Статья 302 истребование имущества от добросовестного приобретателя

07.02.2019 Выкл. Автор admin

Оглавление:

Ст. 302 ГК РФ — Гражданский кодекс

Статья 302. Истребование имущества от добросовестного приобретателя.

8 августа 2017

13 сентября 2016

20 апреля 2016

1 апреля 2016 года вступили в силу поправки в Налоговый кодекс РФ, направленные на изменение ставок акцизов на топливо, алкогольную продукцию и табачные изделия.

21 января 2016

5 октября 2015

Специфика правового регулирования отношений доверительного управления имуществом заключается в том, что законодатель, исключая переход к доверительному управляющему права собственности на передаваемое в управление имущество, установил возможность передачи управляющему всех полномочий собственника.

Обсуждение статьи

Вопросы по статье

вправе ли собственник истребовать имущество которое выбыло из его владения помимо его воли (общее имущество в МКД)?

Вопрос относится к городу Сочи

Вопрос: как нам отстоять свою квартиру? Что можете посоветовать по этому вопросу? Заранее, прошу, иметь ввиду — суть дела передана верно, формулировки и наименования могут немного не соответствовать. Мы добросовестные покупатели, приобрели квартиру. Однако через некоторое время мы узнали, что на продавца скоро будет открыто уголовное дело. История дела: около 1,5 лет назад, продавцом был подан иск на приватизацию помещения принадлежащего государству, на том основании, что он там проживал длительный срок и работал в ЖЭУ. (документы подтверждающие его право были подделаны, откуда следует вывод, что предоставленные в суд документы никем не проверялись.) По решению суда, помещение было переведено в жилой фонд и приватизировано. О чем была произведена запись в росреестре и соответствующие изменения проведены в кадастре и паспорте на помещение. Около 5 мес. назад мы приобрели эту квартиру. В настоящий момент, на двух наших детей написана дарственная и один из родителей вместе с ребенком подали документы на прописку.

Вопрос относится к городу Уфа

В 2014 г. я кредитор выдал займ под залог квартиры. Право собственности на квартиру у заёмщика с 2007 г. Как только займ выдан, тут же подаёт иск мать собственника квартира о том, что у нее есть решение суда от 1998 г. на признание за ней права собственности на половину пая ЖСК в этой квартире. Она подает иск о признании права в общей долевой собственности в этой квартире ,соответствующей размеру пая. Суд выносит решение: признать. Она подает иск к кредитору (ко мне) о снятии ипотеки с её доли. Иск удовлетворяют, ссылаясь, что это виндикация. Практика судов очень разная. Принесла решение судье, где конкретно говорится, что это не виндикация, а признание права, следовательно, залог сохраняет силу. Сейчас нужно до 03 ноября подать апелляцию. Какие аргументы использовать для отмены решения, доказывая, что это не виндикация, а установление права?

Вопрос относится к городу ЧЕЛЯБИНСК

Здравствуйте, Уважаемые юристы! Очень нужна Ваша помощь. Три года назад я продала подаренный мне бывшим мужем автомобиль. Сейчас меня приглашают в суд в качестве ответчика о признании договора купли-продажи не действительным. Так как машина якобы краденная с переделанными номерами, хотя я ставили и снимала машину с учета, как впрочем и покупатель! Подскажите пожалуйста что делать? Спасибо.

Вопрос относится к городу Екатеринбург

если после смерти отца, не дожидаясь права на наследство завладел имуществом (автомобиль, денежные средства) и распорядился ими на свое усмотрение, считается ли он недостойным наследником?

Жили в махачкале в 1-й квартире Я, моя 90летняя мать и два моих сына.Старший сын решил жениться а жить в 1-й очень тесно в связи с этим продали квартиру и купили в каспийске 2-х комнатный каркас. Взяли кредит, сделали ремонт. Под конец ремонта появился человек представившийся хозяином этой квартиры Ламзин Алексей Николаевич, заявил что он передал документы гражданину Умаргаджиеву Мугутдину Умаргаджиевичу(тот у кого мы купили каркас)с целью обменять этот каркас на земельный участок, а Умаргаджиев М.У. подделал документы у нотариуса «Соглашение об уступке пая» и продал каркас вам. В декабре месяце 2011 года мой старший сын нашел 2-х комнатный каркас, через своего знакомого зовут его Вали. Он дал нам номер Зумруд которая показала этот каркас. Я спросила а где сам хозяин на что она ответила что при сделке он будет присутствовать,Мы решились купить его. Через несколько дней мы все вместе встретились, Я мои два сына, наш друг семьи Михаил, Вали, Умаргаджиев , и Хайбат (Хайбат которая продала нашу 1-ю квартиру она работает в агенстве недвижимости) позвала я ее так как она разбирается в документах. Оказалось что Хайбат знакома с Умаргаджиевым М.У. она сказала что все нормально это порядочный человек. На руках у Умаргаджиева М.У. было «соглашение пая» заверенное у нотариуса что подтверждало что он является хозяином. Все вместе мы поехали в каспийск к застройщику( Алиев Рахмали ООО «АРДАГ») чтобы переоформить каркас на меня, по пути мы заехали к нотариусу Умаргаджиев М.У. написал доверенность на меня. Застройщика не оказалось на месте, мы назначили встречу на другой день. Так как Умаргаджиев М.У. написал на меня доверенность я оплатила ему сумму в размере 1050000тысяч. После нового года в январе месяце 2012 года мы вновь собрались и поехали к застройщику на фирму. Там сидели сам Алиев Рахмали застройщик, его юрист, и Тамара которая занимается документацией.Нам сказали что этот каркас чист не состоит в споре за ним не числится долгов что можно его покупать. Рахмали сказал без бывшего хозяина Ламзина А.Н.я ничего сделать не могу , приезжайте вместе с ним. Прошло некоторое время и Умаргаджиев М.У. позвонил мне и сказал едем к застройщику переоформлять на вас документы, сказав я все уладил бывший хозяин каркаса дал согласие, и мы поехали к застройщику на фирму Я,Умаргаджиев, мои два сына и сына друг Роман. На фирме сидели Рахмали, Тамара и юрист. Умаргаджиев сказал что мы оплатили ему деньги и можно переоформлять. Рахмали дал указание Тамаре переоформлять документы на меня а с гражданином Умаргаджиевым расторгнуть договор. Тамара попросила оплатить сумму в размере 5000тысяч рублей для гос.регистрации, я оплатила эту сумму.Тамара сказала вы свободны ждите нашего звонка. В апреле месяце мне позвонили сказали ваши документы готовы, я отправила сына он забрал их. Через некоторое время нам стали приходить письма с Каспийского гор.суда, о том что гр.Ламзин А.Н. подал иск на наше выселение. В этом каркасе мы сделали ремонт,потратили около 770000т.р. Я перенесла операцию по удалению опухоли головного мозга,моя 90-я мать является ветераном труда, я сама проработала 27 лет учителем начальных классов. Воспитывала одна двоих детей,дала им высшее образование. Мне пришлось нанять адвоката оплатила ему сумму 20000тыс рублей. Адвокат дал гарантию что квартиру оставят нам так как у ламзина нет прав на эту квартиру он не прошел гос регистрацию, и его прав мы не нарушили, мы обратились к застройщику официально и он лично дал указание оформить ее на меня, моей вины тут нет, я являюсь добросовестным покупателем. Суд состоялся 18 января 2013 года в каспийском гор суде, судья Сунгуров Р.Г. Теперь на суде я слышу что еще оказывается я должна сумму в размере 1160000 застройщику так сказал его юрист, якобы они оплатили эту сумму гражданину Умаргаджиеву М.У. При оформлении об этом ни кто ни чего не говорил. я так и не поняла за что они ему платили, когда все было совсем не так. У юриста Рахмали есть какая то бумага в которой написано что они оплатили ему эту сумму и есть подпись Умаргаджиева. Мне совсем ничего не понятно. Суд вынес решение в пользу Ламзина А.Н. Прошу вас помочь мне, так как жить нам больше не где, все деньги мы вложили в этот каркас и сделали там ремонт.

