Ст 319 ук рф оправдательный приговор

08.12.2018 Выкл. Автор admin

Ст 319 ук рф оправдательный приговор

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 ноября 2006 г. N 11-Д05-103

По приговору мирового судьи судебного участка N 1 Альметьевского района г. Альметьевска Республики Татарстан от 16 сентября 2004 г. Галявиев, ранее судимый по п. «з» ст. 102 УК РСФСР, условно-досрочно освобожденный на четыре года десять дней, осужден по ст. 319 УК РФ к исправительным работам сроком на один год с удержанием 10% заработка в доход государства.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено наказание один год один месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. По приговору Альметьевского городского суда Республики Татарстан в апелляционном порядке приговор изменен, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров Галявиеву окончательно назначено четыре года один месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан приговор изменила, наказание, назначенное Галявиеву по ст. 319 УК РФ, смягчила до 3 тыс. рублей штрафа в доход государства, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначила четыре года десять дней лишения свободы со штрафом в размере 3 тыс. рублей в исправительной колонии строгого режима, в соответствии с ч. 2 ст. 71 УК РФ постановила наказания в виде штрафа и лишения свободы исполнять самостоятельно.

Президиум Верховного Суда Республики Татарстан приговор и кассационное определение оставил без изменения. В надзорной жалобе, поданной в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ, Галявиев указал, что он осужден незаконно по ст. 319 УК РФ, просил о пересмотре судебных решений, так как после условно-досрочного освобождения он трудился на заводе и никаких правонарушений не допускал, но это судом во внимание принято не было.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 14 ноября 2006 г. все принятые судебные решения отменила, а дело прекратила, указав следующее. Галявиев признан виновным в публичном оскорблении представителя власти, исполнявшего свои должностные обязанности, при следующих обстоятельствах.

Находясь в состоянии алкогольного опьянения, Галявиев в дежурной части медицинского вытрезвителя УВД г. Альметьевска в присутствии Тарасовой и Макаровой оскорблял грубой нецензурной бранью дежурного инспектора медицинского вытрезвителя младшего лейтенанта милиции Хазиева, находившегося в форменной одежде при исполнении служебных обязанностей и оформлявшего учетную документацию для помещения Галявиева в палату для вытрезвления.

Мировой судья в обоснование своего вывода о виновности Галявиева в публичном оскорблении представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей сослался в приговоре на показания потерпевшего Хазиева о том, что в дежурной части медицинского вытрезвителя во время составления документа на помещение туда Галявиева последний в состоянии алкогольного опьянения в присутствии других лиц стал оскорблять его нецензурной бранью, на показания свидетелей Макаровой и Тарасовой, подтвердивших указанное обстоятельство, а также на показания самого Галявиева в судебном заседании, из которых следует, что он оскорблял нецензурной бранью сотрудника милиции Хазиева.

Однако, правильно установив фактические обстоятельства уголовного дела, судья при квалификации действий Галявиева по ст. 319 УК РФ дал им неверную правовую оценку. Согласно ст. 319 УК РФ уголовная ответственность наступает за публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

По смыслу указанного уголовного Закона публичными могут признаваться такие оскорбления, которые заведомо высказываются в присутствии многих лиц с целью либо нарушения нормальной деятельности органов власти, либо ущемления их авторитета, равно унижения чести и достоинства конкретного представителя власти. Вместе с тем, как видно из приговора, оскорбления в виде грубой нецензурной брани в адрес сотрудника милиции Хазиева высказаны осужденным, находившимся в состоянии алкогольного опьянения, в помещении медицинского вытрезвителя лишь в присутствии Макаровой — санитарки медицинского вытрезвителя и Тарасовой — фельдшера того же вытрезвителя, при отсутствии там других лиц.

В приговоре не приведены объективные данные, свидетельствующие о том, что Галявиев высказывал оскорбления, унижающие честь и достоинство потерпевшего, желал сделать их достоянием многих лиц с указанной выше целью. Отсутствуют они и в материалах уголовного дела.

При таких обстоятельствах в действиях Галявиева отсутствует признак публичности, что исключает его ответственность по ст. 319 УК РФ. В действиях Галявиева содержатся признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 130 УК РФ, однако в связи с отсутствием в материалах уголовного дела заявления потерпевшего о привлечении осужденного к уголовной ответственности в порядке частного обвинения за это преступление действия осужденного не могут быть переквалифицированы на этот уголовный закон.

