданина может быть возложена обязанность по возмещению вреда, причиненного лицами, выполнявшими работу на основании гражданско-правового договора, при условии, что эти лица действовали или должны были действовать по заданию данного юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ. Полагает, что привлечение ФГБОУ ВПО «ЮУрГУ» (НИУ) в качестве ответчика по заявленному иску не соответствует требованиям действующего законодательства. В содержание трудовых обязанностей Б. И.М., установленных трудовым договором, а также должностной инструкцией, не входит выполнение работ, оказание услуг по перевозке пассажиров и грузов. Транспортное средство, являющееся источником повышенной опасности, с использованием которого был причинен вред, не является имуществом, принадлежащим ФГБОУ ВПО «ЮУрГУ» (НИУ) на каком либо праве, а является личной собственностью работника Балахоновой И.М. ФГБОУ ВПО «ЮУрГУ» (НИУ) не являлось 3 лицом, застраховавшим ответственность владельца источника повышенной опасности в соответствии с действующим законодательством, не заключало с Б. И.М. договора на использование личного автотранспорта в служебных целях. Полагает, что для правильного разрешения заявленных исковых требований должны быть привлечены к участию в деле управление Пенсионного Фонда РФ в Октябрьском районе г. Екатеринбурга, а также страховая организация (страховщик), застраховавшая гражданскую ответственность владельца транспортного средства. Просила отказать в удовлетворении иска в отношении ФГБОУ ВПО «ЮУрГУ» (НИУ), а в отношении ответчика Б. И.М. оставить иск без рассмотрения.

Разрешая исковые требования Елисеевой О.Н. и Елисеева К.Е., суд приходит к следующему.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ исковые требования представителя потерпевшего, гражданских истцов Е. О.Н. и Е. К.Е. о возмещении морального вреда в размере 500000 рублей в пользу каждого с виновной подлежат частичному удовлетворению в соответствии со ст.ст.151, 1101 ГК РФ. При определении размера компенсации морального вреда суд учитывает обстоятельства дела, характер нравственных страданий представителей потерпевшего, степень вины причннителя вреда, требования разумности и справедливости, а также имущественное положение подсудимой и определяет размер компенсации в 350 ООО рублей в пользу каждого.
Суд считает, что гражданский иск Е. О.Н. к ФГБОУ ВПО «ЮУрГУ» (НИУ) о взыскании материального ущерба по потере кормильца единовременно в размере 832 793 рубля за период с 07 марта 2012 г. по 07 марта 2015г., далее пожизненно по 23 133 рубля 14 копеек ежемесячно необходимо оставить без рассмотрения, поскольку определение размера материального ущерба требует дополнительных расчетов и, кроме того, соответчиками по заявленным требованиям могут быть иные лица, в связи с чем, суд считает необходимым разъяснить Е. О.Н. право на обращение с данными требованиями в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Согласно п.8 ч.2 ст. 42 УПК РФ потерпевший вправе иметь представителя.
Частью 3 ст.42 УПК РФ предусмотрено, что потерпевшему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, а также расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя, согласно требованиям статьи 131 настоящего Кодекса.
В соответствии с ч.ч.1, 2 ст. 131 УПК РФ процессуальными издержками являются связанные с производством по уголовному делу расходы, которые возмещаются за счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного судопроизводства. К процессуальным издержкам относятся: иные расходы, понесенные в ходе производства по уголовному делу и предусмотренные настоящим Кодексом.
Разрешая исковые требования Елисеева К.Е. о взыскании с Балахоновой И.М. стоимости услуг представителей в размере 80 000 рублей, а также командировочных расходов адвокатов в размере 60 000 рублей, суд находит подлежащими удовлетворению, поскольку они подтверждены документально (л.д, 204-207, том 2, л.д. 204-208, том 3).
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 307, 308, 309 УПК РФ, суд

Б. И.М. признать виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 264 УК РФ и назначить ей наказание, с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ, в виде лишения свободы на срок 1 (один) год 6 (шесть) месяцев, с лишением права управлять транспортными средствами на срок 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

В соответствий со ст. 73 УК РФ назначенное наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

Дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами подлежит самостоятельному исполнению.

В соответствии с ч.5 ет.73 УК РФ обязать осужденную Б. И.М. не менять постоянного места жительства, работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного, уведомлять эти органы об изменении места жительства, работы.