Приобрел подержанный автомобиль в автосалоне. Как оказалось автосалон выполнял только посреднические услуги. Продал мне перекуп по ген. доверенности 2-го владельца. Я третий владелец. При постановки на учет выяснилось, что авто якобы под арестом. Причина в том, что 1-ый владелец (обзовем его Е.) продал авто по ген. доверенности Р., затем отменил ген. доверенность на право распоряжением авто у нотариуса известив по условиям распоряжения об этом ГИБДД и владельца (Р.), что он отрицает (никто не ставил его в известность). Основанием отмены послужило то, что якобы Р. не доконца расплатился с Е. Расписка от Е. что он не имеет претензий к Р. и произведен расчет полностью имеется. Авто был продан в январе 2012г., доверенность отменена в июне 2012г. Р. в свою очередь не зная, что доверенность отменена переоформил авто договором купли-продажи на супругу и поставили на учет убедив ГИБДД, что он за авто расплатился показав расписку о полном расчете. Претензий Е. не имеет. Теперь о моей ситуации. Проведя осмотр, экспертизу я сдал полный пакет документов на регистрацию авто. Мне сказали подойти на следующий день. Придя на следующий день мне сказали, что документы изымают и будет проведена процедура расторжения договоров купли-продажи моего и прежнего. Авто перейдет законному владельцу, т.б. Е. Я попросил акт об изъятии документов или возращение пакета документов или я иду к прокурору. Документы вернули, но в ПТС внесли запись об аннулировании договора купли-продажи между Е. и его супругой. 1. Могу ли я являясь добросовестным покупателем подать в суд на незаконные действия ГИБДД в отказе регистрации моего авто и выдаче мне нового ПТС? 2. Если суд примет решение в мою сторону, я зарегистрирую авто на себя, буду ли я законным владельцем авто?3.Останется ли авто у меня, если Е. подаст в суд на Р. в том, что зная об отмене ген. доверенности он совершил сделку по продаже авто супруге, а супруга как 2-ой владелец продал авто мне?

Хочу разделить совместно нажитое имущество с БМ, это автомобиль. Но недавно БМ сказал.,что мы купили машину находящуюся в залоге у частного лица(когда покупали этот факт нам был неизвестен).И ее должны забрать. Вопрос: имею ли я право на раздел автомашины (компенсации) и как мне поступить в такой ситуации??

Статья 302 ГК РФ. Истребование имущества от добросовестного приобретателя

Новая редакция Ст. 302 ГК РФ

1. Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

2. Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

Комментарий к Ст. 302 ГК РФ

1. Комментируемая статья содержит ограничения виндикации, при которых отдается предпочтение интересам добросовестного владельца перед интересами бывшего собственника. Данные ограничения, неизвестные римскому праву, были выработаны в европейском средневековом праве в связи с развитием торгового оборота и являются примером того, как противоправное состояние признается порождающим юридические последствия во имя правовой стабильности.

2. Большинство современных российских ученых разделяют точку зрения, согласно которой невозможность виндикации имущества от добросовестного приобретателя объясняется тем, что у него возникает право собственности на имущество (соответственно бывший собственник уже не является надлежащим истцом по виндикационному иску).

При переработке вещи незаконным владельцем вопрос о возможности ее виндицирования также решается с учетом добросовестности ответчика, т.е. возникло ли у последнего право собственности на переработанную вещь (ст. 220 ГК РФ).

Право собственности у приобретателя возникает на основании сложного юридического состава при одновременном совпадении следующих условий (п. 1 комментируемой статьи):

а) выбытие вещи из владения собственника по его воле (что чаще всего означает передачу вещи собственником во владение какого-либо лица по сделке, не предусматривающей право распоряжения вещью, например по договору аренды);

б) отчуждение вещи неуправомоченным лицом (передача вещи приобретателю по сделке, целью которой является перенос права собственности);

в) возмездность приобретения (при безвозмездности приобретатель не несет имущественных потерь при изъятии у него вещи, и, следовательно, его интересы не имеют приоритета над интересами пострадавшего собственника);

г) добросовестность приобретения.

3. В отношении денег и ценных бумаг на предъявителя установлен усеченный юридический состав, при котором у приобретателя возникает право собственности (п. 3 комментируемой статьи):

а) отчуждение вещи неуправомоченным лицом (в том числе и незаконным владельцем);

б) возмездность приобретения (п. 2 комментируемой статьи специально обращает внимание, что безвозмездное приобретение ни в каких случаях не дает права на защиту от виндикационного иска);

в) добросовестность приобретения.