Поэтому все принятые по данному делу судебные решения подлежат отмене, а уголовное дело — прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии Галявиева состава преступления.

Чем адвокат может помочь в суде по уголовному делу?

Оправдание на основании экспертного заключения

17 ноября районный суд Вологодской области оправдал местного активиста Евгения Доможирова по делу о клевете на прокурора и возбуждении ненависти к социальной группе «вологодские сотрудники полиции». При этом суд приговорил его к 60 часам обязательных работ за оскорбление полицейского.

Как рассказал адвокат международной правозащитной группы «Агора» Виталий Черкасов, который представлял интересы Доможирова, состав преступления в части клеветы был связан с публичными заявлениями его доверителя о негласном покровительстве предпринимательницы местным прокурором, после чего женщина обратилась в полицию. Высказывания мужчины были квалифицированы по ч. 2 ст. 128 УК РФ.

Через несколько дней после этого в загородный дом Доможирова приехали полицейские с намерением провести у него обыск. Поскольку сотрудники были в штатском и прибыли поздно вечером, Доможиров, не будучи уверенным в том, что это действительно полицейские, попросил их перенести свой визит. На несогласие сотрудников выполнить его просьбу он в грубой форме выразил свой отказ впустить их в дом. Это и было квалифицировано как публичное оскорбление сотрудников полиции (ст. 319 УК РФ).

Однако полицейские предприняли попытку проникнуть в домовладение, в результате чего физически пострадала 68-летняя мать активиста. Виталий Черкасов отметил, что после встреченного отпора с ее стороны от идеи обыска полицейские отказались, причем не только тем вечером, но и полностью. Распространение об этом инциденте информации в интернете обвинение квалифицировало по ч. 1 ст. 282 УК РФ – возбуждение ненависти к социальной группе «вологодские сотрудники полиции».

По результатам рассмотрения дела Евгений Доможиров был оправдан районным судом Вологодской области по обвинениям в клевете на прокурора и возбуждении ненависти к социальной группе «вологодские сотрудники полиции», но приговорен к 60 часам обязательных работ за оскорбление полицейского.

«Мы изначально говорили, что в материалах дела отсутствуют доказательства – гособвинитель не предоставил их», – констатировал адвокат, говоря об обвинении в возбуждении ненависти к социальной группе «полицейские». «На стадии предварительного следствия производство лингвистической экспертизы следователь поручил местной судебной лаборатории Министерства юстиции, эксперт которой отказалась признавать социальной группой вологодских сотрудников полиции. Дело в том, что в методических рекомендациях министерства указано, что чиновники и представители власти не являются социальной группой», – рассказал Виталий Черкасов. Кроме того, в суде адвокат представил экспертные заключения еще четырех специалистов, которые согласились с коллегой. Среди экспертов был и соавтор методического пособия Минюста. Таким образом, выводы эксперта противоречили обвинительному заключению.

Относительно обвинений в клевете защитник разъяснил, что следствие сделало свои выводы на основании выборочного анализа публикаций. На предварительных слушаниях Виталий Черкасов сообщил судье, что дело можно вернуть прокурору, поскольку следователь из разных источников собрал 21 фразу, вырвав их из контекста и не давая оценки тому, насколько информация в них соответствует реальности.

«Ваша честь, Вас заставляют проводить работу, которую должен был провести следователь на стадии предварительного следствия. А получается так, что и следователь, и гособвинитель возложили это бремя на Вас. Но суд не обязан разбираться, какая из этих фраз содержит оскорбляющую достоинство и при этом заведомо ложную информацию», – передал защитник свое обращение к судье.

Указав, что практически все фразы наносят оскорбление, имеют негативный окрас, эксперты отметили, что необходимо было проверить их на достоверность – дело в том, что автор, прежде чем публично выражать свое мнение, провел общественное расследование: получил информацию по результатам запросов в различные контрольно-надзорные инстанции, на основании которой и делал свои высказывания. В итоге суд согласился с выводами экспертов.