Меру пресечения Б. И.М. до вступления приговора в законную силу оставить без изменения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.
Принять отказ Е. О.Н. от иска в части взыскания с Б. И.М. и Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южно-Уральский государственный университет» (Национальный исследовательский университет) в ее пользу расходов на представителей в размере 80 ООО (восьмидесяти тысяч) рублей, а также командировочных расходов адвокатов.

Взыскать с Б. И. М. в пользу Е. О. Н. в счет возмещения компенсации морального вреда 350000 (триста пятьдесят тысяч) рублей.
Взыскать с Б. И. М. в пользу Е. К. Е. в счет возмещения компенсации морального вреда 350000 (триста пятьдесят тысяч) рублей, расходы по оплате услуг представителей в сумме 140000 (сто сорок тысяч) рублей.

В остальной части в удовлетворении иска Е. О.Н., Е. К.Е. к Б. И.М. о взыскании компенсации морального вреда отказать.
Исковые требования Е. О.Н. к Федеральному государственному бюджетному образовательному учреждению высшего профессионального образования «Южно-Уральский государственный университет» (Национальный исследовательский университет) о возмещении материального ущерба по потере кормильца оставить без рассмотрения.

Разъяснить Е. О.Н. право на обращение в суд с иском к Федеральному государственному бюджетному образовательному учреждению высшего профессионального образования «Южно-Уральский государственный университет» (Национальный исследовательский университет) о возмещении материального ущерба по потере кормильца в порядке гражданского судопроизводства.

Освободить Б. И.М. от обязанности по хранению вещественного доказательства — автомобиля «Audi Q5» — после вступления приговора в законную силу.
Вещественное доказательство: переднее право колесо в сборе, хранящееся в СО по г. Кыштым — уничтожить после вступления приговора в законную силу.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Челябинского областного суда в течение 10 суток со дня его провозглашения.

В случае подачи апелляционной жалобы, осужденная вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, о чем должно быть указано в ее апелляционной жалобе.

В случае подачи апелляционного представления или апелляционных жалоб другими участниками судопроизводства, затрагивающих интересы осужденного, ходатайство об участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции подается осужденным в течение 10 суток с момента вручения ему копии апелляционного представления либо апелляционных жалоб.

Председательствующий судья Кыштымского городского суда
Секретарь

Еще по теме:

  • Закон о полиции аудио версия Закон о полиции аудио версия Озвученная версия Федерального закона "О войсках национальной гвардии Российской Федерации" (аудио версия) №226-ФЗ от 03.07.2016г. Данный закон принят Государственной Думой РФ 22 июня 2016 года. Одобрен Советом Федерации 29 июня […]
  • Куда пожаловаться на медсестру поликлиники Куда пожаловаться на медсестру поликлиники От обслуживания не спешите отказываться, на всякий случай. Меня тоже доставали, но я по телефону объяснила, что медицина в стране добровольная и приду я к ним тогда, когда это будет нужно мне и моему ребенку (пару […]
  • Статья 17 конституции рф часть 3 Конституция РФ 1. В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией. 2. Основные права и свободы человека […]
  • Как дом из-под земли вышел Презентация к уроку по окружающему миру (3 класс) по теме: Презентация "Как дом вышел из под земли" Данная презентация предназначена для использования на уроке окружающего мира в 3 классе по программе "Школа XXI века" Предварительный просмотр: Подписи к […]
  • Возмездный договор перевода долга Цена перевода долга. Статьи по предмету Гражданское право ЦЕНА ПЕРЕВОДА ДОЛГА И. ДУБРОВСКАЯ Ирина Дубровская, юрист, г. Санкт-Петербург. Довольно часто возникают вопросы о том, может ли договор о переводе долга быть безвозмездным, что является встречным […]
  • Гражданский кодекс рб 2018г Гражданский Кодекс Республики Беларусь РАЗДЕЛ IОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯПОДРАЗДЕЛ 1ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯГЛАВА 1ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ГЛАВА 2ВОЗНИКНОВЕНИЕ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ И ОБЯЗАННОСТЕЙ, ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ И ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ ПОДРАЗДЕЛ 2ЛИЦАГЛАВА 3ГРАЖДАНЕ […]