4. При выявлении обстоятельств, свидетельствующих о том, что имеются основания для ограничения виндикации, истец дополнительно должен доказать, что имущество выбыло из его владения или владения лица, которому имущество было передано собственником во владение помимо их воли. Ответчик должен доказать, что он приобрел имущество возмездно.

Принято считать, что на приобретателя распространяется презумпция добросовестности. Однако современная судебная практика указывает иное.

Приобретатель должен доказать, что он не знал и не мог знать о том, что имущество приобретено у лица, не имевшего права на его отчуждение (Постановление Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 N 8).

Ответчик в рамках комментируемой статьи доказывает, что он является собственником, т.е. опровергает утверждение о праве собственности истца. В данном случае возложение на него бремени доказывания обстоятельств, на которые он ссылается в подтверждение своих доводов, оправданно. Однако при доказывании добросовестности ответчик должен был бы доказывать отрицательные факты (не знал, не мог знать), что является недопустимым.

Фактически речь идет о том, что ответчик должен раскрыть обстоятельства приобретения им вещи, на основании которых суд сможет сделает вывод, было ли приобретение добросовестным. Следует обратить внимание, что в соответствии со ст. 426 ГК покупатель (т.е. возмездный приобретатель) обязан привлечь продавца к участию в виндикационном процессе, тем самым раскрывая требуемые от него сведения.

5. Добросовестность и недобросовестность приобретателя устанавливаются по тем же критериям, что и добросовестность (недобросовестность) незаконного владельца (см. комментарий к ст. 303 ГК РФ).

6. Ограничения виндикации породили проблему конкуренции виндикации и реституции. Иногда бывший собственник вместо заведомо проигрышного по условиям комментируемой статьи виндикационного иска предъявляет требование о признании недействительной сделки (цепочки сделок) по отчуждению имущества лицом, которому он передавал вещь только во владение с применением последовательной реституции ко всем участникам сделок.

Судебная практика пресекла подобный обход ограничений виндикации и распространила защиту добросовестного приобретателя и на сферу обязательственного права.

Права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного п. 1 и п. 2 ст. 167 ГК. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются те предусмотренные ст. 302 ГК основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др.) (Постановление КС РФ от 21.04.2003 N 6-П).

Другой комментарий к Ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Присуждение по виндикационному иску не является само по себе мерой ответственности. Ответчик — незаконный владелец — не рассматривается законом как правонарушитель и при определенных условиях пользуется защитой от третьих лиц (ст. 234 ГК РФ) и от самого собственника.

Эти условия изложены в ст. 302 и характеризуются как ограничение виндикации. Из комментируемой нормы следует, что если даже истец доказал свое право собственности на отыскиваемую вещь и эта вещь находится во владении ответчика, то этого может оказаться недостаточно для присуждения вещи истцу.

Ответчик, даже будучи незаконным владельцем, может получить защиту против иска не владеющего собственника. Условием такой защиты является возмездное приобретение спорного имущества у лица, которое не имело права его отчуждать, если ответчик не мог знать о юридических препятствиях к отчуждению вещи, т.е. являлся добросовестным приобретателем.

Эти условия определенно указывают на источник ограничения виндикации — защиту оборота. Ведь добросовестный приобретатель имущества — участник оборота. Таким приобретателем может быть не любой незаконный владелец, а только тот, который получил вещь по возмездной сделке. Отсюда понятен смысл ограничения виндикации — повышение доверия к обороту. В противном случае, если бы приобретатель полностью нес риск отсутствия права на отчуждение вещи и в силу этого был бы вынужден проводить тщательное исследование юридической судьбы имущества, издержки обращения, а тем самым и стоимость товаров существенно возросли бы, что в конечном счете вступило бы в противоречие с общими интересами всех участников оборота. Необходимо также учесть, что приобретатель в любом случае имеет меньше возможностей проверить чистоту титула продавца (иного отчуждателя), чем сам продавец. Поэтому было бы несправедливым возлагать на него последствия отсутствия права на отчуждение имущества у продавца.

2. Добросовестность предполагает обычную, разумную осмотрительность. От покупателя не требуется принятия особых, экстраординарных мер по расследованию обстоятельств сделки. Римские юристы говорили: «Добросовестность не требует пронырливости доносчика».

Понятно, что если приобретатель узнал о препятствиях к отчуждению и тем не менее приобрел вещь, то он не может пользоваться защитой против иска собственника. Его поведение порочно.

Но если при обычной мере осмотрительности приобретатель не знал и не мог узнать о таких препятствиях, он вправе воспользоваться защитой, предусмотренной п. 1 ст. 302.

Добросовестность — вопрос факта и устанавливается судом.

Можно указать на некоторые обстоятельства, устраняющие добрую совесть. Это, например, приобретение имущества по цене явно ниже его стоимости; приобретение имущества при обстоятельствах, которые являются очевидно сомнительными (когда, к примеру, продавец не может точно вспомнить расположение комнат в продаваемой квартире либо назвать членов семьи, проживающих в ней, и т.п.).

Понятно, что добрая совесть устраняется одним только фактом наличия регистрационной записи о принадлежности отчуждаемой вещи третьему лицу либо об ограничениях, исключающих отчуждение (например, судебный арест имущества). В то же время если такие ограничения не могли быть известны приобретателю либо регистратор не сообщил о них при обращении за соответствующими сведениями, то добрая совесть может быть доказана.

3. Такие обстоятельства, как аренда отчуждаемого имущества, залог, не исключающий отчуждения, сами по себе не препятствуют отчуждению имущества, и потому приобретатель арендованного, заложенного имущества не может считаться незаконным. Если приобретатель не знал и не мог знать об этих обстоятельствах, он вправе добиваться признания недействительности сделки по ст. 178 ГК либо взыскать с продавца убытки в порядке ст. 461 ГК. Кроме того, поскольку приобретатель не мог знать о залоге, он вправе отказаться от выдачи предмета залога залогодержателю, ссылаясь на свою добрую совесть, так как к отношениям об истребовании залога применимы нормы ст. ст. 301, 302 ГК.