Кроме того, защитник обратил внимание, что за 9 месяцев, пока велось следствие, стороне защиты отказали в удовлетворении ходатайств о проведении очных ставок между подзащитным с одной стороны и прокурором области и предпринимательницей – с другой. Также было отказано провести исследование по ходатайству стороны защиты на предмет соответствия действительности сведений об особом отношении прокурора области к предпринимательнице, на которые в своих постах указывал уже оправданный Евгений Доможиров.

Ст 319 ук рф оправдательный приговор

Дело № 1- 35 /09 (Следственный номер 921611)

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

п. Оссора Карагинского района Камчатского края 04.08.2009 г.

Карагинский районный суд Камчатского края в составе: председательствующего, с участием государственного обвинителя, подсудимого , защитника, при секретаре, рассмотрев в открытом судебном уголовное дело по обвинению

К. обвиняемого по ст. 318 ч.1, 318 ч. 1, 319 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л :

К. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ — публичном оскорблении представителя власти в связи с исполнением им своих обязанностей.

В вину ему было вменено следующее.

Ко дню инкриминируемых событий К. являлся подсудимым по уголовному делу об убийстве О. по ст. 112 ч. 1 и 105 ч. 1 УК РФ, в отношении него была избрана мера пресечения — заключение под стражу, под стражей он находился с 18 апреля 2008 г . На момент рассматриваемых в деле событий мера пресечения — заключение под стражей — была установлена определением Камчатского краевого суда от 21 апреля 2009 г . сроком на 3 месяца, до 18 июля 2009 г .

23 мая 2009 г . примерно в 15.20 К. находился в коридоре ИВС ОВД и мыл посуду под присмотром сотрудников милиции

милиционера-водителя группы охраны, обеспечения и обслуживания ОВД – Т.

и милиционера ИВС ОВД – Н.

При этом, по мнению обвинения, К. умышленно, с целью нарушения нормальной деятельности органов внутренних дел, подрыва авторитета представителя власти, унизительного обхождения с ним, в неприличной форме, в присутствии милиционера Н., а также в зоне слышимости для лиц, содержащихся в камерах ИВС, громко обозвал Т. определёнными словами непристойного содержания, отражёнными в протоколах следственных действий, назвал его оленем.

Суд находит, что указанные действия К. не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ в виду отсутствия признака публичности, в связи с чем в указанной части обвинения К. подлежит оправданию за отсутствием в его действиях состава преступления, а также в связи с отсутствием в деле заявления Т. о привлечении его к ответственности в порядке частного обвинения по ст. 130 ч. 1 УК РФ

В то же время судом установлено, что К. угрожал в адрес сотрудника милиции Т. насилием и применил к нему насилие, не опасное для жизни и здоровья, также применил насилие, не опасное для жизни и здоровья и к сотруднику милиции Н. при следующих обстоятельствах.

В ходе возникшей ссоры по неустановленным предварительным следствием основаниям К., осознавая, что Т., заступивший на дежурство, находится при исполнении служебных обязанностей и в силу этого является представителем власти, умышленно, посягая на здоровье и телесную неприкосновенность представителя власти, высказал в адрес Т., находящегося за закрытой дверной решёткой, угрозы применения к нему насилия после освобождения из мест лишения свободы, бросил в его сторону металлическую тарелку, после чего, подбежав к указанной решётке, просунул через неё руки, схватил Т. за форменный китель и прижал его к решётке, причинив последнему физическую боль.

Действия К. в случае угроз насилием и применения насилия к Т. следует квалифицировать по ст. 318 ч. 1 УК РФ.

Он же, после того, как в связи с высказанными им угрозами и применённым насилием в отношении Т. к нему приблизился Н. с целью прекратить его преступные действия, попытался схватить его за руки. К., понимая, что Н. является представителем власти и находится при исполнении служебных обязанностей, умышленно, с целью нарушения нормальной деятельности органов внутренних дел, посягая на здоровье и телесную неприкосновенность представителя власти, применив физическую силу, схватил Н. за китель двумя руками, и, в продолжение преступных действий, нанёс Н. не менее 2-х ударов кулаками в лицо, причинив телесные повреждение в виде двух ушибленных ран слизистой нижней губы и отека нижней части волосистой части головы, классифицируемые как не причинившие вреда здоровью.

Действия К. в случае применения насилия к Н. следует квалифицировать по ст. 318 ч. 1 УК РФ.