4. Необходимо отметить, что ссылка на добрую совесть сама по себе означает признание ответчиком того факта, что он не имеет права на вещь. Ведь если он имеет право, т.е. является законным владельцем, то в виндикационном иске должно быть отказано уже потому, что не имеется оснований для удовлетворения иска, изложенных в ст. 301 ГК. Кроме того, при наличии права на вещь не имеет юридического значения осведомленность обладателя права о каких угодно пороках — мнимых или действительных на стороне продавца или иного отчуждателя.

Следовательно, невозможно одновременно получить защиту в силу того, что истец не является собственником вещи, а ответчик обладает доброй совестью. Да и сама по себе добросовестность обсуждается обычно применительно к действительному собственнику. Например, осведомленность приобретателя о том, что собственником является не продавец (действующий от своего имени), а иное лицо сама по себе исключает добрую совесть приобретателя.

Эти обстоятельства необходимо иметь в виду при рассмотрении иска о признании права собственности за истцом, если при этом вещь не истребуется. Против иска о признании права собственности ссылка на добрую совесть сама по себе не только не является защитой, но, напротив, скорее означает признание исковых требований.

5. Если спор по своему существу является только спором о праве, например о праве на результаты интеллектуальной деятельности, то ссылка на добрую совесть вообще лишена смысла. Например, лицо, получившее право на товарный знак в силу лицензионного договора, впоследствии признанного недействительным, оспаривало регистрацию товарного знака за иным лицом, ссылаясь на свою добросовестность, заключающуюся в том, что обстоятельства, в силу которых лицензионный договор был признан ничтожным, не могли быть ему известны. Между тем добрая совесть имеет значение лишь постольку, поскольку речь идет о лишении ответчика владения имуществом, но никак не влияет на решение вопроса о праве на это имущество.

Поскольку пользование товарным знаком никак не увязывается с владением, то и ссылка на добрую совесть оказывается бессмысленной.

6. Добросовестность является средством защиты против виндикационного иска, предъявленного собственником. Эта защита возможна постольку и до тех пор, поскольку ответчик является владельцем спорной вещи. Поэтому бывший владелец вещи, хотя бы он и приобрел вещь добросовестно, не может отыскивать эту вещь у третьих лиц, ссылаясь на свою добрую совесть, если только речь не идет о защите владения в порядке ст. 234 ГК. Если добросовестный приобретатель вещи, отвечающий условиям п. 1 ст. 302, передал эту вещь третьему лицу по сделке, то он может впоследствии лишь требовать восстановления прежнего положения в порядке ст. 167 ГК, но никак не заявлять иск об истребовании вещи.

7. Практически важным является вопрос о распределении бремени доказывания при рассмотрении виндикационного иска. Истец, как уже говорилось, обязан доказать свое право собственности и факт наличия во владении ответчика именно того имущества, которое принадлежит ему на праве собственности.

Ответчик, если он ссылается на свою добрую совесть, должен доказать, что приобрел спорную вещь по возмездной сделке и при этом не знал и не мог знать о том, что лицо, у которого он приобрел вещь, не имело права на ее отчуждение. В силу п. 3 ст. 10 ГК добросовестность предполагается тогда, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно. Исходя из буквального смысла этой нормы, нужно признать, что презумпция доброй совести налицо лишь постольку, поскольку защищается право. Между тем в рамках виндикационного иска ответчик является незаконным владельцем (см. комментарий к ст. 301), и потому объектом защиты не может считаться право. Следовательно, закон не дает оснований для презумпции доброй совести в сфере виндикационного иска, и это обстоятельство должно быть доказано ответчиком.

Данный вывод подтверждается и п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. N 8, возлагающим обязанность доказывания добросовестности на приобретателя имущества.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 21 апреля 2003 г. N 6-П (СЗ РФ. 2003. N 17. Ст. 1657), обсуждая вопрос о соотношении требований реституции и виндикации, указывает, что добросовестность должна быть установлена судом, не уточняя, однако, на ком лежит бремя ее доказывания.

В то же время следует сказать, что в юридической литературе достаточно широко представлена концепция общей презумпции добросовестности участников оборота. В соответствии с этим подходом добрая совесть не должна доказываться, но может быть опровергнута тем лицом (обладателем права), против требований которого направлено возражение о доброй совести.

8. Добросовестность приобретателя исключена, если ему в момент приобретения вещи было известно о притязаниях третьих лиц на имущество, и впоследствии эти притязания будут признаны в установленном порядке правомерными.

Так, в соответствии с правилом ст. 7 Закона о регистрации прав на недвижимость регистрации подлежат «сведения о существующих на момент выдачи выписки правопритязаниях и заявленных в судебном порядке правах требования в отношении данного объекта недвижимости». Очевидно, что отсутствие в выписке из реестра сведений о таких притязаниях существенно облегчает доказывание доброй совести приобретателя, хотя и не исключает полностью возможности ее опровержения. Например, если приобретатель недвижимого имущества не может получить по акту передачи купленное им здание потому, что в нем размещается третье лицо, препятствующее вселению в здание, то само по себе отсутствие в выписке из реестра сведений о таких притязаниях при последующем признании их судом все же не освобождает приобретателя от необходимости доказать, что он не мог знать иным образом, кроме получения сведений от регистратора, о притязаниях третьего лица на спорное имущество.

9. Действие защиты добросовестного приобретателя в рамках п. 1 ст. 302 ограничено только теми случаями, когда имущество выбыло из владения собственника по его воле. Смысл этой нормы состоит в том, что только собственник вправе взять на себя риск, возникающий вследствие передачи владения вещью. Передавая вещь иному лицу, собственник тем самым допускает, что это третье лицо может утерять вещь, в том числе неправомерно ею распорядиться. Соответственно, возникает и риск возмездного добросовестного приобретения вещи третьим лицом, от которого имущество уже не может быть виндицировано.

Вместе с тем в случае, когда собственник не намерен рисковать и не передает владения своим имуществом иным лицам, закон не дает оснований возлагать на него последствия в виде ограничения виндикации, предусмотренные п. 1 ст. 302. Поэтому существенно важным является установление того, утрачено ли владение имуществом по воле собственника либо против его воли.

Очевидно, что если имущество похищено у собственника или утрачено им, то воля собственника на передачу владения исключена. Но также следует квалифицировать и случаи оказания психического воздействия, угроз, обмана, т.е. действий, направленных на подавление воли собственника с целью добиться от него передачи владения вещью. Если передача вещи была совершена на основании такого порочного договора, то условием удовлетворения виндикационного иска должно быть признание соответствующей сделки недействительной.

10. Если имущество приобретено в силу незаконного судебного решения, то и в этом случае следует считать, что оно выбыло из владения собственника помимо его воли, и собственнику следует предоставить неограниченную виндикацию. Например, если компания А. добилась вынесения судебного решения о передаче ей здания, принадлежащего компании Б., а затем продала это здание третьим лицам, то после отмены состоявшегося судебного решения как противоречащего закону собственник здания вправе истребовать его у приобретателя независимо от добросовестности ответчика.

От этой ситуации следует отличать продажу имущества неисправного должника с публичных торгов. Хотя такая продажа и происходит без участия должника, к ней не может быть применено правило п. 1 ст. 302. Дело в том, что сама по себе неисправность должника влечет для него определенные последствия, в том числе возможность отчуждения его имущества без его участия, а также применение к нему иных мер властного принуждения, таких как арест, изъятие имущества. Именно изъятие имущества судебным приставом является тем актом, в результате которого должник лишается владения вещью. Понятно, что этот акт выступает как следствие неисправности должника и применения к нему соответствующих административных процедур в порядке исполнительного производства. Поэтому лишение должника владения имуществом, хотя оно и происходит против его воли, не может считаться неправомерным, поскольку сама неисправность (несостоятельность) должника установлена в установленном законом порядке. По этим причинам признание продажи имущества должника с торгов недействительной, например в порядке ст. 449 ГК, дающее должнику как собственнику право на предъявление виндикационного иска к приобретателю имущества, не дает в то же время истцу возможности сослаться на то, что имущество выбыло из его владения помимо его воли, так как изъятие имущества имеет своим основанием не продажу имущества с торгов, а применение к должнику принудительных мер в рамках исполнительного производства. Если основания исполнительного производства сами по себе не опорочены, то и применение мер по лишению должника владения имуществом не может считаться неправомерным и не дает ему защиты в порядке п. 1 ст. 302 против заявления приобретателя о своей добросовестности.

11. Отказ в виндикационном иске по мотиву доброй совести ответчика означает, что ответчик начинает осуществлять владение по давности, т.е. возникает ситуация, которая описана в ст. 234 ГК. По истечении определенного законом срока он приобретает право собственности, а собственник это право утрачивает. В этом смысле рекомендация, данная в ч. 3 п. 25 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. N 8, в силу которой отказ в иске об истребовании незаконно отчужденного имущества по мотиву доброй совести приобретателя дает право на регистрацию за ответчиком права собственности независимо от срока владения, вызывает сомнения. В то же время следует отметить, что с точки зрения публичного, в том числе налогового, законодательства позиция добросовестного владельца, не имеющего права собственности, точной квалификации не имеет.

12. Если имущество приобретено ответчиком у лица, не имевшего права отчуждать его, безвозмездно (например, в результате дарения), собственник вправе его истребовать независимо от добросовестности приобретателя. Смысл этого правила состоит, видимо, в том, что посредством механизма, доброй совести защищается устойчивость гражданского оборота. Однако гражданский оборот основывается на возмездных сделках (купля-продажа, мена и др.). Безвозмездные сделки не играют сколько-нибудь существенной роли в обороте, и потому снабжение их дополнительной защитой не вызывается нуждами оборота. Учитывая это, а также принимая во внимание, что сам по себе механизм ограничения виндикации, заложенный в п. 1 ст. 302, направлен против права собственности и потому должен иметь существенные основания, законодатель посчитал несправедливым дать приоритет лицу, безвозмездно и незаконно получившему имущество, перед собственником этого имущества.

13. Виндикация денег и ценных бумаг на предъявителя ограничена еще более, чем иных вещей: достаточно одной только доброй совести на стороне приобретателя, чтобы было отказано в иске. Следовательно, ни возмездность сделки, ни обстоятельства утраты владения деньгами и ценными бумагами на предъявителя значения в этом случае не имеют. Это объясняется повышенной оборотоспособностью данных вещей, в силу чего любые препятствия в их приобретении могут привести к крайне нежелательным последствиям для оборота.

Истребование именных ценных бумаг происходит по общим правилам ст. ст. 301, 302. Необходимо, впрочем, отметить, что в обороте именные ценные бумаги могут при определенных обстоятельствах обезличиваться, т.е. утрачивать тождество с теми, которые были предметом права собственности истца. В этом случае в виндикационном иске должно быть отказано из-за недоказанности того факта, что предмет права собственности находится во владении ответчика.

3. Деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.

Статья 302 ГК РФ. Истребование имущества от добросовестного приобретателя (действующая редакция)

1. Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

2. Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

3. Деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 302 ГК РФ

1. Добросовестным приобретение может быть только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело права отчуждать это имущество. Истребование имущества допускается в случае, если приобретатель не знал и не мог знать об отсутствии права его отчуждать, а имущество выбыло из владения законного владельца помимо его воли. Во всех иных случаях приобретатель признается недобросовестным, что позволяет применять иные меры ответственности. Для того чтобы собственнику в иске было отказано, добросовестный приобретатель должен доказать, что он не знал и не должен был знать о приобретении имущества у третьего лица, которое не вправе было его отчуждать.

2. Собственнику предоставлено право истребовать имущество во всех случаях его безвозмездного приобретения добросовестным владельцем, поскольку такое приобретение не связано с вложением средств и производством иных расходов, в связи с чем права добросовестного приобретателя нарушаются в меньшей степени. Исключение из общего правила составляют:

— ценные бумаги на предъявителя.

Указанные объекты являются средствами расчетов, а соответственно, указывают на возмездный характер сделки. Их достаточно сложно индивидуализировать и доказать факт принадлежности права собственности конкретному лицу. В этой связи ГК РФ исключает возможность истребования указанных объектов от добросовестного приобретателя во всех случаях.