Отсутствие признака публичности по эпизоду с обвинением К. по ст. 319 УК РФ определяется из представленных по делу доказательств.

К. не оспаривал фактические обстоятельства, указанные следствием по существу, вину признал частично. Однако, объясняя свои действия, указал, что когда он мыл посуду, находился в состоянии задумчивости, в это время над ним подшучивали наблюдавшие сотрудники ИВС Т. и Н. Ему это было неприятно, это было не в первый раз. Он посмотрел на них, потом второй раз, думая, что они прекратят, однако шутки не прекращались, особенно со стороны Т. Он вспылил, сказал в адрес Т. ругательства, зафиксированные в деле, бросил металлическую тарелку в его сторону, потом подскочил к нему, через решётку ударил ему пощёчину, но за китель не хватал. Далее в обвинительном заключении всё правильно. В камерах хорошая слышимость, но он об этом не думал во время происходившего. Знал, кто содержался в камерах. Он часто находится в состоянии задумчивости, так как у него есть над чем размышлять в связи с уголовным делом по убийству, в это время он не следит за происходящим, замечал, что это его состояние вызывает шутки у других. Считает себя вспыльчивым.

Следствие и обвинение, обосновывая публичность действий К., представили допросы содержавшихся в камерах лиц — А., Ж., У., Ч., а также показания милиционеров Т., Н. и Ф. в подтверждение сказанных К. оскорблений.

А., Ж., У. дали согласующиеся между собой показания о последовательности действий и содержании оскорблений К. без каких-либо противоречий, которые и были оглашены в зале суда ( л.д. 53, 50, 57 ), поясняли, что слышали происходившее через двери камер. Ч. поясняла, что она спала в камере, но громкий голос её разбудил, кто-то ругался грубой нецензурной бранью, слов не помнит, услышала звук ударившейся обо что-то металлической тарелки, из последующих звуков она поняла, что началась драка. Однако никто из арестованных не указал, что знал, в чей именно адрес звучали оскорбления.

Из допроса Т. (л.д. 60-61) следовало, что в момент, когда К. мыл посуду, он что-то спросил у Н., после чего К. и начал агрессивно высказываться в его адрес, применяя непристойные оскорбительные выражения, указанные в материалах дела, а затем и кинулся на него. Угроза о будущем насилии его не испугала.

Н. суду показал, что во время мытья тарелок К. он стоял рядом, возле умывальника, а Т. — в конце коридора, за закрытой решёткой. К. начал высказывать в оскорбительной форме недовольство поведением Т. без какого-то повода, а затем и бросился к тому, схватил его, в связи с чем пришлось применять к нему физическую силу, а затем и спецсредства, ему он оторвал пуговицу, ударил в лицо.

Свидетель Ф. рассказал суду, что, находясь в дежурной части, услышал громкий голос из коридора ИВС, разобрал слово «осёл», грубую ругань. Увидел, как К. быстро подбежал к решётке и между ним и Т. что-то происходит. Н. требовал от К. прекращения действий, потом вступил в борьбу с ним. Он же сдал оружие, сообщил о случившемся и тоже бросился в ИВС. К. был сильно возбуждён, агрессивен, к нему применяли наручники, газ, чтобы он успокоился. Ранее он наблюдал вспыльчивость К. В ИВС хорошая акустика, двери камер деревянные, обитые жестью. Он ранее за К. замечал, что тот может о чём-то сам с собой разговаривать.

В качестве свидетеля Л. объяснял суду, что в день случившегося с утра был инцидент с К. — при проверке тот не исполнил обязанности встать, был не одет, не представился сотрудникам ИВС. К нему неоднократно были замечания за период нахождения в ИВС, он выказывал пассивное сопротивление порядку. Он и скрытен, и буен, мог вести себя по-хамски.

Из указанных данных следует, что К. вспылил после каких-то высказываний Т., возможно, к нему никак не относящихся, но воспринятых им как нечто негативное в его адрес.

Согласно ст. 319 УК РФ уголовная ответственность наступает за публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

По смыслу указанного уголовного закона публичными могут признаваться такие оскорбления, которые заведомо высказываются в присутствии многих лиц с целью либо нарушения нормальной деятельности органов власти, либо ущемления их авторитета, равно унижения чести и достоинства конкретного представителя власти.