3. Судебная практика:

— Постановление КС РФ от 21.04.2003 N 6-П;

— Постановление Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 8;

— Определение ВАС РФ от 23.06.2014 N ВАС-7481/14 по делу N А07-3972/2013;

— Постановление ФАС Дальневосточного округа от 19.06.2014 N Ф03-2014/2014 по делу N А73-4509/2012;

— Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 03.07.2014 по делу N А45-20932/2013;

— Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 03.07.2014 по делу N А19-6821/2011;

— решение Ленинского районного суда г. Махачкалы от 06.02.2014 по делу N 33-1895-14.

Об истребовании недвижимого имущества от добросовестного приобретателя

Как указано в пунктах 1 и 2 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть первая), если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли. Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

Можно ли утверждать, что указанные выше нормы в полной мере, адекватно регулируют отношения, возникающие при истребовании недвижимого имущества от добросовестного приобретателя? На мой взгляд, положительно ответить на этот вопрос нельзя по следующим причинам:

— об утере недвижимости — основная часть объектов, отнесенных гражданским законодательством Российской Федерации к недвижимому имуществу, в т.ч. строения, земельные участки, не могут быть физически утеряны (потеряны) их собственниками и владельцами (например, арендаторами) в силу прочной связанности таких объектов с землей, невозможности их физического перемещение без несоразмерного ущерба их назначению и регистрационного характера возникновения и перехода прав на них;

— касаемо похищения недвижимости — согласитесь, трудно представить себе возможность физического похищения (кражи) недвижимости у собственника по тем же указанным выше причинам, по которым трудно представить себе ситуацию когда собственник может ее утерять (потерять). В силу того, что права на недвижимость подлежат государственной регистрации, действия по незаконному лишению собственников прав на принадлежащее им недвижимое имущество, как правило, сопряжены с использованием поддельных документов (доверенностей, завещаний и др.) и/или совершением незаконных действий в отношении собственников недвижимости (лишением их свободы передвижения, жизни, применением к ним физического и/или психологического насилия). В случае «успешности» таких незаконных действий недвижимое имущество выбывает из собственности его титульных собственников, но называть такие действия «похищением», по-моему, не совсем верно. Также следует учитывать, что недвижимость не может быть «похищена» у лица, которому это имущество было передано собственником во владение, т.к. сам по себе факт перехода недвижимости из владения одного лица (например, арендатора недвижимости) к другому (допустим, к «похитителю» недвижимости) никоим образом не влияет на право собственности, зарегистрированное в установленном порядке;

— факт выбытия недвижимости из владения собственника или другого лица, которому имущество передано собственником во владение, помимо их воли, не имеет для недвижимого имущества того значения, которое этот факт может иметь для движимого имущества, т.к. в силу обязательности государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость такое право не может быть передано одной лишь физической передачей недвижимости одним лицом другому (пункты 1 и 2 статьи 223 ГК РФ). В отношении недвижимого имущества в рассматриваемом случае действительно важное значение имеет факт выбытия имущества из собственности его собственника помимо воли последнего, а не факт выбытия такого имущества из владения его собственника или законного владельца помимо их воли. Кроме того, придание значения юридического факта отношению воли собственника и титульного владельца недвижимости к выбытию недвижимости из их владения в рассматриваемом случае ограничивает права собственников арендной недвижимости (арендодателей) на истребование недвижимости от добросовестных приобретателей, создает ничем не обоснованные препятствия развитию арендных отношений в сфере недвижимости и неоправданные дополнительные риски для арендодателей (собственников арендной недвижимости), т.к. ставит положительное решение вопроса об истребовании имущества собственником от добросовестного приобретателя в зависимость от отношения воли арендатора недвижимого имушества к выбытию имущества из его владения (по воле или помимо его воли это произошло) ;

— в период действия ГК РСФСР 1922 года, ГК РСФСР 1964 года и на момент принятия ГК РФ 1994 года не существовало нынешней системы государственной регистрации прав на недвижимое имущество и по этой причине нормы указанных кодексов об истребовании имущества обоснованно формулировались соответствующим законодателем исходя из положений, актуальных для оборота движимых вещей: предоставление собственнику права истребовать имущество от добросовестного приобретателя статьей 302 ГК РФ обусловлено выбытием имущества из владения собственника или другого лица, которому имущество было передано собственником во владение — в зависимости того, в чьем владении находилось имущество на момент выбытия имущества из владения любого из них — помимо их воли, что может произойти в результате утраты имущества, его похищения или выбытия из владения указанных лиц иным путем. Однако оборот недвижимого имущества имеет свои, в т.ч. указанные выше, особенности, принимая во внимание которые, например, законодатель отнес к недвижимому имуществу ряд объектов, традиционно относящихся к движимым вещам и не отвечающих «классическим» признакам недвижимости: воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты, что следует учитывать и при регулировании порядка истребования недвижимого имущества от добросовестного приобретателя, также как, например, законодателем учтена особенность процедуры истребования от добросовестного приобретателя ценных бумаг, нашедшая свое закрепление в статьях 147.1, 149.3 и 149.4 ГК РФ;

— как видно из нижеуказанных положений Всеобщего гражданского кодекса Австрии законным владельцем недвижимого имущества считается лицо, зарегистрированное в существующих публичных реестрах, а описывая добросовестное приобретение при рассмотрении виндикационного иска, законодатель упоминает только о виндикации движимого имущества:

§ 321. Там, где введены так называемые земельные регистры владений дворян, земельные кадастры города, поземельные книги или другие подобные им публичные реестры, законное владение вещным правом на недвижимую вещь приобретается только посредством надлежащей регистрации в публичных реестрах.

§ 322. Если движимая вещь постепенно передавалась нескольким лицам [от одного к другому], то право владения причитается тому лицу, которое имеет вещь в своей власти. Однако если вещь является недвижимой и при этом существуют публичные реестры, то право владения причитается исключительно тому лицу, которое указано в качестве владельца вещи.

§ 367. (1) Виндикационный иск против законного и добросовестного владельца движимой вещи следует отклонить, если он докажет, что он возмездно приобрел вещь на публичных торгах или у осуществляющего предпринимательскую деятельность лица в рамках его обычной деятельности или у какого-либо лица, которому вещь была вверена предыдущим собственником. В этих случаях законный и добросовестный владелец приобретает право собственности. Требование предыдущего собственника к его поверенному или другим лицам о возмещении ущерба не затрагивается.

Практические аналогичные положения содержатся в Германском гражданском уложении:

§ 891. [Законная презумпция]

(1) Если в поземельную книгу в отношении какого-либо лица внесено право, то следует считать, что это право принадлежит ему.

Основные положения о добросовестном приобретении имущества от неправомочного лица, в т.ч. §§ 932-935, размещены в Третьей главе «Приобретение и прекращение права собственности на движимые вещи» ГГУ.

Нормы Гражданского кодекса Франции (Кодекса Наполеона) о виндикации также подразумевают в качестве ее объекта именно движимые вещи (движимости):

Ст.2279. В отношении движимостей владение равнозначно правооснованию.

Однако тот, кто потерял или у кого украдена вещь, может истребовать ее обратно в течение трех лет, считая со дня потери или кражи, от того, в чьих руках он ее найдет; но этот последний имеет обратное требование против того, от кого он ее заполучил.

Ст.2280. Если лицо, владевшее потерянной или украденной вещью, купило ее на ярмарке или на рынке, или путем публичной продажи, или от торговца, продающего аналогичные вещи, то первоначальный собственник может требовать возвращения этой вещи, лишь уплатив владельцу цену, которую она ему стоила.

(Закон от II июля 1892 г.) Наймодатель, который требует возвращения, в силу Ст.2102, движимости, вывезенной без его согласия, и которая была продана при тех же условиях, должен равным образом уплатить покупателю цену, которая эта вещь стоила последнему».

Указанное, на мой взгляд, дает основание для вывода о том, что нормы вышеуказанных Кодексов и Уложения рассматривают добросовестное приобретение от неправомочного отчуждателя только и исключительно в аспекте виндикации движимых вещей.

— как указывает А.Д.Рудоквас в абзаце первом пункта Х., а также в абзацах третьем и четвертом пункта ХII. авторского «Комментария отдельных положений постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» в свете грядущей реформы Гражданского кодекса Российской Федерации»:

«Х. Если говорить о разделе Постановления, касающемся споров о правах на недвижимое имущество, то следует указать на порочность самой идеи придания самостоятельного значения владению как хозяйственному господству применительно к объектам недвижимости при наличии системы государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Как верно отметил Е.А.Суханов, в отношении зарегистрированных объектов недвижимости и само владение осуществляется юридическими, а не фактическими способами, т.е. собственник не может считаться утратившим владение при наличии соответствующей регистрационной записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним ( См.: Гражданское право: учебник. Т. II / отв. Ред. Е.А.Суханов. 3-е изд. М., 2007. С. 184. Прим. 1 .). Обосновывая эту точку зрения применительно к земельным участкам, другой автор справедливо указывает: «Обладание землей представляет собой владению ею на основании правоустанавливающих документов, ибо землю в силу объективных причин нельзя носить с собой или хранить в каком-либо специально отведенном месте, т.е. юридическая и фактическая составляющие обладания в отношении земли совпадают» ( См.: Чашкова С.Ю. Приобретательная давность как основание возникновения права собственности на землю // Сибирский юридический вестник. 2001. № 22 .)»;

«ХII. …Следует также помнить, что передача владения недвижимостью представляет собой символический акт (передача ключей, подписание передаточного акта и т.д. — см. абзац второй п. 1 ст. 574 ГК РФ). Эти акты сами по себе не способны предоставить реальную власть над объектом (хозяйственное господство), физически их можно совершить с каждым из нескольких покупателей, причем в один день. В отношении таких объектов, как земельные участки и объекты незавершенного строительства, сомнительна сама возможность внешне распознаваемого фактического господства помимо данных ЕГРП, поскольку наличие ограждения вокруг такого объекта само по себе не свидетельствует о господстве определенного лица, так и отсутствие ограждения не является признаком того, что земельный участок не находится в чьем-либо владении. Требовать от каждого участника оборота выставления охраны или постоянного физического присутствия на объекте недвижимости было бы абсурдно.

Таким образом, приоритет должен отдаваться данным ЕГРП, а не фактическому господству, которое в отношении объектов недвижимости во многих случаях представляется фикцией».

— абзац третий пункта 13. постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» содержит разъяснение, которое, на мой взгляд, противоречит пункту 2 статьи 302 ГК РФ, а также затрагивает истребование только лишь недвижимого имущества, хотя разъясняемый пункт статьи 302 ГК РФ не предусматривает различное регулирование для движимого и недвижимого имущества: «Поскольку добросовестный приобретатель становится собственником недвижимого имущества с момента государственной регистрации права в ЕГРП, первоначальный собственник не вправе истребовать имущество и в том случае, если оно перешло к последующему приобретателю по безвозмездной сделке». Не затрагивая содержание указанного разъяснения, хочу лишь заметить, что не считаю правильным когда дается разъяснение, противоречащее соответствующей норме Гражданского кодекса.

С учетом изложенного, считаю обоснованным, оправданным и в полной мере отвечающим интересам участников гражданского оборота предложение о том, чтобы законодатель либо соответствующим образом изменил статью 302 ГК РФ либо предусмотрел отдельную норму (как это, к примеру, предусмотрено для истребования документарных и бездокументарных ценных бумаг от добросовестного приобретателя статьями 147.1, 149.3 ГК РФ), регулирующую истребование недвижимого имущества от добросовестного приобретателя, которая могла бы выглядеть (привожу для обсуждения вариант, в котором частью использована формулировка из приведенного ниже «Обзора судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления», утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 1 октября 2014 года) следующим образом: «Если недвижимое имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это недвижимое имущество от приобретателя в случае, когда собственник непосредственно не совершал каких-либо действий, направленных на отчуждение данного недвижимого имущества, либо если недвижимое имущество выбыло из его собственности иным путем помимо его воли. Если недвижимое имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать недвижимое имущество во всех случаях». Аналогичным образом, на мой взгляд, должен определяться круг ответчиков по заявляемому в указанной ситуации иску. Полагаю, что ответчиком по такому иску, прежде всего, должно быть лицо, за кем зарегистрировано право собственности на истребуемое недвижимое имущество, а лицо, не являющееся таковым, но владеющее спорной недвижимостью на момент подачи иска, должно привлекаться к участию в деле в качестве соответчика.