Вместе с тем, как видно из представленных доказательств, оскорбления в виде грубой нецензурной брани в адрес сотрудника милиции Т. осужденным высказаны в помещении изолятора временного содержания в присутствии самого Т. и другого милиционера — Н. Четверо осуждённых находились в камерах за закрытыми дверями, не знали, в чей адрес произносились ругательства, сам К. имени Т. не произносил.

Таким образом, в суде не было представлено объективных данных, свидетельствующих о том, что К. высказывая оскорбления, унижающие честь и достоинство потерпевшего Т., желал сделать их достоянием многих лиц с указанной выше целью.

В действиях К. содержатся признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 130 УК РФ, однако в связи с отсутствием в материалах уголовного дела заявления потерпевшего о привлечении его к уголовной ответственности в порядке частного обвинения за это преступление действия осужденного переквалификации на этот уголовный закон не подлежат.

В соответствии со ст. 302 УК РФ оправдательный приговор постановляется, если в действиях подсудимого отсутствует состав преступления.

В части обвинения по статьям 318 ч. 1 и 318 ч. 1 УК РФ по фактам угрозы применения насилия и применения насилия, не опасного для жизни и здоровья в отношении Т., применения такого же насилия в отношении Н. суд находит квалификацию деяний К. правильной и наряду с указанными выше доказательствами его виновность подтверждённой также:

— оглашёнными показаниями свидетеля О. (л.д. 116-117), показавшего, что 23 мая днём он был вызван оперативным дежурным, когда оказался в ИВС, то К. был уже в наручниках, связанный, продолжал пытаться сопротивляться;

— протоколом осмотра ИВС зафиксировано обнаружение пуговицы золотистого цвета и металлической тарелки на полу коридора(л.д. 5-11);

— заключениями судебно-медицинских экспертиз обнаружены не влекущие за собой кратковременного расстройства здоровья телесные повреждения у К. (л.д. 83), у Н. (л.д. 97);

— показаниями свидетеля Ф., сообщившей суду, что после того, как её вызвали в дежурную часть, она с Ф. прошла в ИВС и увидела, что Н. удерживает приёмом К. Позже она увидела, что на кителе у Н. оторвана пуговица.

Полномочия сотрудников милиции Т. и Н. и нахождение ими в рассматриваемое время в ИВС в порядке исполнения служебных обязанностей подтверждены представленными в деле приказами о назначении на должность, должностными инструкциями, постовой ведомостью, служебными обязанностями лица, заступающего на суточное дежурство ( л.д. 36-45).

Суд считает нужным отметить, что поскольку изначально умысел К. был направлен на совершение угрозы и насилия именно в отношении Т., а не любого работника милиции, и лишь с принятием мер по пресечению преступных действий — также и на Н., суд считает правильным квалифицировать деяния самостоятельно.

Определяясь с наказанием, суд принимает во внимание, что обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, по делу не установлено.

Оценивая личность К., суд исследовал его характеристику с места жительства (л.д.171), согласно которой он родился и проживал в селе, отмечается с положительной стороны, после смерти матери остался сиротой, самостоятельный, имел приводы в милицию. По справке с места жительства до ареста проживал с бабушкой, тётей, сестрой и племянником (л.д. 165). По месту работы о К. отзываются как о соблюдавшем трудовую дисциплину и добросовестно относившимся к обязанностям. Однако критику воспринимал агрессивно ( л.д. 168). Участковый уполномоченный Р. в справке отмечал неуравновешенность и вспыльчивость К., наличие административных правонарушений, связанных с выпивкой ( л.д. 167). По данным и.о. начальника ИВС С. за время содержания в ИВС К. имел 5 замечаний за нарушение режима содержания. Неоднократно применялись спецсредства, на замечания не реагирует, агрессивен. С сокамерниками неуживчив, злопамятен, неуравновешенный.

Учитывая характер и степень общественной опасности установленных деяний суд исходит из того, что угроза, высказанная К. в адрес Т., не испугала последнего, насилие со стороны подсудимого повлекло незначительные телесные повреждения у Н.

Притом, что К. приговором Карагинского районного суда от 06.07.2009 г. уже назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет и 6 месяцев, суд с учётом и вышеназванных данных о личности считает правильным определить наказание также в виде лишения свободы.