В целях защиты интересов добросовестных приобретателей считаю не менее важным предложить коллегам обсудить установление трехлетного пресекательного срока исковой давности на оспаривание сделок по отчуждению недвижимости по вышеуказанным основаниям («когда собственник непосредственно не совершал каких-либо действий, направленных на отчуждение данного недвижимого имущества, либо если недвижимое имущество выбыло из его собственности иным путем помимо его воли»), исчисляемого с даты государственной регистрации права, возникшего в результате заключения оспариваемой сделки.

Небольшое дополнение, которое размещаю в основной текст для удобства чтения.

Как видно из комментариев ниже, Ксения Ткаченко любезно предоставила следующую ссылку (за что ей большое спасибо): «Если жилое помещение выбыло из владения Российской Федерации, субъекта РФ или МО в результате действий лица, которое не имело права его отчуждать, и уполномоченный собственником жилищного фонда орган непосредственно не совершал каких-либо действий, направленных на отчуждение данного недвижимого имущества, собственник вправе истребовать его из чужого незаконного владения, в том числе от добросовестного приобретателя» (Обзор судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления. от 01.10.2014 г.).

Полагаю, что анализ указанной выдержки из текста Обзора судебной практики позволяет сделать вывод о том, что законодатель должен предусмотреть специальные нормы, регулирующие истребование недвижимого имущества от добросовестного приобретателя . Прежде всего, давайте уточним, из чьего владения выбывает жилое помещение в случаях, рассмотренных в Обзоре судебной практики? Полагаю, что выбытие жилого помещения в рассматриваемом случае происходит либо из владения органа, уполномоченного собственником жилищного фонда (если на момент лишения владения жилое помещение не передано гражданам для проживания), либо из владения граждан, которым жилое помещение передано для проживания. Тем не менее в Обзоре судебной практики указано на выбытие жилого помещения из владения Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования, с чем трудно согласиться если учесть, что речь идет об имуществе (жилые помещения), предназначенном для проживания граждан. По-моему, причина этого в том, что в случае указания в Обзоре судебной практики на выбытие жилого помещения из владения органа, уполномоченного собственником жилищного фонда, и — уж тем более — из владения граждан, которым жилое помещение передано в пользование, это повлечет необходимость изучения обстоятельств выбытия (каким именно «иным путем») жилого помещения из владения последних, а также отношения их воли к выбытию жилого помещения из их владения (по их ли воле это произошло или помимо ее). Получив подтверждение того, что переход жилого помещения из владения органа, уполномоченного собственником жилищного фонда, или из владения граждан, которым жилое помещение было передано для проживания уполномоченным собственником жилищного фонда органом, произошел по их воле, после чего последовали действия по отчуждению этого жилого помещения, с неизбежностью приходим к выводу о том, что истребование этого имущества от добросовестного приобретателя недопустимо, но Обзор судебной практики о таких вариантах умалчивает. Осознанно, как мне кажется, отказавшись рассматривать указанные моменты (связанные с обстоятельствами выбытия из владения собственника или лица, которому имущество было передано собственником во владение и с отношением их воли к выбытию имущества из их владения), составители Обзора судебной практики тем самым допустили отсутствие их значимости при разрешении споров об истребовании жилых помещений от добросовестных приобретателей по искам государственных органов и органов местного самоуправления, что противоречит статье 302 ГК РФ, но подтверждает наличие особенностей, присущих процессу истребования недвижимого имущества от добросовестного приобретателя, не учтенных законодателем в действующей редакции статьи 302 ГК РФ.

Кроме того, «игнорируя» три основных установленных статьей 302 ГК РФ случая, при которых собственник вправе истребовать имущество от добросовестного приобретателя (имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли), Обзор судебной практики рекомендует принимать во внимание как обстоятельство, позволяющее истребовать имущество от добросовестного приобретателя, лишь то, что «уполномоченный собственником жилищного фонда орган непосредственно не совершал каких-либо действий, направленных на отчуждение данного недвижимого имущества», что также противоречит статье 302 ГК РФ. В то же время, на мой взгляд, это является еще одним подтверждением того, что «механика» истребования недвижимого имущества от добросовестного приобретателя существенно отличается от предусмотренной статьей 302 ГК РФ, которая по этой причине должна быть соответствующим образом изменена законодателем путем дополнения положениями, регулирующими процесс истребования недвижимого имущества от добросовестного приобретателя.

Еще по теме:

  • Пятый раздел единого плана счетов Приказ Минфина РФ от 1 декабря 2010 г. N 157н "Об утверждении Единого плана счетов бухгалтерского учета для органов государственной власти (государственных органов), органов местного самоуправления, органов управления государственными внебюджетными фондами, […]
  • Лишение прав с 1 января 2016 года Лишение водительского удостоверения за долги по алиментам Проблема невыплаты гражданами (в основном мужчинами) алиментов заставляет органы власти принимать по отношению к ним принудительные меры. Так в 2015 году был одобрен новый закон, согласно которому у […]
  • Ккм закон о использовании Кто освобожден от применения ККТ? Законодательство о применении ККТ содержит ряд исключений для некоторых юридических лиц и ИП, которые вправе не использовать ККТ при расчетах с клиентами. К примеру, на торговые предприятия и ИП, выбравшие специальные […]
  • С какого года введен материнский капитал в россии До какого года действует материнский капитал Основной нормативный акт, регулирующий программу материнского капитала, — это федеральный закон № 256-ФЗ от 29.12.2006 года «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей». Ранее в тексте […]
  • Судебная практика по 624 коап рф Судебная практика по ст. 6.24 КоАП РФ Судебная практика по ст. 6.24 КоАП РФ обжалование штрафов за нарушение установленного федеральным законом запрета курения табака на отдельных территориях, в помещениях и на объектах АЛТАЙСКИЙ КРАЕВОЙ СУД РЕШЕНИЕ от 4 мая […]
  • 3 ндфл более 3 лет в собственности Налоговики разъяснили, когда нужно подать декларацию при продаже квартиры Декларацию за 2015 год физлицу подавать не надо, если в прошлом году налогоплательщик продал квартиру, которая находилась в его собственности более трех лет. Такие разъяснения дали […]