Оснований для смягчения меры пресечения до вступления приговора в законную силу по делу не усматривается.

Вещественные доказательства по вступлении приговора в законную силу должны быть: тарелка — уничтожена как предмет преступления, пуговица — возвращена Н.

Согласно ст. 133 УПК РФ осуждённый, в отношении которого вынесен оправдательный хотя бы в части приговор имеет право на реабилитацию, о чём ему надлежит разъяснить в извещении, одновременно с признанием права на реабилитацию.

Судебные издержки по делу — затраты на оплату труда адвоката в ходе следствия составили 3.100 рублей. С учётом оправдания подсудимого по одному из вменённых составов взысканию судебные издержки с него подлежат частично, в сумме 2000 руб., в остальной части издержки должны быть отнесены на счёт федерального бюджета.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 305, 306, 307, 308 и 309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л :

К. оправдать по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ – в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Признать за К. право на реабилитацию в этой части. С экземпляром приговора направить ему разъяснение порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Признать К. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 318 ч. 1 и ст. 318 ч. 1 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы по 2 года лишения свободы за каждое, а по совокупности преступлений, в соответствии со ст. 69 ч. 2 УК РФ — 2 года и 3 месяца лишения свободы. С учётом приговора Карагинского районного суда от 06.07.2009 г., определившим К. наказание по ст. 105 ч. 1 и ст. 112 ч. 1 УК РФ в виде 10 лет и 6 месяцев лишения свободы, окончательное наказание назначить по правилам ст. 69 ч. 5 УК РФ в виде 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислять с 4 августа 2009 г ., зачесть в срок наказания отбытое наказание в виде лишения свободы по приговору от 06.07.2009 г. с 18 апреля 2008 г . с учётом 3 дней задержания — с 18 по 20 марта 2008 г ., а всего зачесть в отбытое наказание 1 год 3 месяца и 19 дней.

Меру пресечения – заключение под стражу – до вступления приговора в законную силу оставить без изменения.

Вещественные доказательства по вступлении приговора в законную силу: тарелку — уничтожить, пуговицу — вернуть Н.

Процессуальные издержки по оплате услуг адвоката в ходе следствия в сумме 3.100 рублей частично, в сумме 2.000 рублей, взыскать с К., оставшуюся сумму отнести на счёт федерального бюджета.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Камчатский краевой суд в течение 10 суток со дня провозглашения, а содержащемуся под стражей К. — в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Приговор по статье 319 УК РФ (Оскорбление представителя власти)

Приговор мирового судьи судебного участка Тимирязевского района города Москвы по статье 319 УК РФ «Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением».

П Р И Г О В О Р

Именем Российской Федерации

«08» августа 2016 года г. Москва

Суд в составе мирового судьи судебного участка № 333 Тимирязевского района г. Москвы П.Т.Г., при секретаре Д. Е.С.,

с участием государственного обвинителя – помощника Коптевского межрайонного прокурора г. Москвы М.К.В.,

представившего удостоверение *** и ордер № 994 от 03.08.2016,

рассмотрев в открытом судебном заседании в особом порядке судебного разбирательства уголовное дело в отношении:

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

Г.А.М. совершил публичное оскорбление представителей власти в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах:

он (Г.А.М.), 29.03.2016 в точно неустановленное следствием время, но в период с 02 часов 23 минут до 02 часов 40 минут, пребывая в состоянии алкогольного опьянения и находясь возле торгового павильона «Подворье», расположенного по адресу: г. Москва, Локомотивный проезд, д. 2Б стр. 2, то есть в общественном месте, в ответ на законное требование, прибывших по данному адресу по указанию оперативного дежурного ОМВД России по Тимирязевскому району г. Москвы о нарушении общественного порядка, полицейского-водителя роты 3-го отдельного батальона полиции межрайонного отдела вневедомственной охраны Федерального государственного казенного учреждения Управление вневедомственной охраны Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Москве прапорщика полиции Ч.Р.А., назначенного на указанную должность приказом начальника отдела кадров МОВО по САО ФГКУ УВО ГУ МВД России по г. Москве от 18.03.2013 № 129 л/с, и старшего полицейского роты 3-го отдельного батальона полиции межрегионального отдела вневедомственной охраны Федерального государственного казенного учреждения Управление вневедомственной охраны Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Москве старшего лейтенанта полиции Б.А.А., назначенного на указанную должность приказом начальника отдела кадров МОВО по САО ФГКУ УВО ГУ МВД России по г. Москве от 30.10.2015 № 712 л/с, находящихся на суточном дежурстве при исполнении возложенных на них действующим законодательством Российской Федерации, в том числе ФЗ № 3 «О полиции» от 07.02.2011 и личными должностными регламентами, обязанностей по пресечению административных правонарушений, обеспечению общественного порядка в общественных местах, в связи с чем наделенными правами требования от граждан и должностных лиц прекращения противоправных действий, оказания помощи гражданам, потерпевшим от совершенного правонарушения, то есть являющимися должностными лицами, выполняющими функции представителей власти, облаченными в форменное обмундирование сотрудников полиции со всеми знаками различия, прекратить нарушать общественный порядок, проигнорировал указанное законное требование данных сотрудников полиции, осознавая, что последние являются представителями власти и находятся при исполнении своих должностных обязанностей, имея умысел на публичное оскорбление представителей власти в лице полицейских Б.А.А. и Ч.Р.А., в связи с исполнением ими своих непосредственных должностных обязанностей, при этом осознавая, что указанные сотрудники полиции являются должностными лицами органов МВД России и наделены в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, то есть являются представителями власти, облечены в форменное обмундирование и исполняют свои должностные обязанности, публично, в присутствии посторонних лиц — К.П.В. и С.Ю.В., высказал в адрес полицейских Б.А.А. и Ч.Р.А., в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей, словесные оскорбления в грубой нецензурной форме, тем самым унизил честь и достоинство данных сотрудников полиции и подорвал их авторитет, как представителей государственной власти в Российской Федерации, в лице граждан.

Подсудимый Г.А.М. заявил о согласии с предъявленным обвинением, понимание им существа обвинения и согласие с ним в полном объеме, просил о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. При этом подсудимый пояснил, что ходатайство им заявлено добровольно, после проведения консультации с защитником, осознает характер и последствия заявленного ходатайства, признал себя полностью виновным в совершенном преступлении, согласен с предъявленным ему обвинением.

Адвокат Л.И.М. поддержал заявленное подсудимой ходатайство.

Государственный обвинитель М. К.В. не возражал против применения особого порядка судебного разбирательства.

Потерпевшие Б.А.А. и Ч.Р.А., извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание не явились, предоставили письменные заявления, в которых просят рассмотреть дело в свое отсутствие, а также указывают, что против рассмотрения дела в особом порядке судебного разбирательства не возражают.

В силу ст. 314 УПК РФ, при наличии заявления подсудимого о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по уголовным делам наказание за которые, предусмотренное Уголовным кодексом Российской Федерации, не превышает 10 лет лишения свободы, с согласия государственного обвинителя и потерпевшего, суд вправе постановить приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке, если подсудимый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства, которое было им заявлено добровольно и после проведения консультации с защитником.

При таких обстоятельствах суд считает возможным рассмотреть уголовное дело по обвинению Г. А.М. в особом порядке принятия судебного решения.

Суд приходит к выводу, что обвинение Г.А.М. обоснованно и подтверждается собранными доказательствами. При этом действия подсудимого Горшкова А.М. суд квалифицирует по ст. 319 УК РФ как публичное оскорбление представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

При назначении подсудимому наказания, суд учитывает данные о личности Г.А.М., который привлекается к уголовной ответственности за совершение преступления небольшой тяжести, вину в совершении преступления признал и раскаялся в содеянном, имеет на иждивении двоих малолетних детей, является инвалидом третьей группы, что суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание Г.А.М. Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимого Г.А.М., предусмотренных ч. 1.1ст. 63 УК РФ, при рассмотрении дела не установлено.

Исходя из положений ч. 2 ст. 43 УК РФ, предусматривающей целью наказания восстановление социальной справедливости, предупреждение совершения нового преступления, учитывая необходимость соответствия назначенного наказания характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, его фактические обстоятельства, данные о личности виновного и обстоятельства, влияющие на назначение наказания, в том числе совокупность смягчающих вину обстоятельств, применяя принцип индивидуализации назначенного наказания, суд полагает возможным назначить Г.А.М. наказание в виде штрафа.

Исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением вовремя или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, дающих основание для применения ст. 64 УК РФ, судом не установлено.

Вопрос о процессуальных издержках разрешается судом с учетом положений ч. 10 ст. 316 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.314- 317 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Г.А* М* признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ и назначить ему наказание в виде штрафа в размере 15 000 рублей в доход государства.

Меру пресечения Г. А* М* в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставить прежней до вступления приговора в законную силу.

От процессуальных издержек Г.А* М* на основании ч. 10 ст. 316 УПК РФ освободить.

Приговор может быть обжалован через мирового судью в Коптевский районный суд в течение десяти дней со дня его провозглашения

В случае подачи апелляционной жалобы, осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении дела судом апелляционной инстанции.

Адвокаты по уголовным делам Московской городской коллегии адвокатов оказывают юридическую помощь и поддержку лицам, обвиняемым в совершении преступления. предусмотренного статьей 319 УК РФ.

Скажите пожалуйста, нужно ли мне на суде по ст.

319 укрф признать свою вину для смягчения приговора? По факту сотрудник полиции не представился, при задержании прав до меня не довел, свидетель имеет неприязненное отношение ко мне и самое главное, что я не оскорблял сотрудника, хоть и разговаривал с ним грубым тоном, так как он сам начал разговор таким же тоном. Есть ли уменя возможность быть оправданным в суде?

4 ответa на вопрос от юристов 9111.ru

Шансов быть оправданным судом у Вас крайне мало!

Уголовная ответственность по ст. 319 УК РФ наступает за публичное оскорбление представителя власти. Публичными могут признаваться оскорбления, которые заведомо высказываются в присутствии многих лиц с целью нарушения нормальной деятельности сотрудника или ущемления их авторитета. Если есть возможность доказать, что оскорбления не высказывались с целью сделать их достоянием многих лиц, то отсутствует признак публичности. Следовательно, суд вынесет оправдательный приговор. Возможно есть еще варианты. По всем вопросам обращайтесь.

Для начала желательно знать, какие слова/словосочетания фигурируют в материалах уголовного дела, произнесенные Вами в адрес сотрудника и квалифицированные как «оскорбительные». Разговор на повышенных тонах — это еще не оскорбление. Оскорбление — это унижение чести и достоинства человека, выраженное в неприличной форме. Вам лучше по этому вопросу советоваться с адвокатом, ведущим Вашу защиту. Он хотя бы знает материалы дела. Если же по существу первого заданного вопроса — признание вины суд вправе (но не обязан) учитывать как смягчающее обстоятельство. По поводу возможности оправдания — см. выше.

Еще по теме:

  • Закон о оплате налога на землю Закон рф о плате за землю Федеральный закон "О плате за землю" (с изменениями на 26 июня 2007 года) ____________________________________________________________________С 1 января 2006 года настоящий Закон утратил силу, за исключением статьи 25, на основании […]
  • Трудовой кодекс содержание и общая характеристика Общая характеристика Трудового кодекса РФ. Трудовой кодекс— кодифицированный законодательный акт (кодекс) о труде, Федеральный закон (Россия) от 30 декабря 2001 года. Введён в действие с 1 февраля 2002 года вместо действующего до него Кодекса законов о труде […]
  • Закон украин о рекламе Закон Украины "О рекламе" (С изменениями, внесенными в соответствии с Законами Украины № 642/97-ВР от 18.11.97, 1998, № 10, ст.36 № 783-XIV [783-14] от 30.06.99, ВВР 1999, № 34, ст.274 № 2438-III [2438-14] от 24.05.2001, ВВР, 2001, № 31, ст.150 № 762-IV […]
  • Фланец 1-100-10 ст 25 Фланец 1-100-10 ГОСТ 12820-80 стальной, плоский, приварной г. Пермь ш. Космонавтов 320 А оф. 28 Краткая техническая характеристика: От минус 70 до плюс 300° сталь 3сп, 20, 25, Стальные плоские приварные фланцы трубопроводов и соединительных частей, а […]
  • Статья 120 конституции Статья 120 Конституции РФ 1. Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону. 2. Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии […]
  • Статья 198 упк рф Статья 198. Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы Статья 198. Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы См. комментарии […]